Вверх

О. С. Добронравов, О. Б. Полякова. Забытое имя: к биографии Епископа Муромского Николая (В. М. Муравьева-Уральского)


Есть в истории имена, к которым не подходит понятие «выдающийся». Их нельзя поставить в один ряд с известными, хрестоматийными личностями, вошедшими в наше сознание как олицетворение эпохи или просто отмеченными печатью времени. От иных зачастую сохраняется лишь имя да отрывочные факты из биографии, которые трудно сложить в единую «жизнь». Еще труднее это сделать в отношении людей, чья деятельность протекала в годы «безвременщины», когда жизнь измерялась сроками отбывания в сталинских лагерях. Миллионы людей тогда погибли, оставшись лишь в памяти близких, а тем, кому выпало счастье выжить, так и не удалось забыть леденящие кровь ночные звонки, лязг топоров, пересыльные тюрьмы, Соловки, сибирские морозы.

Ужасы сталинских лагерей испытали тысячи служителей культа, чья вина заключалась лишь в принадлежности к священничеству. Долгие годы в архивах ЧК, НКВД, ГПУ хранились дела на священнослужителей — «врагов народа». Ныне их имена вышли из забвения: государство их реабилитировало, а православная церковь причислила к числу мучеников и подвижников благочестия.

Владимир Михайлович Муравьев-Уральский относится к тем людям, чье имя практически неизвестно историкам церкви. Жизнь уготовила ему многие испытания и была не менее трагичной, чем судьбы тысяч священников, прошедших лагеря и тюрьмы. Однако, благодаря своей специальности врача телесного, В. М. Муравьева-Уральского миновала участь П. Флоренского, Архиепископа Нижегородского Александра (Щукина), Епископа Нижегородского Лаврентия (Князева) и многих других, погибших в годы репрессий. Еще при жизни он был реабилитирован и дожил до преклонного возраста. В Угличе на кладбище у церкви царевича Дмитрия «на поле» у абсиды памятник с надписью: «Доктор медицины. Архиепископ Николай (Муравьев-Уральский)» 21.XII.1882 — 30.III.1961.

Благодаря архивным документам и воспоминаниям современников, стало возможным восстановить биографию В. М. Муравьева-Уральского. Тем самым еще одно забытое имя стало достоянием истории церкви.

Епископ Николай (в миру Владимир Михайлович Муравьев) родился в семье мещанина 21 июля 1882 г.1 (по другим данным в 1884 г.)в городе Екатеринбурге. Начальное образование получил в местном реальном училище. С одиннадцатилетнего возраста начал помогать прислуживать в храме.

По окончании училища он приехал в Петербург, где поступил в Военно-Медицинскую Императорскую Академию,2 которую закончил в 1911 г. со званием «Доктора медицины». Ни переселение в Петербург, ни занятия медициной, ни годы смуты 1905-х гг. (как это, к сожалению, часто бывало), не ослабили у Владимира усвоенного им с детства церковного направления.

Первым руководителем в духовной жизни Владимира в Петербурге был в то время Архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский), затем приснопамятный пастырь о. Иоанн Кронштадский, который не только питал духовно юношу своими наставлениями, но и имел в жизни Владимира прямо решающее значение. Во время студенческих забастовок молодой человек решил оставить Медицинскую Академию, но о. Иоанн не только не позволил ему этого сделать, но заповедал учиться до окончания курса и лишь потом посвятить себя служению церкви. Весьма близкое и живое участие в духовной жизни Владимира принимал Преосвященный Евлогий (Георгиевский), епископ Холмский, во время своих пребываний в Петербурге по должности члена Государственной Думы. Но особое влияние на него оказал Преосвященный епископ Гомельский Митрофан (Краснопольский), также член Государственной Думы третьего созыва. Епископ Митрофан во время своих летних поездок по Могилевской епархии брал с собой и Владимира Муравьева, который, сменив студенческий мундир на скромный подрясник послушника, прислуживал при архиерейских служениях. Эти поездки давали Владимиру возможность непосредственного знакомства как с жизнью духовенства, так и с картинами народного религиозного настроения.

