Вверх

И. Д. Соловьева. Александрова пустынь на Свири. К истории монастырской библиотеки.


Богатейший материал для изучения культуры XVI — XVII столетий представляют сохранившиеся произведения и обширный архив Троицкого Александро-Свирского монастыря. Его иконописные памятники и произведения прикладного искусства хранятся в фондах Русского музея, и к их изучению мы имели возможность обратиться в своих предыдущих докладах и публикациях.1 Настоящая публикация посвящена книжному собранию Свирского монастыря, малая часть которого после его закрытия поступила в рукописный отдел Библиотеки Российской Академии наук. Эта библиотека впервые была обследована и описана в 1877 г. членом Археографической комиссии А. Е. Викторовым. В это время в библиотеке находилось около восьмидесяти рукописей, среди которых исследователь выделил сорок пять томов, датирующихся XIV — XVIII вв. Викторов констатировал: «Насколько бедна библиотека монастыря рукописями, настолько богат его архив историческими документами прошлой жизни обители».2 К книжному собранию Свирского монастыря в свой монографии «Монастырские библиотеки Русского Севера» (Л., 1977) обращалась также М. В. Кукушкина. Рассматривая сохранившиеся рукописи, привлекая данные монастырских переписных книг, автор засвидетельствовала отсутствие у кого-либо из свирских игуменов специального интереса к собиранию монастырской библиотеки и отсутствие систематичности при ее комплектовании.

Представляется, однако, что на формирование этих выводов повлияла сохранность документальных материалов Троицкого Свирского монастыря, которые, несмотря на свою обширность и разнообразие, имеют и серьезные пробелы, вызванные утратами из-за бедствий, не раз постигавших монастырь на протяжении его истории. Вкладные книги и другие документы XVI в. погибли при разорении обители польским отрядом в 1612 — 1613 гг. Немногочисленные уцелевшие записи в более позднее время были объединены к 1572 — 1624 гг. Ни одной книги вкладов XVII и XVIII вв. не сохранилось. Возможно они вообще не велись, поскольку никаких ссылок на них в документах монастыря не содержится.3 Приходные и расходные книги первой половины XVII в. также не отличаются полнотой. Но, вместе с тем, сохранившиеся монастырские рукописи и известные в настоящее время пятнадцать переписных книг монастырского имущества XVII — XIX вв., а также многочисленные приходные и расходные книги позволяют еще раз обратиться к истории Свирского книжного собрания, дают возможность определить состав переписчиков, привлекавшихся к работе, условия и организацию их труда.4

Есть основания предполагать, что ядро библиотеки Троицкого монастыря, также как и иконописное собрание, формировалось при его четвертом игумене Иродионе Кочневе, которым, по распоряжению митрополита Макария в преддверии канонизации преподобного Александра Свирского на соборе 1547 г., было составлено житие «нового чюдотворца». Несомненно, Иродион был выбран митрополитом Макарием не случайно — его труд обличает в нем человека начитанного, литературно одаренного и хорошо знакомого с агиографическими произведениями, в частности, с сочинениями Пахомия Логофета.5 В свое житийное повествование Иродион включил запись восемнадцати прижизненных и посмертных чудес преподобного Александра. Служба святому была составлена, по-видимому, также игуменом Иродионом.6 Перу Иродиона принадлежит и еще одно небольшое сочинение, именуемое «Сказание о видении Иродиона игумена, како виде преподобного Александра и слыша от него глас о поставлении церкви Николая Мирликийских». Иродион не только записал это чудо, но в память о нем построил церковь Николы и заказал иконописный образ с изображением жития Николы, а в среднике, в ряду четырех святых, изображение своего небесного заступника апостола Иродиона.7

В библиотеке Троицкого Свирского монастыря хранились, согласно Генеральной описи 1856 г., два полных, художественно оформленных списка жития преподобного Александра Свирского. Одно из них было датировано 1672 г. и пожертвовано в монастырь его крупнейшим вкладчиком московским дьяком Богданом Силиным,8 а второе — 1715 г., ныне хранящееся в Русском музее, вложено «по обещанию своему» свирским монахом Иоасафом (ГРМ. Инв. Др. гр. 26).

