Вверх

Л. А. Щенникова. Новейшие иконографические типы Богоматери в российских монастырях XVIII — XIX веков


В эпоху упадка и забвения православного иконописания, когда храмы были наполнены изображениями, подражающими религиозной живописи католического запада периода европейского возрождения и классицизма,1 в Саровской и Оптиной пустынях особо почитались два образа Богоматери нетрадиционной иконографии. Внешне столь же далекие от древней византийско-русской иконописи, как и тысячи других изображений того времени, они отличались от них глубиной духовного содержания, выраженного в идейном осмыслении образов — их необычной композиции и своеобразном художественном исполнении. Исключительность этих икон заключается прежде всего в том, что их возникновение и почитание связаны с прославленными старцами, светильниками духовной жизни России XVIII и XIX столетий, преподобными Серафимом Саровским (1759 — 1833) и Амвросием Оптинским (1812 — 1891).2

Икона Богоматери, почитаемая преподобным Серафимом, называлась им «Божия Матерь Радости всех радостей» (или «Всех радостей Радость»). Другое ее название, ставшее общепринятым, «Умиление Божией Матери». Перед этим образом батюшка Серафим возносим свои непрестанные молитвы к Богу и утешал приходивших к нему за благословением.3

В 1760 г. в двенадцати верстах от Сарова богатая молодая помещица-вдова, владевшая землями в Ярославской, Владимирской и Рязанской губерниях, полковница Агафья Семеновна Мельгунова (в монашестве мать Александра) основала Дивеевскую женскую обитель на месте явления ей «в легкой дремоте» Богоматери.4 Согласно монастырскому преданию, в видении Богоматерь сказала о Дивееве: «Это четвертый жребий Мой во вселенной». Поэтому Дивеевская обитель называлась «четвертым жребием (или уделом) Божией Матери на земле». После смерти игуменьи Александры попечительство о Дивеевской общине взял на себя преподобный Серафим. Здесь рядом со старой Казанской обителью им была основана новая община сестер, известная как Мельнично-Девичья или Серафимо-Дивеевская, куда старец благословлял на иночество только девушек.5 Он рукводоил их духовной жизнью, оказывал своим «Дивеевским сиротам» отеческую заботу, неизменную помощь и утешение. Предчувствуя приближение смерти, он простился со своими «сиротами» и поручил их «игуменству» Царицы Небесной пред чтимой им иконой «Радости всех радостей».6 Через три недели после этого он отошел от земной жизни. Ранним утром 2-го января 1833 г., войдя в его келью, увидели старца, стоявшего на коленях со сложенными крестообразно руками на лежащей на аналое книге; голова покоилась на скрещенных руках. Пред усопшим стоял излюбленный им образ «Радости всех радостей».7

По благословению отца Серафима после его кончины игумен Нифонт отдал икону в Мельнично-Девичью Дивеевскую обитель.8 Образ поставили в той «большой келие», которая была построена преподобным Серафимом «для Госпожи»; этот монастырский корпус стал трапезной, и перед «Госпожей» — иконой Пресвятой Богородицы батюшки Серафима — всегда читали Акафист.9 Через некоторое время «усердием Наталии Ивановны Богдановой» на икону сделали серебряную позолоченную ризу. По свидетельству современников, благочестивые посетители питали «особое усердие к иконе сей и, по своей вере, получали от нее духовное утешение».10 Для чудотворной иконы было решено построить отдельный храм. Однако обстоятельства сложились так, что законченный строительством в 1875 г. большой дивеевский собор был освящен во имя Животворящей Троицы. День его освящения — 28 июля — совпал с днем празднования иконы «Умиление — Радости всех радостей».11 В 1880 г. в этом соборе освятили правый придел, посвятив его чудотворной Дивеевской иконе.12 Икона батюшки Серафима «Радости всех радостей» по его благословению стала «Верховной игуменьей» в Дивеевском монастыре — ее четвертом жребии на земле; поэтому настоятельницы монастыря назывались здесь не игуменьями, но только «наместницами Верховной игуменьи», и их место в Троицком соборе и зимнем храме Тихвинской Богоматери «всегда было за большим киотом с этой иконой».13

