Вверх

А. В. Гращенков. Портал собора Вознесенского монастыря.


Собору Вознесенского монастыря в Московском Кремле уже было посвящено исчерпывающее исследование.1 Однако неизвестные специалистам детали, хранящиеся в лапидарии Московского Кремля, позволяют более подробно рассмотреть декоративное убранство одного из порталов собора. Эта тема представляет исключительный интерес, так как в настоящее время от разрушенного кремлевского собора сохранились только детали портала.

Главный собор Вознесенского монастыря был построен Алевизом Новым в 1519 г. на месте старого белокаменного храма XV в.2 В 1588 г., при Федоре Иоанновиче, он был перестроен заново.3 В дальнейшем собор неоднократно ремонтировался, что значительно исказило его первоначальный облик.4 В 1929 — 30 гг., в связи с постройкой в Кремле Военной школы ВЦИК (сейчас это правительственное здание), были снесены храмы, кельи и другие постройки двух древнейших монастырей Кремля: Чудова и Вознесенского. Из них первым, в сентябре 1929 г., был снесен собор Вознесенского монастыря.5 В отличие от взорванного позднее собора Чудова монастыря, Вознесенский собор разбирался постепенно, что, вероятно, и способствовало сохранению деталей портала.6 После разборки собора, эти детали вместе с ценными образцами других кремлевских памятников хранились в фондах музеев Кремля. К сожалению, до начала 1970 -х гг. никакой музейной работы с экспонатами собрания не осуществлялось, описи не велись, источники поступлений не фиксировались, в результате чего собрание представляло собой хаотическое скопление безымянных предметов7. И только в последние годы, благодаря проведенной сложной работе по музеефикации, систематизации и атрибуции коллекции, представилась возможность изучить экспонаты фонда. В ходе разборки фонда были обнаружены детали портала неизвестного памятника. Проведенное исследование показало, что многочисленные храмы Кремля, снесенные в 1920 — 1930-ее гг. — Благовещения на Житном дворе (1730 г.), Константина и Елены (1694 г.), Благовещенская церковь Чудова монастыря (1688 г.), Михаила Малеина (1617 г.) и Екатерины (1808 г.) Вознесенского монастыря — каких-либо декоративных украшений порталов не имели. Декоративные детали порталов церкви Спаса на Бору отличались по форме. Только белокаменные порталы собора Чудова монастыря были украшены декоративными деталями, близкими по типу безымянному порталу8. Однако, при сравнении деталей двух комплексов, хранящихся в кремлевском лапипарии, выяснилось, что они значительно отличаются друг от друга по форме, размерам, деталям и покраске. Поэтому особенно ценной является фотография портала неизвестного собора, обнаруженная нами в архиве ГММК9. На снимке собора зафиксирована нижняя половина портала с дыньками и уникальными базами с ренессансным декором. В русском зодчестве подобные базы имеет только один памятник — кремлевский собор Чудова монастыря10.

Собор Чудова монастыря имел два белокаменных портала с одинаковыми деталями. Перед сносом собора Чудова монастыря в 1929 г. были изъяты детали только северного портала11. Детали западного портала, показанного на фотографии И. Барщевского начала XX в.12, идентичны деталям северного портала и сильно отличаются от деталей неизвестного комплекса. Следовательно, неизвестные детали не принадлежали к порталу собора Чудова монастыря. В то же время, при сравнении дынек неизвестного комплекса и фотографии выяснилось, что они абсолютно одинаковы не только по форме, но даже в деталях. Кроме того, портал с дыньками, сноповидными капителями и ренессансными базами схематично показан на поэтажных обмерах собора Вознесенского монастыря, осуществленных П. М. Максимовым перед его сносом13. Таким образом, можно заключить, что детали неизвестного комплекса принадлежали порталу собора Вознесенского монастыря. Сохранившиеся детали, обмеры П. Н. Максимова и фотография позволяют осуществить достаточно полное исследование портала Вознесенского собора.

К моменту разборки собор Вознесенского монастыря представлял собой четырехстолпный трехапсидный пятиглавый храм. В обработке его фасадов зодчие подражали наружному убранству Архангельского собора14. Судя по обмерам, портал собора Вознесенского монастыря был перспективный и, вероятно, имел одинаковую декорировку. Он состоял из чередующихся полуколонок и прямоугольных косяков. На середине высоты полуколонок были декоративные перехваты — «дыньки». Полуколонки увенчивались полукруглыми сноповидными капителями, а косяки — прямоугольными.