Между тем, переписка текстов житий чудотворца Александра, согласно данным приходо-расходных книг, составляла основное занятие писцов, нанимавшихся Свирским монастырем. Однако эти списки поступали не в библиотеку монастыря, а в введение казначея и предназначались для подарков или «промены» богомольцам, для прославления основателя обители и пополнения ее казны. Эта деятельность составляла параллель производству икон-пядниц с изображением Александра Свирского или Явления ему Троицы.9

Перепиской занимались исключительно церковные дьячки и монахи. С писцами не заключались договоры на длительный срок, документальные упоминания о них эпизодичны, лишь несколько имен — Ивана Семенова, Евтихия Тимофеева, Филипа Федорова — встречаются в документах на протяжении ряда лет. Всего в монастырских документах мною выявлено сорок семь имен писцов. Большинство среди них составляли жители окрестных селений, но встречаются выходцы из Москвы, Вологды, Тихвина, Нижнего Новгорода. Хочется упомянуть об уникальном случае — в библиотеке Свирского монастыря хранились «Главы Григория Синайского», переписанные в 1614 г. «замужнею женщиною» Акулиной.10

По условиям и характеру работы переписчики книг также ближе всего примыкали к иконописцам. Оплата их труда зависела прежде всего от объема рукописи, определявшегося количеством переписанных тетрадей, и ее размера (в десть, полдесть): «Дьячек Гришка вологжанин дописал Чудотворцова жития десят тетрадей в полдесть главную дано за писмо две гривны» (1682 г.).11 Житие Александра Свирского могло быть передано сплошным блоком, либо разбивалось на главы и дополнялось текстами похвального слова, служб, чудес: «С Пиркиничь дьячку Ефтешу Тимофееву писал главу житие Чудотворцово в полдесть главное и с похвалным словом на монастырской бумаге дано найму пятнадцать алтын две денги, да другое житие писал без похвалного слова дано найму четыри гривны» (1682 г.).12 Зачастую в записях о выплате денег за приобретаемые книги указано, каким почерком они переписаны — уставом или скорописью, а также чья была использована бумага — монастырская или собственная: «Дано дьячку Косте Иванову за два жития за писмо за уставной да за скорописное двадцать один алтын четыре денги» (1675 г.);13 «Дьячек Минка толвоянин писал Чудотворцово житие без похвалного слова на монастырской бумаги дано найму восми алтын две денги» (1684 г.).14

В зачет будущей оплаты труда в монастырской казне писцы приобретали бумагу и киноварь: «Продано дьячкам Оске Лазореву внуку да Васке Боголепову племянику две дести бумаги взято три алтына две денги» (1677 г.).15 В расходных книгах присутствуют частые записи о приобретении стоп разных сортов бумаги, которую монастырские слуги закупали в основном в Новгороде и Москве. При расчете учитывалась даже стоимость чернил: «Писарь Филип Федоров житие писал Чюдотворцово ис чернил крылошанина монаха Феодосия и за те чернила ему Феодосию дано четыре денги"(1702 г.)16

Переписчики выполняли свой труд и в монастыре, и «в своем доме», или «на своих хлебах», что также учитывалось при расчете. При заключении подряда писец чаще всего получал задаток: «Ефтефию Тимофееву дано житие писать с похвалным словом ряжено полтина, задатку дано шесть алтын четыре денги» (1701 г.)17

Все указанные в документах переплетчики также были дьячками и были выходцами из Новгорода, Тихвина, Олонца.

Переписчики работали, кроме того, над пополнением монастырской библиотеки, создавая новые списки таких книг как «Новое небо», «Великое Зерцало», алфавитный Патерик, «Чудеса от иконы Тихвинской Богоматери», книги Никиты Ираклийского и других. Монах Иона, «а в службе прежде бывший Яков Никитин сапожник», в 1614 г. не только переписал для библиотеки Минею, но и вложил в Свирский монастырь по своем сыне печатные «Благовестник» и Библию.18 Это не единственный пример, когда сами писцы становились монастырскими вкладчиками. Описи XVII — XVIII вв., перечисляя библиотечные книги по названиям и указывая их число, не приводит имен вкладчиков. Большинство этих имен приведено в Генеральной описи 1856 г. Однако, в поздний период большинство книг с зафиксированными вкладными надписями в библиотеке Свирского монастыря происходили из приписных к нему пустынь, а многие кодексы главного собрания оказались за его пределами.

В настоящее время книжное собрание Александро-Свирского монастыря, хранящиеся в Библиотеке Академии наук, включает более ста рукописей XV — XIX вв., среди которых преобладают жития, четьи сборники церковно-назидательного характера, богослужебные книги. Рукописи XV — XVI вв. не имеют художественного оформления. Начала текстовых столбцов выделяют небольшие киноварные заглавные буквы и строки, написанные красными чернилами. Немногочисленный декор присутствует в книгах второй половины XVII в. и более позднего времени, оформление которых выполнено в основном самим писцами и не отличается высоким уровнем исполнения. В основном это заставки, копирующие орнаментику старопечатных книг (ОР БРАН. Ал.-Св. 28. Л. 4; 92. Л. 8; 30. Л. 52, 57 об., 74 об.). Две рукописи 1713 и 1715 гг., переписанные в самом монастыре монахом Иоасафом — «Срасти Христовы» и «Житие Александра Свирского» — содержат несколько уверенно выполненных инициалов «поморского стиля». Последняя книга имеет две миниатюры с изображением Явления Троицы преподобному Александру Свирскому и погребения преподобного, представляющие собой перовой рисунок, раскрашенный жидко разведенными красками.

