Вверх

А. М. Тихомиров. Монастыри г. Иваново-Вознесенска


Город Иваново-Вознесенск, ныне Иваново, относительно молод. В 1996 г. ему исполнилось всего сто двадцать пять лет. Он образовался путем объединения старинного села Иванова, известного с XVI в. и Вознесенского посада, который сформировался в XIX веке. Если не учитывать Варваринский женский монастырь в центре села, о существовании которого имеются лишь весьма смутные воспоминания,1 то на территории Иванова в современных его границах в разное время было три монастыря — один мужской и два женских.

Согласно преданию, в 1579 г. владельцы села Иванова князья Черкасские основали Покровский мужской монастырь. Этим они увековечили взятие Казани войсками Ивана Грозного, которое произошло в день Покрова, и обретение иконы Казанской Божьей Матери. Копию иконы привезли в село Иваново, и жители встречали ее на Лежневской дороге. Впоследствии на этом месте выстроили Казанскую часовню.2

Окруженный лесом монастырь находился вначале за чертой села и располагался на холме, круто спускавшемся с одной стороны к Уводи, а с другой — к ручью Кокуй. Около монастыря существовала слободка с несколькими крестьянскими домами.

Первое достоверное упоминание о монастыре относится к 1626 г., когда им управлял игумен Савватий. На старинном монастырском кладбище сохранялись надгробия двух очень почитаемых схимонахов — Дионисия и Дионисия — 1629 и 1681 гг.3

В 1632 г. в монастыре существовала деревянная Троицкая церковь клетского типа с приделами Покрова и Сергия Радонежского. В описаниях середины XVII века упоминается вторая деревянная церковь, шатрового типа, посвященная иконе Казанской Божьей Матери. Интересно, что в актах 1719 г. монастырь называется Покровским, а в документе 1723 г. — Троицким.

Каменное строительство началось в конце XVII в., в 1693 г. была освящена Покровская церковь. Ее главный престол посвятили иконе Казанской Божьей Мастери, а боковые приделы — Покрову Богородицы и Сергию Радонежскому.

В XVIII в. монастырь пришел в упадок и число монашествующих было невелико. В 1748 г. игумен Феоктист писал, что «в Покровском монастыре, а прошедшие годы имелся иеромонах, а ныне… не имеется и священнодействие исправляю токмо я… А в моем отъезде церковь Божия стоит праздно, без пения». Жилые и хозяйственные постройки в этот период были все «ветхи и за тем ни к какому употреблению, кроме топления печей, на дрова, не годны». В соответствии с указом Екатерины II «Об учреждении монастырских штатов» 19 июня 1764 г. монастырь был закрыт. Новый владелец села граф П. Б. Шереметев хлопотал в Консистории и Синоде о его восстановлении. «Означенный Покровский монастырь построен и содержан был иждивением покойного тестя моего князя Алексея Михайловича, также и впредь содержан будет моим иждивением и на довольной руге». Однако эти просьбы не удовлетворили, и после закрытия монастыря храмы были вначале приписаны к сельской Крестовоздвиженской церкви, а с 1768 г. организован самостоятельный приход.4

В начале XX в. деревянная Троицкая церковь была перенесена на старое сельское кладбище, а вместо нее братья Гандурины выстроили грандиозный Троицкий храм в стиле классицизма. В начале XX в. церковь перенесли на другую окраину города — на новое кладбище. Благополучно пережив послереволюционную реконструкцию города, церковь прекрасно сохранилась до наших дней, в то время как комплекс храмов на месте бывшего монастыря снесли в 1931 г.