Так протекала жизнь будущего святителя, пока он, наконец, окончив курс в Военно-Медицинской Академии и получив звание врача телесного, поступил в 1912 г. в Петербургскую Духовную Академию,3 чтобы получить богословскую подготовку и к новой деятельности — врача душевного.

3 марта 1912 г. в академическом храме Двенадцати апостолов состоялось пострижение в монашество студента первого курса Академии врача Владимира Муравьева с именем Николая в честь святителя Николая Чудотворца. В постриге принимали участие: Наместник Александро-Невской Лавры Архимандрит Феофан, библиотекарь Архимандрит Амвросий, академическое монашество и монашествующие из петербургских монастырских подворий. Присутствовал при пострижении Архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский), член Государственной Думы Епископ Гомельский Митрофан (Краснопольский) и некоторые священники — члены Государственной Думы. Постриг совершил Ректор Академии Епископ Ямбургский Георгий (Ярошевский), который по окончании пострига приветствовал новопостриженного словом назидания, благословил его иконой Святителя Николая Мирликийского и вручил его старческому попечению Наместника Лавры Архимандриту Феофану.

4 марта 1912 г. монах Николай был рукоположен во иеродиакона, а 11 марта этого же года — во иеромонаха. С 1912 по 1914 г. иеромонах Николай совмещал служение врача и священника в клинике Военно-Медицинской Академии. Затем в качестве начальника лазарета красного креста имени Серафима Саровского проходил свое служение на юго-западном участке фронта.

В апреле 1917 г. во время бомбардировки с неприятельского аэроплана в районе станции Подгорельцы он получил контузию и с 3 по 23 апреля находился на излечении в лазарете красного креста имени Минского Архиерейского дома.4 Для дальнейшего лечения врачом лазарета Ивановым и консультантом Управления Главноуполномоченным доктором Урштейном Муравьев был направлен в специальное заведение в Петербурге.5

После октябрьского переворота Николай (Муравьев-Уральский) продолжает врачебную деятельность; с 1917 по 1919 гг. — в автобоевом отряде Петросовета; с 1919 по 1923 гг. — в Смольной больнице, а потом в различных поликлиниках Ленинграда.

Начавшиеся репрессии первый раз коснулись В. М. Муравьева-Уральского в 1924 г.6 В январе месяце он был арестован в г. Ленинграде, а 26 сентября того же года Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ за антисоветскую деятельность осужден на три года концлагеря с запрещением проживать в ряде городов СССР.7 Наказание отбывал два года в Соловецких лагерях, а затем в 1927 г. был досрочно освобожден. Ему назначили место жительства в г. Калинине.

Достоверно неизвестно, когда назрело внутреннее противоречие в душе будущего святителя: он уже не мог быть простым врачом и не служить Богу и ближним в качестве священника. Он знал на что идет, поскольку видел положение Церкви Русской и служителей Алтаря Господня в России того времени. В эти годы закрывались и рушились тысячи храмов и монастырей, осквернялись святыни, гибли в концлагерях архиереи, священники, монахи и миллионы верующих людей. Но он сделал этот шаг.

Оставив медицинскую службу, иеромонах Николай получил назначение быть настоятелем ставропигиальной церкви бывшего Подворья Киево-Печерской Лавры на Васильевском острове в Ленинграде, где в 1931 г. ему последовал Указ Местоблюстителя Патриаршего Престола Митрополита Сергия (Страгородского) о «бытии епископом Кимрским».

16 (29) марта 1931 г. в Москве в церкви Покрова Божией Матери в Красном селе состоялась хиротония архимандрита Николая во Епископа Кимрского, викария Тверской епархии. Хиротонию совершили: Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий (Страгородский), Экзарх Украины Архиепископ Харьковский Константин (Дьяков), Архиепископ Хутынский Алексий (Симанский), Архиепископ Великоустюжский Софроний (Арефьев).