Из коллекции старопечатных книг, составлявших большинство в монастырской библиотеке, можно выделить «Историю о Варлааме и Иоасафе» 1681 г. и «Псалтирь в стихах» 1680 г. Симеона Полоцкого (ГРМ. ОДРЖ. Др. гр. 33, 34), гравированные фронтисписы которых выполнены по рисункам Симона Ушакова. Первая из этих книг была приобретена для библиотеки в год своего выхода в свет, что свидетельствует о том, насколько пристально следили за появлением книжных новинок: «Черной же дьякон Серафим купил на Москве книгу Оасафа царевича житие новопечатную дано денег рубль».19 Несколько книг XVII в. сохранили свои первоначальные дощатые переплеты, кожаное покрытие которых орнаментировано тиснеными бордюрами, розетками и клеймами (ОР БРАН. Ал.-Св. 14, 28, 92).

В других собраниях удалось выявить еще несколько книг, ранее входивших в Свирское книжное собрание. В Российской Национальной библиотеке — Житие Александра Свирского XVIII в. (собр. СПб ДА 276) и Служебник XVI в. (Соф. 766); в Российской государственной библиотеке — Триодь цветная XVI в. (Ф. 445. № 48), Октоих 1552 г. (Ф. 299. № 629), Апостол апракос начала XVII в. (Ф. 19. № 310), Сборник певческий середины XVII в. (Ф. 379. № 23), «Лечебник» XVII в. (Ф. 236. № 174), «Петр Дамаскин» XVIII в. (Ф. 304. II. № 42), «Исаак Сирин» XIX в. (Ф. 557. № 85).20




1 Соловьева И. Д. К истории иконописного собрания Александро-Свирского монастыря. ТОДРЛ. XLVIII. Спб. 1993. С. 403 — 406; Соловьева И. Д. Вкладные надписи на иконах Александро-Свирского монастыря // Археографический ежегодник за 1991 год. М. 1994. С. 42 — 46; Соловьева И. Д. Иконы из Александро-Свирского монастыря // Государственный Русский музей. Из истории музея. Сборник статей и публикаций. СПб. 1995. С. 124 — 131.

2 Викторов А. Е. Рукописи Александро-Свирского монастыря. Петрозаводск. 1901. С. 1.

3 Архив СПб ФИРИ РАН. Ф. 3. Оп. 2. Д. 1.

4 Соловьева И. Д. Иконопись Александро-Свирского монастыря XV — XVII веков. Л. 1990. Автореферат дис. … канд. искусствоведения. С. 12 — 13.

5 Кукушкина М. В. Монастырские библиотеки Русского Севера. Л. 1977. С. 162 — 163.

6 Веретенников П. (Макарий), Преподобный Александр Свирский «новый чудотворец» — русский подвижник XVI века. К 450-летию со дня кончины // Богословские труды. № 23. С. 329.

7 Соловьева И. Д. К вопросу о времени возведения Никольской церкви в Александро-Свирском монастыре // Архитектурное наследие и реставрация. Реставрация памятников истории и культуры России. М. 1992. С. 195 — 201.

8 РГИА. Ф. 834. Оп. 3. № 2831. Л. 205.

9 Кукушкина М. В. Ук. соч. С. 69 — 124; Соловьева И. Д. Организация иконописного дела по материалам архива Александро-Свирского монастыря // Новгородский исторический сборник. 4 (14) Спб. — Новгород. 1994. С. 263 — 278.

10 РГИА. Ф. 834. Оп. 3. № 2831. Л. 208; Викторов А. Е. Ук. соч. С. 7. № 22 (57).

11 Архив СПб ФИРИ РАН. Ф. 3. Оп. 2. № 151. Л. 130 об.

12 Там же. № 154. Л. 93 — 93 об.

13 Там же. № 116. Л. 91.

14 Там же. № 156. Л. 95.

15 Там же. № 132. Л. 2 об.

16 Там же. № 227. Л. 7 об.

17 Там же. № 219. Л. 15 об.

18 РГИА. Ф. 834. Оп. 3. № 2831. Л. 203 об, 226, 277.

19 Архив СПб ФИРИ РАН. Ф. 3. Оп. 2. № 147. Л. 188 об.

20 Рукопись выявлена М. В. Кукушкиной. Ук. соч. С. 44.


← Назад | Вперед →