Идея организации женского монастыря в городе была впервые высказана в конце 1899 г., когда три женщины из купеческих семей собрались в доме Н. И. Щербаковой. Новую обитель они предлагали посвятить иконе Владимирской Божьей Мастери — своей семейной реликвии. Для обсуждения этой идеи в доме Н. И. Щербаковой стали собираться сочувствующие лица. В 1900 г. С. И. Жохова, жена владельца меднолитейного завода, пожертвовала участок земли на окраине города, где братья Константиновы возвели деревянный флигель и хозяйственные постройки. В 1901 г. она обратилась во Владимирскую духовную консисторию с предложением об организации на этом месте Алексеевской женской богадельни с церковью.5

«Возымела я искреннее желание на собственные средства с помощью благотворителей устроить на окраине города Иваново-Вознесенска богадельню и при ней храм Божий», — писала она архиепископу Сергию. «Если же обстоятельствами и временем впоследствии будет вызываться возможность и потребность обратить богодельню в женскую общину, а затем в женский монастырь, то это признаю допустимым со своей стороны и желательным».6

Богадельня была рассчитана на «пять лиц женского пола», которые должны были находится на полном обеспечении, и фактически начала функционировать с 1901 г. В одной из комнат проходили богослужения. Устав богадельни Синод утвердил в 1902 г., она перешла в ведение епархиального управления, а С. И. Жохова стала ее попечительницей. Согласно уставу, в богадельне могли жить и другие женщины — «труженицы». На их обязанности лежала забота о престарелых и работа в хозяйстве.

Архитектор П. Г. Беген разработал проект кирпичного двухэтажного корпуса с примыкающей к нему домовой церковью. Торжественная закладка храма состоялась в 1903 г. На следующий год освятили главный престол в честь иконы Владимирской Божьей Матери, а в 1907 г. — приделы Марии Магдалины и Михаила Клопского.7

После создания храма число женщин, желающих жить и работать при богадельне, увеличилось. Они стали вводить здесь монастырские обычаи, и вскоре внутренняя жизнь обитательниц этого учреждения приняла порядок, существующий в женских монастырях. Начиная с 1905 г. во Владимирскую духовную консисторию стали поступать настоятельные просьбы об учреждении женской общины. «Высокопреосвященнейший Владыко, не оставьте нас без внимания, мы живем здесь как овцы без пастыря… нас собралось всех сестер сорок, есть и из монашествующих и девушки мирские, все желаем святую обитель получить, у нас бумага утверждена на Жохову, а она общину открывать не хочет, потому что замужем и живут они в миру в своем доме. Мы желаем все начальницу монастырскую». Эту идею поддержали и представители купечества, жертвовавшие средства на строительство храма: «Мы ходатайствуем… не найдется ли возможность в означенную Алексеевскую богадельню назначить начальницу монахиню для водворения уставов монастырской жизни».8

В то время при богадельне жило достаточно много женщин. В основном это были крестьянки Владимирской, Тамбовской, Рязанской губерний, вдовы священников, бывшие послушницы монастырей. Они создали большое хозяйство, разработали пятнадцать десятин земли в окрестностях. На территории богадельни находились огороды, пасека, скотный двор, занимались женщины и рукоделием — шитьем, вязанием, вышиванием. Таким образом, фактически существовала женская община, а богадельня на пять человек представляла собой лишь небольшое благотворительное учреждение при ней.

В ответ на многочисленные просьбы в 1907 г. из Успенского Княгинина монастыря г. Владимира прислали в качестве настоятельницы монахиню Августу. На следующий год состоялось торжественное открытие женской общины «с таким числом сестер, какое община в состоянии будет содержать на свои средства, оставив при общине и существующую ныне богадельню».9 В 1916 г. Владимирская община фактически стала монастырем, где жили четырнадцать монахинь и пятьдесят две послушницы.10

