Вверх

В. И. Панова. Соловецкий монастырь — предприниматель России XV-XVI веков


Соловецкий монастырь был построен на Соловецком острове, расположенном в Белом море среди других островов Соловецкого архипелага. Суровые климатические условия Соловков: постоянные туманы, длинные полярные ночи, суровая зима с жестокими бурями и лютыми морозами, нелюдимое море оказались бессильными перед желанием людей заниматься здесь промысловой деятельностью. Еще до основания монастыря смелые дружины новгородских купцов и промышленников плавали по Белому морю, добывая рыбу и морского зверя и скупая этот товар у прибрежных жителей. Некоторые из них селились вдоль побережья в низовьях рек, образуя поселки насельников, привлеченных прибыльными речными и морскими промыслами. Кроме того, к моменту основания монастыря на всем протяжении Беломорья от реки Варзуги до реки Сумы разбросано проживало постоянное туземное население — давние обитатели Поморского, Карельского и Терского побережья — карелы и лопь. Они считались вотчинниками занятых ими здесь земель. Когда Савватий с Германом поселились на Соловецком острове, то карелы, жившие неподалеку, высказывали притязания на право владения этим островом перед пришлыми монахами.

Старец Кирилло-Белозерского монастыря Савватий первым среди монашеской братии Севера избрал Соловки в качестве места для уединения. В 1429 г. он вместе с попом Германом, жившим до прихода Савватия на материке в устье реки Выг, поселился на Соловецком острове, намереваясь завести там монастырское хозяйство. Однако попытка Савватия и Германа не удалась. Савватий, не выдержав сурового климата, 25 сентября 1435 г. умер. Герман вернулся домой. Но идея основать на Соловецком острове монастырь оказалась настолько привлекательной, что уже в следующем 1436 г. другой монах-отшельник Зосима, родом из селения Толвуя, расположенного на берегу Онежского озера, вместе с тем же Германом вновь поселился на острове. Зосима оказался более предприимчивым, чем его предшественник. С самого начала своего появления на Соловках, он проявляет себя как предприниматель, «ищущий подходящее место для устройства монастырской вотчины, в которую он мог бы вложить полученное от родителей богатое наследство».1 Факт основания монастыря в суровой глуши казался настолько удивительным, что, когда поселившаяся вместе с Зосимой братия стала просить у Новгородского епископа игумена, последний в недоумении говорил:» Ваш монастырь стоит так далеко от людей, кто пойдет туда и как церкви там быть, в соседстве с землею Мурманской и Каянской?». Опасения Новгородского епископа не оправдались.

Около 1450 г. власти Великого Новгорода пожаловали Соловецкому монастырю грамоту, закреплявшую за монастырем право на владение Соловецкими островами. В 1479 г. это право было подтверждено великим князем Иваном Васильевичем. Поддержка местных и центральных властей помогла монастырю развернуть широкую хозяйственно-предпринимательскую деятельность не только в рамках Соловецких островов, но и на Поморском берегу. Соловецкий монастырь начинает приобретать земельные владения. Если на первых порах монастырский земельный фонд состоял главным образом из пожалованных земель со стороны состоятельных жителей Новгорода и российских государей, то вскоре монастырь начинает скупать не только крупные земельные участки и угодья, но и мелкие, округляя свои вотчины в тех местах, где он утвердился. Среди известных актов по социально-экономической истории Соловецкого монастыря за 1479 — 1571 гг. наибольшую часть составляют купчие грамоты. Примером купчей может служить купчая Данилы Кириллова:» Се яз, Данило Кирилов сын, продал есми треть двора своего Соловецкого монастыря игумену Филиппу з братиею, а что в том дворе хоромов, и во всех хоромах треть, да и под тою третью двора под хоромы что земля, и с тою землею, и во всех полянках треть, что около того двора, и в ораной земли и не в ораной треть, и с хлебом сеяным, что сего году сеяно в той земли, треть».2 К купчим актам можно отнести также и закладные грамоты, в которых монастырские власти оформляли выданную денежную ссуду под залог земельных участков или рыбных угодий. За невозвращение этой ссуды в указанный срок они обязывались отдать монастырю свои владения. Известны закладные грамоты на дворы, пашни, деревни.3

Наибольшего подъема своей хозяйственно-предпринимательской деятельности Соловецкий монастырь достиг при игумене Филиппе (1548 — 1566), впоследствии митрополите Московском (1566 — 1568), убитом Малютой Скуратовым в 1569 г. При Филиппе, который, по определению Соловецкого летописца, был «добрый пастырь, мудрый эконом и механик обители своей», Соловецкая вотчина находилась в состоянии процветания, превратилась в крупное промысловое хозяйство. В конце XVI в. промыслы, главным из которых был соляной, составляли самую характерную черту сложного хозяйственного организма Соловецкого монастыря.