В дни престольных Дивеевских праздников — 28 июля (празднование чудотворного образа «Умиление»), 19 июля и 2 января (память преподобного Серафима), так же, как и в некоторые другие праздники, после поздней литургии совершали крестный ход по Канавке с пением параклиса Божией Матери. Накануне 9 декабря, в день основания обители, совершалась торжественная всенощная служба празднику иконы «Умиление» и преподобному Серафиму. Празднику иконы митрополит Серафим Чичагов составил особую службу.14

Через семьдесят лет после кончины отца Серафима, в 1903 г., были открыты его мощи. Материал для предоставления государю собрал митрополит Серафим Чичагов и изложил во второй части «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» (рукопись не была напечатана; она пропала в 1937 г. при аресте).15 К этому времени все личные вещи батюшки Серафима и чудотворный образ Богоматери находились в Дивееве. В Сарове над кельей преподобного, превращенной в часовню, был возведен храм во имя преподобного Серафима. Для этого храма сделали копию с чудотворной иконы «Умиление» — Радости всех радостей».16 После открытия мощей преподобного списки с этой иконы делались в большом количестве. Их писали в Дивееве, а также в Дивеевском подворье в Петергофе, где была мастерская.17

В 1927 г., в день Рождества Богородицы, 21 сентября, Дивеевский монастырь был закрыт. Чудотворную икону «Умиление» преподобного Серафима в драгоценном окладе удалось тайно вывезти из монастыря. Икона ушла вместе с последней наместницей Дивеевской обители, матушкой Александрой, переселившейся со схимомонахиней Серафимой (Булгаковой) и несколькими послушницами в город Муром. Здесь, в небольшом домике у стен Благовещенского монастыря, где поселились дивеевские сестры, икона неприметно стояла в темном углу на комоде, а ее драгоценный оклад был закопан в земле у дома.18 После смерти последней «наместницы» уже давно закрытого Дивеевского монастыря матушки Марии (Бариновой) икону и оклад сохранял о. Виктор Шиповальников. В июне 1991 г. икона была передана патриарху Алексию II. В 1995 и 1996 гг. на праздник Похвалы Пресвятой Богородицы (пятая неделя Великого поста) икону приносили в Богоявленский патриарший собор и перед ней читали Акафист.

Икона «Умиление — Радости всех радостей» производит неизгладимое впечатление, которое очень трудно передать словами. Ее необычность заключается в уникальном соединении западной иконографии, измененной в духе православной традиции, и своеобразного иконописно-живописного исполнения, благодаря чему образ наполняетсявизантийско-русской созерцательностью и одновременно кроткой умиленностью, лирической нежностью и душевной сострадательностью, присущей изображениям католических мадонн. Лик Богоматери слегка склонен. Тонкий нос очерчен спрямленными линиями, переходящими в такие же иконописно-графические дуги бровей, небольшие глаза полностью прикрыты опущенными веками, маленькие коричневато-красные губы плотно сомкнуты; охрение темное, с коричневыми притенениями. Руки с длинными тонкими пальцами сложены на груди. В образе замечательно выражено милосердное сострадание и безграничная материнская любовь ко всему страждущему людскому роду, молитвенное самозабвение и «сердечный трепет» предстояния у престола Всевышнего, духовное и душевное. В нем по-особенному воплотились и интерпретировалось наследие полуторатысячелетней православной традиции и «душевная религиозность» нового времени.

