Вверх

С. Н. Столяренко. Монастыри Арзамаса. Возникновение и развитие


Возникновение города Арзамаса связано со Спасо-Преображенским монастырем, основание которого относят к 1556 г. и связывают с именем царя Ивана Грозного. Считается, что Арзамас был основан им во время Казанского похода в 1552 г. С этой обители началось освоение мордовской земли русскими, пришедшими сюда в результате расширения границ Московского государства. «Главнейшей обязанностью иноков Спасского монастыря была проповедь Слова Божия — миссионерские труды».1

Монастырь занял важное место в ландшафте, на плато, образованном руслами речек, впадающих в реку Тешу — р. Сорока и р. Шамка. Более выгодное место на близлежащей территории занял арзамасский острог: он расположился на крутом откосе Теши. Эта пограничная крепость была сплошь срублена из дубового леса, как и первый храм Арзамаса. Первые здания Спасского монастыря также были долгое время деревянными. К постройке первого каменного собора приступили в 1638 г. при игумене Иове. В том же году Иов переведен в Москву в Новоспасский монастырь. «Преемник его игумен Корнилий почему-то убавил размеры храма».2 Об этом свидетельствует договорная запись об устройстве иконостаса с новоспасским старцем Ипполитом, резчиком.3 Оба собора представляют пример одновременного строительства двух одинаковых храмов в Арзамасе и Москве (последний датируется 1640 — 1642 г.). Заказчиком обоих Спасских соборов выступал игумен Иов, начавший сначала постройку в Арзамасе, а затем, после перевода в Москву, заложивший там точно такой же собор. Они представляют собой четырехстолпный трехнефный храм с завершением в виде пяти массивных световых барабанов. Позднее подобный тип православного храма был признан патриархом Никоном каноническим. Несмотря на серьезные переделки арзамасского Спасского собора в конце XVIII в., он остается самой древней монументальной постройкой в городе.

До постройки в 1814 — 1842 гг. главного Воскресенского собора центральной площади, Спасский собор считался кафедральным и был самым крупным по масштабу храмом Арзамаса. «Расположенный на верху горы, господствующей над окрестностью, Арзамас еще издали привлекал внимание путешественников своими белокаменными церквями. Красою всего города был Спасский монастырь… Спасский монастырь затмевал собою кремль с его деревянными стенами и башнями и дубовым собором».4

В истории развития Спасского монастыря видны четыре строительных периода: первый, когда недавно основанный монастырь был сплошь из дерева; второй период начинается со строительства каменного собора; третий — с начала XVIII по конец XVIII вв., когда были построены теплая трапезная церковь Рождества Божьей Матери (1729 г.), обновилась каменная ограда, и шло интенсивное строительство; и четвертый период — в первой половине XIX в., во время которого созданы кельи и надвратная церковь св. Георгия Победоносца и каменный корпус при ней (1896 г.). К последнему периоду относится расцвет строительства в Спасском монастыре, который закончился в 1861 г. построением вместо одной из башен ограды часовни Спаса Нерукотворного в стиле эклектики.

Сейчас основные постройки монастыря сохраняются в перестроенном виде, некоторые здания имеют утраты верхних частей — глав и куполов. Совершенно утрачена шатровая колокольня начала XVIII в.

В истории другого значительного для Арзамаса женского Никольского монастыря отчетливы пять строительных периодов: первый — деревянные храмы и кельи; второй — им на смену приходят каменные; третий — после пожара 1726 г. реконструкция каменных храмов, строительство новой колокольни и ограды (конец XVIII в.); четвертый — период крупных строительных работ в 1811 — 1813 гг., строительство настоятельского корпуса, церкви Богоявления Господня, всеобщий расцвет монастыря; пятый — середина XIX в. — строительство келий и реконструкция ворот и ограды в 1869 г.

В начальной период истории Арзамаса в укрепленном остроге существовала особая территория — «малый средний острог». Он располагался в его юго-восточной части между Настасьиных и Кузнечных ворот, близ основного въезда в крепость. Считается, что около 1588 г. в малом остроге был основан женский монастырь, второй к тому времени в Арзамасе. Духовную опеку над обителью взял на себя игумен Спасского мужского монастыря Сергий. Первоначально во вновь основанном монастыре подвязалось тридцать инокинь. Первые здания монастыря просуществовали до большого пожара в 1650 г., когда сгорели крепость и монастырь. Лишь в 1683 г. была освящена первая каменная постройка — собор в честь Николы Чудотворца. В 1720 г. «по челобитью города Арзамаса Николаевского девича монастыря игумении Дарии с сестрами велено … вместо ветхой деревянной церкви построить на том же месте церковном, вновь деревянную церковь во имя Богоявления Господня»5

После нового большого пожара в 1726 г. «деревянная теплая церковь, колокольня, все келии и ограда превратились в пепел. Каменный храм святителя Николая, освященный всего лишь 43 года назад, выгорел внутри, и действие огня было настолько ужасно, что каменные стены храма не выдержали и разрушились».6 Но данную запись можно подвергнуть сомнению. Натурные обследования сохранившихся частей и фотоматериалы свидетельствуют, что в основном собор сохранился, и только его фрагменты и некоторые детали были перестроены в 1738 г.7