В настоящее время в фонде Архитектурного декора ГММК хранится двенадцать деталей портала: четыре дыньки и восемь сноповидных капителей. Дыньки портала имеют форму усеченной сферы с выпуклыми дольками, выкрашенными в зеленый цвет, и гранеными ребрами бордового цвета между ними. Сверху и снизу деталей расположены витые жгуты желтого цвета, состоящие из чередующихся валиков и ложков. Дыньки одного типа имеют сфероидную форму, выпуклые валики и глубокие ложки жгутов, а дыньки другого типа меньше по высоте, сплюснутой формы с уплощенными жгутами. Несмотря на столь заметные различия, дыньки двух типов принадлежали одному порталу: на фотографии сфероидальная дынька относилась к наружной полуколонке, а сплюснутая — к внутренней. Сноповидные капители состоят из двух одинаковых половинок — прямой и перевернутой. Капители украшены длинными расширяющимися кверху листьями с полукруглыми завершениями. Посередине капители имеют перехват в виде двух полочек с откосами, между которыми помещен жгут, аналогичный дынькам. Подобно дынькам, листья капителей имеют зеленую покраску, а жгуты и откосы — желтую.

Помимо сохранившихся деталей, на фотографии зафиксированы также базы портала, имевшие оригинальную форму и декор. Базы портала были ионического ордера, причем нижний профиль и плинт украшались невысокого рельефа иониками и ромбами, чередующимися с валами. В отличие от средних баз, угловые базы имели трехгранную форму и выделялись декором: на профилях помещались рельефные розетки, а венчали детали витые жгуты, аналогичные дынькам и капителям. Фотография также позволяет высказать некоторые суждения о росписи портала. Видимо, полуколонки и косяки портала имели полихромную покраску: на темном фоне (может быть зеленом, в тон декоративным деталям?) выделяется растительный орнамент и белые грозди винограда. В настоящее время трудно определить время возникновения росписи. Во всяком случае, следует отметить, что покраски сохранившихся деталей имеют только один слой росписи. Возможно это указывает на позднюю дату росписи. На фотографии также видно, что портал переделывался в более позднее время, при этом полуколонка и косяк левой части портала были заменены пилоном грубой формы. Вероятней всего и правая часть портала имела такие же переделки. В этом случае при разборке Вознесенского собора были извлечены все декоративные детали портала, кроме баз (возможно из-за плохой их сохранности). Поскольку все сохранившиеся декоративные детали портала белокаменные, то несомненно белокаменными были также его полуколонки, косяки и архивольты. Этот прием был характерен для московских памятников XVI в., когда храм, построенный из кирпича, имел белокаменные порталы, наличники, цоколи и карнизы.

Развитие форм и декора порталов соответствует эволюции памятников русского зодчества. На Руси перспективные порталы появились у памятников владимирского зодчества XII в. Вместе с другими формами перспективные порталы были позаимствованы в романском зодчестве15. Соборы, построенные при Андрее Боголюбском и Всеволоде Большое Гнездо, имели перспективные порталы с аттическими базами, коринфизирующей формы капителями и небольшими импостами16. Аналогичные формы имели и последующие владимирские памятники XII — XIII вв., однако детали порталов покрывались богатейшей резьбой. У Рождественского собора в Суздале (1225 г.) полуколонки южного портала впервые получают декоративные перехваты-дыньки шаровидной формы, украшенные рельефным растительным орнаментом. Этот мотив, вероятно, тоже был заимствован в романском зодчестве17. Меняются также и формы портала: из полуциркульных они становятся килевидными. Исследователи неоднократно отмечали, что соборы Московского княжества XIV — нач. XV вв. по технике кладки, плану и отдельным деталям повторяли традиции владимирского княжества18. Сохранившиеся до нашего времени московские памятники начала XV в. имеют типичную для позднего владимирского зодчества форму порталов, дынек и аттических баз. Хотя порталы храмы Калиты и более позднего времени имели резные архивольты19, однако порталы памятников XV в. резьбы уже не имеют. Причем, если базы порталов сохраняют традиционную форму, то дыньки сильно изменяются: у них появляются дольки, а форма становится приплюснутой. Еще более заметно меняются завершения колонок: капители получают очень примитивную форму, а профилированные импосты по высоте становятся равны капителям. Во второй половине XV в. формы порталов претерпевают сильные изменения. Псковская артель, которая возвела в Кремле церковь Ризположения (1486 г.) и Благовещенский собор (1489 г.), повторила московские формы порталов. При этом отдельные элементы портала были переработаны: вместо простых завершений появляются сноповидные с традиционной, сноповидная капитель увеличилась по высоте вдвое. Поскольку в псковском зодчестве XII — XV вв. подобные капители отсутствуют, то можно приписать их готическому влиянию, ссылаясь на свидетельство летописи о том, что псковские мастера «от немец пришли»20. Новая, эффектная форма капителей придавала праздничную нарядность порталам. Вероятно поэтому они получили широкое распространение у памятников московского зодчества конца XV -начала XVI вв. Дальнейшее развитие порталы получили у собора кремлевского Чудова монастыря. Деталировка традиционных деталей портала изменилась: у дынек были несколько упрощены формы (вместо двойных жгутов стали одинарные), формы капителей наоборот усложнились (зубцы превратились в длинные тонкие листья с килевидными завершениями). Наряду с традиционными московскими, в декоре порталов Чуда Архангела Михаила были применены также ренессансные мотивы21. Среди них особенно оригинальна форма и декор баз, которым подражают базы Вознесенского собора. Но в отличие от собора Вознесенского монастыря верхний профиль баз чудовского собора украшен не фестонами, а иониками, а угловые базы витого жгута не имеют. В дальнейшем сноповидная капитель получает широкое распространение у памятников Москвы и Подмосковья первой четверти XVI в., однако быстро исчезает к сороковым годам XVI в. Другие традиционные детали — дыньки и аттические базы — оказываются более устойчивыми и сохраняются без особых типологических изменений до конца XVI в. При этом опять получают широкое распространение дыньки с двойным жгутом.