Икона написана маслом «на полотне, натянутом на кипарисную доску»;19 ее размер — 67×49 см.20 По стилю изображение может быть датировано второй половиной XVIII в. По своей иконографии и типологии склоненного, умиленного лика с опущенным взором «Умиление — Радости всех радостей» преподобного Серафима повторяет чудотворную «Остробрамскую» икону, написанную в 1620 — 1630 гг., вероятно, с образа Девы Марии нидерландского художника Мартина-де Вос.21 «Остробрамская» икона находилась в каплице над воротами крепостных стен города Вильно, получивших название Острых. О происхождении иконы существует несколько версий. Среди православного населения Литвы, а также Белоруссии и Украины широкое распространение получило предание о восточном происхождении этого образа.22 «Остробрамская» икона славилась как утешительница страдающих и обездоленных, нуждающихся в покровительстве и заступничестве. Почитали ее и в среде русского населения. «Остробрамскую» чудотворную икону, вероятно, чтили и в городе Курске, на родине преподобного Серафима. Принадлежавшая ему икона «Умиление» является свободной копией чудотворной «Остробрамской». От последней она отличается отсутствием чисто западных атрибутов — короны и лунного серпа, обрамляющего полуфигуру Богоматери снизу, а также деталями, придающими иконе характер православного изображения. На «Остробрамской» иконе руки Богоматери скрещены перед грудью таким образом, что левая рука лежит сверху. На иконе «Умиление» сверху изображена правая рука — так, как скрещены руки принимающих Святое Причастие. Между острыми лучами венца-сияния на «Остробрамской» иконе — звезды, указывающие (вместе с лунным серпом) на литературный источник первообраза — Апокалиптическую жену «облаченную в солнце, с венцом из двенадцати звезд» (Апок. 12: 1,5). На венце иконы «Умиление» звезд нет. Их заменили буквы слов молитвенного приветствия из Акафиста Богоматери — «Радуйся Невесто Неневестная».

Драгоценный оклад иконы, долгие годы сохранявшийся в земле и ныне отреставрированный, — пожертвование императора Николая II.23 Он представляет собою великолепное произведение ювелирного искусства, исполненного, вероятно, в придворной мастерской Фаберже. Оклад с эмалями, рельефная серебряная риза с резным орнаментом и жемчужный убрус с короной полностью закрывают икону. В этом роскошном сияющем обрамлении виден только темный лик Богоматери и сложенные на груди руки.

С чтимой иконы батюшки Серафима было сделано несколько копий. Самая ранняя из известных нам датируется сороковыми — пятидесятыми годами XIX в.24 Это небольшая (31,5×29 см) живописная икона на стекле, передающая чтимый образ в зеркальном отражении. Она похожа на Серафимо-Дивеевскую чудотворную только своей иконографией, хотя является ее списком. Икона выполнена в стиле академической живописи. Крупные, классически правильные черты полнокровного лика, большие глаза, полуприкрытые тяжелыми веками, изящно наведенные брови, полные алые чувственные губы. На голове белый плат, спадающий на грудь; концы плата Мария поддерживает сложенными на груди руками. Поверх белого плата голову окутывает темно-серое покрывало. На Марии темно-синий плащ и малиновое платье. Вокруг головы — высветление темно-коричневого фона, имитирующее сияние, по краю которого идет надпись «Радуйся невесто неневестная», образующая опись нимба. Оборот иконы закрыт картоном, на котором имеется следующая надпись чернилами: «ия из Саровской пустыни икона Благословение митрополита Филарета моназини монастыря Инокентии, пожертвована ею по смерти в Троицкую церковь, что на Пятницком кладбище».

Второй список с чудотворной иконы «Умиление — Радости всех радостей» находится в Третьяковской галерее.25 Именно он, многократно опубликованный, получил известность как подлинная Серафимо-Дивеевская икона. Изображение Богоматери здесь такое же, как на воспроизведениях в различных печатных изданиях и на житейских иконах преподобного Серафима начала XX столетия.26 Размер этой копии полностью соответствует размеру оригинала — 67×49 см. На ее нижнем поле надпись: «Копия святой чудотворной иконы Божией Матери Умиление пред которой в молитвенном подвиге скончался святой преподобный Серафим Саровский Чудотворец 1833 года января 2-го дня». Нежный миловидный лик Девы Марии с опущенным взором прикрытых веками очей исполнен в мягкой живописной манере академической живописи рубежа XIX — XX вв., использовавшийся для написания икон. Одежда Богоматери — накинутый на голову плат, платье и плащ, а также венец с острыми лучами из «драгоценных камней» имитируют тот серебряный золоченный убор (оклад, ризу и венец), который, вероятно, был на иконе до нового оклада императора Николая II. Близкие этой иконе копии находятся также во вновь открытом в 1990 г. Дивеевском монастыре.