В Арзамасе находилась церковь Воздвижения Честнаго Креста, построенная за год до Никольского собора в 1682 г. Эти два храма до мельчайших деталей были похожи друг на друга. Время их постройки, детали, а, главное, ярусная композиция могут говорить о том, что строились они одной строительной артелью каменщиков. Храмы-близнецы, поставленные поблизости, на расстоянии сто сажен друг от друга, подчеркивают особенность храмов Арзамаса — среди них много построенных «по подобию».8

Ко времени больших перепланировочных работ в Арзамасе Никольский монастырь подошел весь каменный: с каменной теплой церковью Боголюбской иконы Богоматери (1776 г.) и оградой с башнями. Арзамас вначале получил «конфирмованный» план 1781 г., но из-за его невязки местными силами архитекторов при Нижегородском наместничестве стал перепланировываться по «вновь спрожектированному» генплану 1782 года. В результате этих работ произошло изменение территории монастыря. С восточной стороны были проложены «две линии Гостиной улицы», отрезавшие треугольник, взамен которого монастырь получил подобный участок с севера на границе с Соборной площадью.

Расцвет Никольского монастыря приходится на время настоятельства игуменьи Евсевии, «которая по происхождению была бедная крестьянка села Ичалова. За время ее управления (1801 — 1821 гг.) только одних зданий построено по описи на 125 000 рублей».9

Евсевия не только наблюдала за постройкой и распоряжалась, но и сама трудилась при этом и «даже носила кирпичи».

Среди ее построек — большой настоятельский корпус и новая теплая каменная церковь Богоявления Господня, освященная в 1813 г. В 1807 г. монастырь получил от Нижегородской консистории разрешение на строительство: велено было начать разборку старого теплого храма и готовить план для нового. Новый храм предполагали построить на «фундаментальном исподнем этаже для монастырских выгод». Проект был исполнен на месте, видимо, арзамасским зодчим. В эти годы в городе начинал свою деятельность молодой М. П. Коринфский, впоследствии известный архитектор (1781 — 1851 гг.). Чертежи не были приняты, так как план оказался «велик и в иных местах имел много лишнего, как колонны, которые вовсе не нужны и потребуют многого изждевения и впредь поправления».10 Его преосвященство архиепископ Вениамин посоветовал игуменье «строить по примеру теплой общинной церкви (Алексеевской общины — С. С.), которая есть о двух престолах и для женского монастыря весьма удобна … плана же для сей церкви сочинять не для чего, понеже самая та церковь в натуре есть».11 Так за основу был принят храм более чем пятидесятилетней давности, построенный еще в эпоху барокко в 1753 г. В этом случае видны пережитки строительства «по подобию» — строительство «по образцу», и это в эпоху повсеместного использования чертежей, составленных профессиональными зодчими. Видимо в то время строители-каменщики, штукатуры, кровельщики могли строить, что называется «на глаз».

Одновременно с теплой церковью и теми же мастерами построен большой настоятельский корпус, в котором находились кельи настоятельницы, кельи казначеи, кельи сестер, общая трапезная, мастерская, библиотека, аптека, школа грамоты, хлебопекарня и кухня. Здесь находились известные по всей России вязальные и золотошвейные мастерские.

Многие монастырские здания сохранились до сих пор, несмотря на некоторые утраты. В 1991 г. двум памятникам возвращен первоначальный облик: на Богоявленской церкви восстановлен барабан с куполом, и воссоздана башня ограды. Ныне обитель действует.

К началу XVIII в. в Арзамасе числилось пять монастырей и девять приходских церквей, у которых было по два храма — летний и зимний. «В 1722 году кроме монастырей, находившихся в самом Арзамасе, в его уезде насчитывалось четыре монастыря мужских: Высокогорский, Троицкий на Пьяне, Знаменский-Красногривский,… Серапионова пустынь… и один женский — Никольский, что на реке Теше. Приходов в городе было 12-ть, а в уезде 186 приходов».12

Сокращение монастырских штатов, проведенное в 1764 г. в период правления императрицы Екатерины II, коснулось и арзамасских монастырей: у Спасского отобраны вотчины, и он вместе с Никольским зачислен в третий класс; три других — Новодевичий Алексея человека Божия, Троицкий Особный мужской и мужской Введения во храм Пресвятыя Богородицы были упразднены и обращены в приходские. Позже церковь Введения во храм Пресвятыя Богородицы приписана к Воскресенскому собору.

О внешнем виде Троицкого и Введенского монастырей можно судить лишь по скудным отрывочным сведениям. Самого главного, натурного, материала нет., в связи с тем, что храмы их разрушены в 1930-е гг.