Таким образом, портал сбора Вознесенского монастыря представляет собой оригинальное произведение русской архитектуры, детали которого выполнены в традициях начала XVI в., чем коренным образом отличается от типичных памятников конца XVI в. Уникальность порталу придают также итальянские базы с орнаментом, которые встречаются только у порталов собора Чуда Архангела Михаила. Близкое подражание декоративным формам собора Чудова монастыря позволяет сделать предположение, что мастер Вознесенского портала взял за образец белокаменные порталы собора Чудова монастыря. Это неудивительно, если учесть близкое соседство двух памятников и то, что они являлись главными храмами важнейших кремлевских монастырей. Как уже указывалось выше, дыньки портала Вознесенского собора представляют собой две разновидности. Это противоречит сложившейся традиции, когда порталы русских храмов XVI в. обычно имели одинаковые детали. Вероятней всего считать, что новые формы возникли во время какого-либо ремонта портала, о чем, в частности, свидетельствуют грубый пилон, который заменил полуколонку и косяк портала. Любопытно отметить, что дыньки портала первого типа близки по форме дынькам собора Чуда Архангела Михаила. Учитывая это обстоятельство и то, что итальянские базы с ренессансным декором были чужды мастерам годуновской артели и никогда больше ими не употреблялись, можно высказать предположение, что при постройке Вознесенского собора 1588 г. мастера копировали формы и декор портала Вознесенского собора 1519 г., построенного Алевизом Новым. В связи с этим не исключена вероятность, что Алевиз Новый скопировал и другие декоративные детали белокаменных порталов Чудова собора: резьбу косяков и кессоны архивольтов (тем более, что подобным образом были декорированы малые порталы западного фасада Архангельского собора, также построенного Алевизом Новым).

Вознесенский собор 1588 г. строил зодчий годуновской школы, который подражал фасадному убранству кремлевского Архангельского собора. Однако зодчий не повторил порталы с откосами, хотя они имели широкое употребление у памятников XVI в. Любопытно отметить, что и в более поздних храмах годуновских усадеб, приписываемых исследователями этому зодчему,22 он придерживается сходного принципа оформления фасадов: близко воспроизводя отдельные детали фасадного убранства Архангельского собора, в порталах этих памятников сохраняет традиционные формы московского зодчества середины XV в. Исходя из вышеизложенного, можно предположить, что после постройки Вознесенского собора именно этот тип портала стал для зодчего каноническим. Таким образом, порталы собора Вознесенского монастыря отличались от его фасадного убранства и повторяли традиционное декоративное убранство, характерное для московских храмов конца XV в. Под влиянием белокаменных порталов собора Чуда Архангела Михаила, послуживших образцом для порталов Вознесенского собора, в его декоре сохранились отдельные ренессансные мотивы. В дальнейшем сочетание московских порталов с элементами фасадного убранства, подражавших Архангельскому собору, стало типичным для памятников годуновской школы. Однако капители и базы порталов получают более упрощенную трактовку, характерную для московских памятников начала XV в., а ренессансные мотивы исчезают окончательно. В таком виде перспективные порталы и сохраняются до начала XVII в.




1 Баталов А. Л. Собор Вознесенского монастыря в Московском Кремле // Памятники культуры. Новые открытия за 1983 г. Л., 1985.

2 Скворцов Н. А. Археология и топография Москвы. М., 1913. С. 148.

3 Баталов А. Л. Указ. соч. С. 468.

4 Баталов А. Л. Собор Указ. соч. С. 471.

5 Последнее упоминание о соборе относится к 23.09.1929 г., когда сообщается о «перевозке крестов из бывшего Вознесенского монастыря в церковь Иоанна Лествичника» — Дневник работ 1928 — 1929 гг. ОРГП. 1928. Ф. 20. Д. 63. Л. 74.

6 Сообщено Ивановым В. Н..

7 В музейной практике это явление встречается часто.

8 Рихтер Ф. Памятники древнего русского зодчества, снятые на месте и изданные при московском дворцовом архитектурном училище. Тетр. 1. М., 1851.

9 ОРГП ГММК. Фототека, папка 130. Фото 197.

10 Гращенков А. В. Архитектурный декор собора Чудова монастыря // Реставрация и архитектурная археология. Новые материалы и исследования. М., 1991. С. 201.

11 Там же. С. 199.


← Назад | Вперед →