* * *

Особо чтимой иконой Оптиной пустыни был образ Богоматери, созданный по заказу старца Амвросия. История возникновения образа и его иконография необычны. Замысел написания этой уникальной иконы возник у батюшки Амвросия в последние годы жизни, когда он по долгу находился в близлежащей Шамардинской женской обители, устроенной им для обездоленных женщин и девушек. Тяжело больной старец, предчувствуя приближение смерти, был обеспокоен судьбой обоих монастырей, предвидя голод и разруху. Созерцая с высокого холма, на котором расположена Шамардинская обитель, живописную долину с речкой Сереной, хлебным полем и дальними селами, он молился Богоматери о покровительстве и заступничестве. Старец сделал эскиз иконы, в основу которого был положен любимый им шамардинский пейзаж с парящим над ним на облаках образом Богоматери, и в 1890 г. поручил написать задуманную им икону своему ученику иеромонаху Даниилу, родному брату игуменьи Шамардинской обители матери Софии, в миру тульской помещицы Софьи Михайловны Яньковой, урожденной Болотовой.27 Оптинский пустынник Даниил (Д. М. Болотов, 1837 — 1907), «много потрудившийся в деле христианской проповеди среди интеллигенции»,28 был известным академическим живописцем. Он изобразил Богоматерь восседающей на облаках, с распростертыми в стороны руками, в привычном для него академическом стиле живописи. Образ Богоматери был заимствован из иконы «Всех святых», находившейся в Богородично-Всехсвятском монастыре (основан в 1875 г.) в Орловской губернии. Внизу на Оптинской иконе натуралистически трактованный пейзаж: уходящее вдоль хлебное поле со связанными снопами ржи; на переднем плане — травы и цветы.

Икона получилась далеко не традиционной, но близкой тому образу, в котором представлялась старцу Амвросию Божия Матерь — питательница голодающих, милосердная заступница обездоленных, покровительница крестьян-земледельцев, дающая надежду на урожай и избавление от нужды. Икона была написана Даниилом в Болховском женском монастыре и привезена в Оптину пустынь осенью 1890 г. настоятельницею этого монастыря игуменьей Иларией.29 Появление новой Богородичной иконы в 1890 г. не случайно: тот год в Калужской губернии был голодным. Батюшка Амвросий надеялся, что через этот образ Богоматерь будет оказывать всем голодающим и обездоленным особенно действенную помощь и благодать. Он дал название новому образу «Спорительница хлебов» (помощница людям в их трудах и заботах о хлебе насущном) и установил день его празднования 15 октября — после окончания срока жатвы и уборки урожая. Незадолго до своей последней болезни он составил особый припев к обычному Богородичному Акафисту, поющемуся на молебнах перед иконой: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Подаждь и нам недостойным росу благодати Твоея и яви милосердие Твоеъ».

В молитве иконе полностью раскрывается содержание этого Богородичного образа: «О, Пречистая Дево Богородице, Премилостивая Владычице, Царице небесе и земли, всякого дома и семейства христианского благоустраительнице, труждающихся благословение, нуждающихся неистощимое богатство, сирых и вдовиц и всех людей Кормительнице! Питательнице наша, рождшая Питателя Вселенные и Спорительнице хлебов наших: Владычице, ниспосли Твое Матернее благоволение и благословение градом нашим и селам и нивам и каждому на Тя упование имущему. С благоговейным трепетом сокрушенным сердцем смиренно молимся Тебе: О, Премилосердная Мати рода христианского, буди и нам грешным и недостойным рабом Твоим мудрая домостроительнице, житие наше доброе устрояющая. Всякое же общество, всякий дом и семейство во благочестии и православии, единомыслии и довольстве соблюди, Нищия и неимущия пропитай, старость поддержи, младенцы воспитай, всех вразуми преискренне взывати ко Господу: «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Сохрани, Пречистыя Мати, люди Твоя от всякия нужды, болезни, глада, губительства, града, огня, злаго обстояния и всякого нестроения. Граду, веси нашей, домам и семействам и всякой душе христианстей и всей стране нашей исходатайствуй мир и велию Милость. Да славим Тя, Пречистую Питательницу и Кормительницу нашу, ныне и присно и во веки веков. Аминь».30