Троицкий Особный монастырь упоминается с 1626 г. «Особным называется потому, что иноки его имели каждый особое жилье, пищу и одежду на своей собственный счет».13 Для различия со стоящей рядом другой Троицкой церковью монастырь назывался среди арзамассцев Черной Троицей, а приходская — Белой Троицей.

В 1651 г. в центре арзамасского острога построена деревянная церковь во имя Введения во храм Пресвятыя Богородицы и при ней учрежден мужской монастырь. Через сорок лет в 1692 г. этот храм заменен за ветхостью новым каменным. «Патриарх Адриан, по челобитью Введенского старца Аврамия с братиею, дал благословенную грамоту: деревянную трехпрестольную церковь разобрать, бревна на чистом месте спалить, а на месте ея построить две каменные церкви: холодную во имя Введения во храм Пресвятыя Богородицы, да по сторону той церкви другую церковь во имя святой преподобно-мученицы Евдокии для зимняго времени теплую с трапезой, а вход бы в те церкви был с паперти, а из церкви бы в церковь дверей не было, а верхи были не шатровые, а алтари велеть сделать круглые, тройные».14 Согласно позднейшим материалам, была построена в 1692 г. вначале теплая Введенская церковь, а в 1747 над ней надстроена холодная церковь во имя Успения Пресвятыя Богородицы.

Алексеевская община, основанная как «новодевичий» монастырь в 1634 г., с 1764 по 1777 гг. формально не существовала. После упразднения монастырь не запустел, инокини продолжали жить в кельях, и более того, в то время, когда обитель не была возобновлена, в ней основан собор Вознесения Господня. Храм этот был значительно перестроен в 1821 — 1822 гг., в нем были проведены работы по расширению приделов, которые не имеют с инженерной точки зрения аналогов в строительной практике. «План составлен был гениально самою настоятельницей, а работы шли под управлением полуграмотного крестьянина Егора Михайлова. Храм не разобрали, а только выбрали старые стены и обнесли его новыми. От северной и южной стен остались одни колонны, а от восточной и западной не осталось и следа».15

Расцвет Алексеевской общины приходится на десятые — двадцатые годы XIX в. Внутреннему духовному процветанию общины соответствовало и внешнее благоустройство. В это время построены больничный корпус с домовым храмом св. великомученицы Варвары, корпуса келий, возведена каменная ограда. Широко известна сувенирная литография для паломников, изображающая идеалистично, но довольно точно вид общины в пору своего цветущего состояния. Во внешнем облике и планировке Алексеевской общины есть сходство с прославленной Серафимо-Саровской пустынью, что находится близ Арзамаса. Здания общины сохранились до сих пор, но находятся в ведении военной части, почему обследование памятника затруднено.

В архитектурных формах и градостроительных принципах этих пяти арзамасских монастырей запечатлена вся история русского зодчества, сосредоточена былая духовная жизнь Арзамаса. Обилие глав храмов, в том числе и приходских, обилие шпилей, башен, оград и колоколен, сходство повторяющихся ярусных, близких по типологии храмов, расположенных почти всегда парой, да с отдельной стоящей звонницей, делало Арзамас удивительным городом. Можно сказать, в нем были наглядно воплощены принципы православия в формах храмов. Вот как писал граф В. А. Соллогуб в 1822 г.: «Много видел я в Москве церквей, но в Арзамасе кроме церквей ничего не видел. Кое-какие домишки исчезают там под торжественным давлением куполов, колоколен и башен. Арзамас по преимущественно город православия. Перед ним русскому человеку нельзя не перекреститься».16




1 Щегольков Н. М. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас, 1911. С. 18.

2 Там же. С. 31.

3 Там же. С. 31 — 32.

4 Там же. С. 73.

5 Арзамасской десятины жилые церкви и пустовые церковные земли 7136 (1628) — 1746 гг.) // Материалы для истории церквей Нижегородской епархии. М., 1902. Вып. 1. С. 4.

6 Щегольков Н. М. Арзамасский Никольский общежительный женский монастырь. История его и описание. Арзамас, 1903. С. 13.

7 Столяренко С. Н. Никольский монастырь в Арзамасе — памятник архитектуры XVII — XIX веков // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Материалы 2-ой региональной конференции. Нижний Новгород, 1991. С. 156.

8 См. подробнее: Столяренко С. Н. Типовое строительство культовых зданий XVII — XIX веков в Арзамасе.// Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Тезисы докладов 1-ой региональной конференции. Горький, 1990. С. 137 — 144.

9 Щегольков Н. М. Исторические сведения… С. 120.

10 ГАНО. Арзамасский филиал. Ф. 32. Оп. 1. Д. 4 (листы ненумерованы).

11 Там же.

12 Щегольков Н. М. Исторические сведения… С. 81.

13 Там же. С. 30.

14 Макарий, архимандрит. Памятники церковных древностей Нижегородской губернии. СПб, 1857. С. 93.

15 Щегольков Н. М. Исторические сведения… С. 116.

16 Соллогуб В. А. Воспоминания. М.-Л., 1931. С. 37.


← Назад | Вперед →