Появление в Поморье соляных варниц уходит в глубокую древность. Соль добывали здесь из морской воды и соляных ключей, содержавших неисчерпаемые запасы соляных рассолов. Воду варили на больших железных сковородах, называемых цренами, размером в длину и ширину по двенадцати аршин. Производственно-хозяйственной единицей соляного промысла считалось усолье. Кроме варницы с цреном в усольях Соловецкого монастыря в конце XVI в. стояли амбары для хранения соли, избы для работников, амбары для хранения хлебных запасов, утвари, инструментов, «кострища» дров. Хозяйственное управление усольем осуществляли приказные старцы, присланные из монастыря. По данным историка А. А. Савича, в конце XVI в. Соловецкий монастырь имел пятьдесят четыре варницы.4 Основным путем приобретения Соловецким монастырем соляных варниц была покупка. Чаще всего монастырь скупал варницы у крестьян и посадских людей. Так, в 1573 г. была оформлена «Данная Семена Иванова сына Пирожникова Соловецкому монастырю на двор и варницу в Карети».5 Монастырь открывал новые варницы, восстанавливая старые, заброшенные крестьянами. По источникам прослеживается много случаев, когда соловецкие старцы вступали в долевые участки с крестьянами на владение варницами, а потом через кабалу прибирали их к своим рукам. Так, в 1547 г. была оформлена данная грамота «Павла Коровая и Петра Григорьевых детей Полевщициных Соловецкому монастырю на долю варниц в Солокурье на р. Уне», а в 1548 г. уже была оформлена «Закладная Павла Коровая и Петра Григорьевых», по которой они за невозвращение в срок десяти рублей, взятых в долг у монастыря, должны были отдать монастырю заложенную долю варницы.6

Производительность соляных варниц Соловецкого монастыря была неодинаковой. По высшим нормам можно было выварить в год около 9000 пудов соли, по низшим — около 2400 пудов. При средней цене 8 денег за пуд соли валовой доход от варницы колебался от 160 до 360 рублей. Оброк, который государство брало с варниц Соловецкого монастыря, колебался. На р. Суме в 1550 г. он составлял 4 гривны, также и на р. Куе. На р. Онеге в 1556 г. 30 алтын. В 1564 г. с варницы в Солокурье взималось 15 алтын. В1571 г. с варницы в Луде монастырь также платил 15 алтын. По сравнению с валовым доходом от варницы оброчная плата была ничтожно мала и составляла, как правило, значительно меньше одного процента.

В последней четверти XVI в. добыча соли на варницах Соловецкого монастыря из года в год возрастала. За двадцать лет она увеличилась более чем в два с половиной раза. Если учесть собственную потребность и продажу монастырской соли в Холмогорах, где, например, в 1599 г. было продано 38 538 пудов, в Каргополе, на Белом озере и непосредственно в усольях, где ежегодно продавалось от 30 до 50 тысяч пудов, то валовое производство соли будет составлять не менее 200 тысяч пудов в год. А это говорит о том, что Соловецкий монастырь в XVI в. занимал одно из первых мест по добыче соли в России.

Соль продавали на Вологде, главным образом оптом, купцам разных городов: ярославским, ростовским, суздальским, галичским, угличским, московским, клинским, дмитровским, тверским, шуйским, кинешемским, купцам крупных торговых сел. Если соль не могли по каким-либо причинам продать на вологодском рынке, то ее везли на торг в Москву: «а не продасться соль на Вологде, и им (старцам) вести та соль на Москву и по иным городам».7 Кроме Вологды и Москвы, Соловецкий монастырь продавал соль в таких торговых городах, как Новгород, Холмогоры, Устюг, Каргополь, Турасов, Окский погост.