Икона сразу же получила почитание не только в Оптиной и Шамардинской обителях, но и в других монастырях и храмах России. Изображения иконы разносились богомольцами по многим городам и селам. Списки с иконы посылались в те места, где была большая нужда. Согласно свидетельствам, молитва перед иконой и ее списками не оставалась безответной. Так, первой милостью Божией Матери, явленной от этой иконы, было избавление обеих обителей и близлежащих калужских и шамардинских пределов от голода 1891 г. Здесь собрали хороший урожай в неурожайный для всей России год. В 1892 г. список с иконы был послан в Пятницкую общину Воронежской губернии. Там была засуха и голод, но во время молитвы перед иконой пошел дождь, поля ожили и дали урожай.31

Многие почитатели батюшки Амворсия хотели иметь изображения чтимой им Богородничной иконы. С образа начали делать живописные списки и литографии. Прославление иконы приобретало общероссийский характер, о ней появились сведения в газетах и журналах. После кончины отца Амвросия на это обратила внимание Консистория, обеспокоенная тем, «что иконе придано, по-видимому, значение явленной или чудотворной».32 В 1892 г. Консистория предписала «представить сию икону в кафедральный собор для хранения в ризнице, что и было исполнено.33 По определению Синода от 30 мая/30 июля 1892 г. «распространение изображений Божией Матери, с усвояемым ей необычным в Православной Церкви названием, было воспрещено».34

В 1896 г. Святейший Синод вновь рассматривал дело «О допущении к употреблению иконы Божией Матери, именуемой «Спорительницею хлебов»».35 Синод вынес следующее определение: «По указу ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Святейший Правительствующий Синод слушали: представление Преосвященнаго Вятскаго, от 23 января сего года за № 274, о преподании указаний, может ли быть допускаемой к употреблению икона Божией Матери, именуемая «Спорительница хлебов». И, по справке, Приказали: Преосвященный Вятский испрашивает указаний, может ли быть допускаемой к употреблению икона Божией Матери, именуемая «Спорительница хлебов». Из справки же видно, что в мае 1892 г. Святейший Синод отклонил ходатайство Московскаго купца Перлова о разрешении к напечатанию хромолитографированного изображения Божией Матери, с наименованием «Спорительница хлебов», признав небезосновательным выраженное Московским Духовно-Цензорным Комитетом опасение, что распространение такого изображения с необычным в Православной Церкви наименованием Божией Матери может возбудить в народе неправильные и нежелательные толки. С сим вместе Святейшим Синодом разъяснена одному духовному цензору, разрешившему печатание того же изображения в Одесской хромолитографии Фесенка, неправильность его действий. При таких данных и не усматривая в настоящее время надлежащих оснований к изменению изложеннаго суждения касательно изображения Божией Матери с наименованием «Спорительница хлебов», Святейший Синод определяет: об оказавшемся по справке уведомить Преосвященнаго Вятскаго указом, а в предупреждение новаго печатания сего изображения поручить Г. Обер-Прокурору поставить в известность о настоящем определении Министра Внутренних Дел; для чего и передать в Канцелярию Обер-Прокурора выписку из сего определения».36

Запрещение Святейшего Синода почитать прославленную отцом Амвросием икону Богоматери было связано не столько с необычной иконографией образа и его названием (в то время Россия была наводнена католическими изображениями, на массовое распространение которых Синод не обращал внимания), сколько с личностью почившего старца. Местное епархиальное начальство, и прежде всего Калужский епископ Виталий, не понимали сущности старчества и потому относились к отцу Амвросию подозрительно и почти враждебно. Они были недовольны пребыванием больного старца в женской Шамардинской обители и даже намеревались насильно вывезти его оттуда несмотря на тяжелое состояние больного. Свое намерение епископ Виталий не успел исполнить: приехав в Шамардино, он встретил старца, лежащего в гробу. 15 октября, в установленный батюшкой день празднования иконы «Спорительница хлебов», его тело было предано земле в Оптиной пустыни.