С 1933 г. Муравьев-Уральский служил Епископом Муромским.8 В Муроме 7 марта 1934 г. он арестовывается вновь ПП ОГПУ Горьковского края по обвинению в причастности к ленинградской церковно-монархической организации «Англикане».9 В связи с этим делом было арестовано сто семьдесят пять человек. 2 апреля 1934 г. заседанием Особой Тройки при ПП ОГПУ Горьковского края по ст. 58 п. 10 и п. 11 УК РСФСР Епископ Николай осуждается на десять лет лагерей и отбывает наказание в лагерях Хабаровского края.10 В заключении Владимир Михайлович работал по своей светской специальности. Лечил и консультировал больных.

В лагерях Хабаровска у Епископа Николая проявилась тяжелая болезнь. Давали себя знать старая контузия и длительное пребывание в заключении. С диагнозом кардиосклероз, склероз сердца, эмфизема легких В. М. Муравьев-Уральский периодически проходит лечение в больницах Амурлага.11 Уже больной, «инвалид не трудоспособный», он продолжает работать при лагере по вольному найму до июля 1945 г., поскольку шла война, и въезд в центральные области Советского Союза был запрещен.12

После окончания войны в мае 1945 г. Владимир Михайлович уезжает в Муром13 и устраивается на работу в поликлинику.14 Но уже через три года (05.11.48 г.) его вновь арестовывают. 9 марта 1949 г. Особым Совещанием при МГБ Союза ССР В. М. Муравьев-Уральский был осужден по ст. 58 п. 10 ч. 1 УК РСФСР на десять лет исправительно-трудового лагеря и для отбытия наказания 25.03.49 г. отправлен в Особый лагерь № 3 МВД ст. Потьма (Мордовская АССР).15

В июле 1952 г. вместе с инвалидами16 В. М. Муравьев-Уральский был перевезен в Угличское отделение Ярославского ИТЛК.17 Здесь он работал амбулаторным врачом-лор и консультировал больных в стационаре.

По воспоминаниям Е. И. Пугачевой доктор Муравьев жил при больнице в отдельной комнате, имел санитара, который обихаживал его и помогал на приеме больных. Санитара выбирал всегда сам. Обычно это был молодой человек, оступившийся в жизни. Владимир Михайлович заботился о нем, наставлял на путь праведный и по выходе из лагеря помогал в устройстве на работу, поступлении в институт.18

Будучи в заключении, Владимир Михайлович подавал жалобы на имя Генерального прокурора СССР и Председателя Совета Министров Г. М. Маленкова о пересмотре его дела и снятия с него незаслуженного обвинения.19 В начале 1955 г. он освободился из лагеря и остался жить в Угличе.20 Среди верующих в городе он стал известен как священнослужитель высокого ранга. В. М. Муравьев-Уральский поселился в доме Пивоваровых на «Каменке».21

Муж и жена Пивоваровы работали бухгалтерами в лагере. Во время войны Пивоваров был главным бухгалтером лагеря, потом главным бухгалтером «Волгостроя» (силами заключенных достраивали ГЭС и плотину). Пивоваровы происходили из духовенства, были верующими и близкими к церкви (хотя и тайно в то время) людьми.22

Круг общения Владимира Михайловича ограничивался верующими пожилого возраста, а также несколькими семьями в городе. Чаще всего в этих семьях были осужденные когда-то по 58 статье. Одна из таких семей — Овсянниковы.23 Гостеприимные хозяева пригласили его бывать в их доме. По рассказам Овсянниковых, это был общительный человек. Приглашали его и в качестве врача в дома верующих, а также по старой памяти в лагерь на консультации к лор-больным. Часто Владимира Михайловича видели на центральной почте города. По воспоминаниям М. И. Настовой, работавшей там в ту пору, он приветливо здоровался и говорил, что уважает почтовых работников.24

Кроме государственного пенсионного обеспечения, Владимиру Михайловичу сразу по выходе из лагеря, была назначена пенсия от Патриарха — 1000 рублей в месяц.25

25 февраля 1957 г. В. М. Муравьев-Уральский постановлением президиума Владимирского областного суда был реабилитирован по последнему обвинению.26