В 1918 г. монастырь преобразовали в трудовую земледельческую артель. Вскоре часть помещений заняли под студенческое общежитие, а затем под жилье для рабочих с текстильных фабрик. Вскоре в губисполком поступило письмо командующего войсками Московского военного округа по поводу размещения в городе личного состава и служб авиаотряда Красной Армии. В связи с этим Президиум губисполкома в 1925 г. принял решение: «Имея в виду, что единственно возможными помещениями в городе для размещения авиачасти являются здания, расположенные в ограде женского монастыря, считать необходимым возбудить перед ВЦИК ходатайство о закрытии указанного монастыря.11 В 1927 г. монастырские помещения переоборудовали под казармы. На следующий год закрыли и храм, так как, по мнению начальника военно-воздушных сил Московского военного округа, «богослужение вносит крайне ненормальное положение в воспитание, политическую и боевую подготовку красноармейской массы».12 Территория вошла в состав города в 1922 г. Владимирская церковь оказалась во дворе военного предприятия, однако с 1993 г. в ней возобновили богослужения.

Вопрос о возрождении Владимирского женского монастыря не ставится, так как вся территория застроена производственными и служебными корпусами предприятия. Создание женского монастыря в Иванове произошло в другом районе города — при Введенской церкви. Решение о строительстве этого храма приняли крестьяне местечек Ушаково и Ямы на общественном сходе в 1900 г. Была создана строительная комиссия, и на следующий год состоялась торжественная закладка храма по проекту архитектора П. Г. Бегена. Средства собирались путем частных пожертвований. Наиболее значительные суммы выделили текстильные фирмы, однако деньги поступали и от коллективов рабочих и служащих фабрик. Освящение храма и приделов состоялось в 1907 г. Однако работы продолжались и позднее — строился дом для сторожей, напоминающий древнерусский терем, ограда с башнями и тремя воротами. Однако община испытывала большие материальные затруднения, многое покупалось в кредит.13 Остался неосуществленным проект колокольни, в храме отсутствовала настенная живопись. В середине 1930-х гг. храм захватили «обновленцы», что предопределило его закрытие в 1938 г. и переоборудование под архивохранилище.

Возвращение храма верующим сопровождалось драматическими событиями. 21 марта 1989 г. четыре женщины — члены православной общины объявили голодовку, требуя передачи Введенской церкви верующим и провели на церковном крыльце одиннадцать дней и ночей. Голодовка продолжалась в больнице, куда они были доставлены, и прекратилась только после твердых обещаний открыть храм для богослужений. Они возобновились в церковном здании в 1990 г., а на следующий год при храме был учрежден женский монастырь.

За шесть лет были проведены реставрация церкви, воссоздание внутреннего убранства, строительство корпусов келий, колокольни. Кроме того, в с. Доронино Тейковского района и с. Златоуст Лежневского района, где находятся земельные угодья монастыря, созданы подворья. В Доронине реставрируется церковь, в которой проводятся богослужения с 1994 г. В с. Златоуст создан Покровский скит в старинной усадьбе, где с 1996 г. функционирует домовая церковь. Общее число монахинь и послушниц превышает сотню.14

Монастыри Иваново-Вознесенска не имели всероссийской известности. Однако история каждого из них достаточно типична для своего времени.




1 Борисов В. А. Описание г. Шуи и его окрестностей. М., 1851.

2 Сперанский Д. Краткий исторический очерк Покровского Иваново-Вознесенского собора. Иваново-Вознесенск, 1916.

3 ГАИО. Ф. 205. Оп. 1. Д. 269.

4 Владимирские епархиальные ведомости. 1912. №№ 42, 43.

5 ГАИО. Ф. 205. Оп. 1. Д. 269.

6 ГАВО.Ф. 56. Оп. 1. Д. 4222.

7 Там же.

8 Там же.

9 ГАВО. Ф. 556. Оп. 1. Д. 4705.

10 Ивановский листок. 1916. 24. 04.

11 ГАИО. Ф. Р-348. Оп. 2. Д. 2.

12 ГАИО. Ф. Р-31. Оп. 2. Д. 3.

13 ГАВО. Ф. 556. Оп. 3. Д. 914.

14 «Яко с нами Бог», православная газета Св. Введенского женского монастыря, 1994, декабрь, № 1; Ивановская газета. 1996. 28. 03.


← Назад | Вперед →