После соляного вторым, наиболее доходным видом промыслов, был хорошо организованный рыбный промысел. Соловецкий монастырь имел собственные суда для ловли рыбы: четыре морских судна, пятнадцать картасов, а также двадцать семь неводов. Приобретая земли, монастырь одновременно получал право на владение рыбными ловлями, так как практически все приобретаемые угодья содержали в себе не только землю, но и «воду, и пожни, и полешеи лес, и лешии озера, по морскому берегу ловища, и по рекам по морским ловища».8 Монастырь имел собственные и долевые с крестьянами участки рыбной ловли. Если соляной промысел имел главным образом товарный характер и работал на потребность вологодского областного рынка и других рынков, то рыбный промысел в основном обеспечивал огромные потребности монастыря в рыбной продукции. На монастырь ловили рыбу ценных сортов, таких как: «лососи, и тинды, и сиги, и гаръюсы, а в осень рыбу большую семгу». На рынок поступали лишь незначительные излишки рыбы.

Доход Соловецкого монастыря к середине XVI в. был настолько значительным, что он не только покрывал расходы на приобретение большого количества необходимой сельскохозяйственной продукции, но и позволял монастырю выполнять обширную программу по усовершенствованию многообразного монастырского хозяйства и благоустройству жизни монахов в монастыре. Особенно много в этом плане было сделано в период игуменства Филиппа. При нем в монастыре были начаты широкие строительные работы: построены каменные Спасо-Преображенский собор и замечательный комплекс — Успенский собор с прилегающей к нему трапезной палатой и келарской.

Трапезная палата Соловецкого монастыря, рассчитанная на двести мест, в середине XVI в. была самой большой одностолпной палатой в России. До сих пор с ней можно сравнить только палату в Ростове, Грановитую палату Московского Кремля и палату в Новгороде. Примыкающий к трапезной палате Успенский собор (1552 — 1557) трехъярусен и трехглав. Ко второму ярусу собора была пристроена келарская палата — также одностолпная и небольшая по своим размерам. Все помещения были теплыми, так как в подклетях собора находилась хлебопекарня. Трапезная дополнительно отапливалась двумя печами. В 1558 г. была заложена новая грандиозная постройка — основной собор монастыря — Спасо-Преображенский. Его строительство было закончено в 1566 г.

В середине XVI в. на территории монастыря были построены уникальные для того времени хозяйственные постройки — мельница и сушило. Чтобы заставить мельницу работать, была создана водная система, на которую возлагалось также снабжение монастыря питьевой водой. Сеть каналов соединила пятьдесят два озера. Вода наполняла котлован, расположенный к востоку от монастыря, в непосредственной близости от его стен. В Святом озере (так позже стали называть этот водоем), уровень воды был выше уровня моря на восемь метров. Два крытых, выложенных кирпичом канала были проложены под монастырем. Из-за значительного перепада уровней вода заставляла работать мельницу. Некоторые из каналов, соединявших озера, были судоходны.9 Русла каналов были укреплены камнем. На Заяцком острове была сооружена пристань. Был построен скотный двор, введены усовершенствования в производство кирпича и варки кваса, заведен железный промысел, улучшен быт монахов. На острове появились коровы и олени, «стали в монастырь возить огурцы и рыжики».10 Внутри острова были проложены дороги, уцелевшие до наших дней. Дороги были положены на каменную подушку, по обочинам проведены дренажные канавы, что предохраняло дороги от размыва. В центральной усадьбе и других местах обширной соловецкой вотчины появились и конюшни, жилые дома для братии и монастырской администрации.

Вместе с тем со второй половины XVI в. Соловецкий монастырь начинает переживать хозяйственный кризис. Отчасти это было вызвано политикой опричнины Ивана Грозного, которая, как известно, привела к конфликту между царем и митрополитом Филиппом, в ходе которого на сторонников Филиппа, находившихся в Соловецком монастыре, была наложена опала. Но гораздо больше бед Соловецкому монастырю принесла шведская агрессия на Севре, начавшаяся в 1571 г. и продолжавшаяся с небольшими перерывами до 1593 г. Борьба со шведами потребовала не только отвлечения крестьян от монастырских работ, но и больших материальных затрат на военное укрепление монастырской крепости. Так, в 1591/92 г. Соловецкий монастырь вынужден был кормить, одевать и обувать семьдесят три стрельца и сто сорок три казака. Кроме того, монастырь должен был платить им жалованье. Только за летний сезон названного года монастырь выплатил им 295 рублей 22 алтына.11