Сейчас уже немногие в Угличе помнят, как ранней весной 1961 г. хоронили скончавшегося от инсульта семидесятидевятилетнего Владимира Михайловича Муравьева-Уральского — священника и врача. «Похороны тогда удивили верующих города. Сюда съехались священнослужители чуть ли не со всего Нечерноземья. Гроб с телом священники на своих головах два раза обнесли вокруг церкви. Похоронили у церковной стены…».27

На старом угличском кладбище у церкви царевича Дмитрия «на поле» есть скромный памятник, на котором — духовное и светское звания и годы жизни. Могила ухожена. Очевидно, прихожане и служители не оставляют ее из уважения к священническому чину погребенного. Однако, кто таков и как оказался в Угличе Епископ Николай, не знает ни местный священник, ни верующие. За давностью лет забылось и его имя.

Но история не терпит пустоты. Забытое — не всегда потерянное. В памяти людей сохраняются лица и дела, документы скупо фиксируют этапы жизни. Так сложились «в жизнь» и факты из биографии Епископа Николая (в миру Владимира Михайловича Муравьева-Уральского).

И в качестве послесловия. По репрессии 1934 г. Муравьев-Уральский Владимир Михайлович реабилитирован 29.03.89 г. прокуратурой Владимирской области на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.89 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30−40-х и начала 50-х гг.»28




1 ФСБ Р. Ф. Управление по Владимирской области 30.05.95 г. № 10/1163 г. Владимир. Ответ в отношении Муравьева-Уральского В. М. Подлинный в УИХМ, копия у автора (Поляковой О. Б.).

2 Там же.

3 Там же.

4 Лазарет красного креста имени Минского Архиерейского Дома 4 мая 1917 г. № 1122 Действующая армия. Удостоверение. Ксерокопия у автора (Добронравова О. С.).

5 Там же.

6 ФСБ РФ. Управление по Владимирской области… Ответ в отношении Муравьева-Уральского В. М. …

7 Там же.

8 Там же.

9 Там же.

10 Там же.

11 Врачебно-трудовая комиссия ОЛТ-8. Протокол № 183 медицинского освидетельствования заключенного Муравьева-Уральского В. М. 25 июля 1943 г. 3 колонна ОЛПЗ. Стационар. Ксерокопия с копии у автора (Добронравова О. С.).

12 НКВД-СССР Нижне-Амурский исправительно-трудовой лагерь ОЛП-3 № 1 — 17 17 мая 1944 г. Удостоверение Муравьеву-Уральскому. Ксерокопия с копии у автора (Добронравова).

13 Народный Комиссариат Внутренних Дел Управления лагерей и ИТК НКВД по Хабаровскому краю 4 отделение 25 мая 1945 г. № 202. Справка «22 493/202. Ксерокопия с копии у автора (Добронравова О. С.).

14 ФСБ РФ. Управление по Владимирской области… Ответ в отношении Муравьева-Уральского В. М. …

15 Там же.

16 Воспоминания и переписка с Пугачевой Евгенией Ивановной. До середины 60-х гг. Пугачева Е. И. работала начальником медсанчасти уч. ЮН 83/3 (ЮН-83/9). Подлинные у автора (Поляковой О. Б.).

17 ФСБ РФ. Управление по Владимирской области… Ответ в отношении Муравьева-Уральского В. М. …

18 Воспоминания Пугачевой Е. И.

19 ФСБ РФ. Управление по Владимирской области… Ответ в отношении Муравьева-Уральского В. М. …

20 Там же.

21 Воспоминания Пугачевой Е. И.

22 Там же.

23 Воспоминания Настовой Марии Ивановны. Настова М. И. с 1933 г. по 1987 г. работала на центральной почте г. Углича. Подлинные у автора (Поляковой О. Б.).

24 Там же.

25 Воспоминания Пугачевой Е. И.

26 ФСБ РФ. Управление по Владимирской области… Ответ в отношении Муравьева-Уральского В. М. …

27 Воспоминания Пугачевой Е. И.

28 ФСБ РФ. Управление по Владимирской области… Ответ в отношении Муравьева-Уральского В. М. …


← Назад | Вперед →