Шведская агрессия тяжело отразилась на хозяйственной жизни Соловецкого монастыря. Во время войны со Швецией в 1590 — 1593 гг. враги опустошали, жгли и грабили волости, принадлежащие монастырю. Особенно пострадали соляные варницы, значительно сократилась рыбная ловля. Осенью 1592 г. шведско-финские войска опустошили огромные пространства от Ковды и Кереги до Вирмы и Сухого Наволока. «Дворы и хлеб, соляные варницы и рыбные ловли, и лошади, и всякий скот и сена пожгли и повоевали, и людей многих побили, а иных в полон поймали, а которые люди остались, и те… люди от голоду разбрелись розно…».12

Несмотря на лихолетье, монастырю все же удалось сохранить себя в качестве самостоятельной хозяйственной единицы. Уже в 1594 г. Соловецкий монастырь предпринимает новое грандиозное строительство. Под руководством монастырского постриженика Трифона возводится величественная крепостная стена из огромных диких камней-валунов, достигающих веса более семи тонн и длины до шести метров. Неотесанные глыбы булыжника строители умело подгоняли друг к другу, а пустые места заполняли мелким камнем и щебнем, смешанным с известью. Поражаясь мощности крепостных сооружений Соловецкого монастыря современники говорили, что «Зосима и Савватий заставили работать дьяволов над сооружением монастырских стен…». Крепость строилась как оборонительное укрепление против морской артиллерии, стояла на берегу моря. Общая протяженность стен равнялась примерно одному километру. Наряду с собором Василия Блаженного на Красной площади в Москве и ансамблем оборонительных сооружений Троице-Сергиева монастыря, Соловецкий кремль являлся крупнейшей постройкой России XVI в.

В 1611 г. монастырь вместе с местным населением смог отстоять Поморье от попыток его захвата шведами. В 1613 г. Соловецкий монастырь самоотверженно защищался от нападения литовцев, поляков, черкасов из остатков разгромленного в центре России тушинского войска. Но все же на протяжении XVII в. монастырь постепенно утрачивал былое значение государства в государстве, затухала его предпринимательская деятельность. Вместе с тем с этого столетия усиливалась роль монастыря как места заточения. С XVIII столетия правительство усиленно проводит политику, направленную на секуляризацию церковно-монастырских земель. Значение Соловецкого монастыря еще больше падает, хотя он еще довольно длительное время и обладал значительными земельными и материальными богатствами. Так, в начале XX в. у Соловецкого монастыря по официальным данным насчитывалось шестьдесят шесть тысяч десятин земли. При монастыре действовали заводы: салотопленный, свечный, гончарный, кирпичный, лесопильный, смолокуренный, литейный, механический и кожевенный. Работали мастерские: сапожная, портняжная, серебряных дел, малярная, слесарная, санная, колесная, экипажная. Как и в средневековье с большой нагрузкой работала мельница. Монастырю принадлежал судостроительный завод, на котором строились винтовые пароходы и парусные суда.

В 1920 г. Соловецкий монастырь был национализирован. На его территории был создан многоотраслевой совхоз. В 1923 г. территория бывшего Соловецкого монастыря попала в ведение Управления северных лагерей особого назначения. В 1940 г. здесь разместили воинскую часть. Острова стали закрытой территорией. В настоящее время Соловецкие острова являются историко-архитектурным заповедником, многие соловецкие архитектурно-художественные памятники находятся под охраной государства.




1 Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV — XVI вв. М., 1966. С. 194.

2 Акты Соловецкого монастыря 1479 — 1571 гг. // Акты социально-экономической истории Севера России конца XV — XVI вв. Л., 1988. С. 28, 62.

3 Там же. С. 74.

4 Савич А. А. Соловецкая вотчина XV — XVII вв. Пермь, 1927. С. 93.

5 См.: Акты Соловецкого монастыря… С. 84, 87, 199.

6 Там же.

7 Там же. С. 56.

8 Там же.

9 Досифей. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1836. С. 89.

10 Вереш С. В. Соловки // История СССР. 1967. № 3. С. 208.

11 Борисов А. М. Хозяйство Соловецкого монастыря и борьба крестьян с северными монастырями в XVI — XVII вв. Петрозаводск, 1966. С. 73.

12 Досифей. Указ. соч. С. 57 — 62.


← Назад | Вперед →