Недоброжелательное отношение епархиальных властей распространялось и на духовных чад отца Амвросия, на его почитателей и старцев-преемников. Его духовным чадом был (вместе со всей своей семьей) чайный торговец Перлов. Однажды во сне ему явилась Божия Матерь и повелела взять на себя заботу о Шамардинской обители, обещав помогать ему в торговле. После этого явления Перлов стал одним из главных покровителей обители; в Оптиной пустыни «было принято пить Перловский чай».37 Не удивительно поэтому, что его обращение в 1982 г. в Синод с ходатайством о разрешениикнапечатанию хромолитографированного изображения Богоматери «Спорительница хлебов» оказалось безуспешным.

Однако, несмотря на запрещения Синода, изображения Оптино-Шамардинской иконы продолжали распространяться. Один из образов, вероятно, был и у отца Павла Флоренского. Отец Павел хорошо знал эту уникальную икону и оставил о ней очень интересное высказывание. Рассуждая о «всечеловеческих канонах» и «первозданной чистоте форм» иконы, о духовных видениях, запечатленных в «общечеловеческих формах», он писал: «Мне почему-то припомнился тут Оптинский старец Амвросий с его иконой, т. е. написанной, хотя и недостаточно чутко, художником, проникнутым натуралистическими навыками кисти, иконою «Спорительницы хлебов». Из келейки провинциального монастыря Калужской губернии, от простого, убогого старика дается необыкновенный толчок, в полном противоречии со всем строем современной церковной интеллигентности, в противоречии с Синодом, написать Благую Богиню: ведь что же есть эта Спорительница Хлебов, как не видение Богоматери во образе, в канонической форме Матери Хлебов — Деметры? Сквозь не подчинившиеся духовному импульсу живописные приемы 80-х годов, ощущением однако прозреваешь именно это, таинственное видение, церковное «да» древнему образу благостной Деметры, в котором собрали Эллины часть своих предчувствий о Матери Божией».38

Иконе «Спорительница хлебов», связанной с одной из самых выдающихся духовных личностей предреволюционной России, посвятил свое стихотворение известный русский поэт конца XIX в. Вячеслав Иванов:


Есть в Оптиной Пустыни Божия


Матерь Спорительница.


По видению старца Амвросия


Написан образ Пречистой:


По края земли дивное


Богатство нивное;


Владычица с неба


Глядит на простор колосистый;


Спорятся колосья,


И множатся в поле снопы


золотистого хлеба…


Тайные Церкви глубин


святорусских Затворница,


Руси боримой со светлыми


Духи Поборница,


Щедрая Благотворительница,


Смут и кровей на родимой


земле Умирительница,


Дай нам хлеба в скорости,


Добрым всходам спорости,


Матерь Божия Спорительница!

Увлеченный античностью поэт-символист Вячеслав Иванов, подобно философу-богослову Павлу Флоренскому, также прозрел в иконе древний прообраз богини-покровительницы рождающей земли, органично соединенный с христианским образом Заступницы новозаветного человечества — Девы Богородицы.

Судьба прославленной иконы батюшки Амвросия, унесенной из Шамардинской обители в 1892 г. по указу Синода, нам неизвестна. Есть сведения, восходящие к сообщению епископа (Уфимского) Анатолия в январе 1988 г. в Бергамо, что она находится в литовской деревне Михнево под Вильнюсом.39 Во вновь открытых Оптиной (1987) и Шамардинской (1990) обителях почитаются новые списки иконы Богоматери «Спорительница хлебов». От образа XIX в. они отличаются тем, что Богоматерь, сидящая на облаке, окружена традиционной для средневекового искусства ярко-синей овальной мандордой-сиянием, пронизанной лучами и украшенной по внешнему краю звездами.

В музейных собраниях России хранится несколько живописных списков «Спорительницы хлебов». Один из них находится в Третьяковской галерее.40 Эта небольшая икона (18×13 см), исполненная в живописной манере, маслом на доске, представляет собою довольно точный список прославленного образа. Вверху на фоне иконы, по сторонам от изображения Богоматери, надпись: «Образ Пресвятыя Богородицы Спорительницы хлебов» На обороте чернилами следующая запись: «Благословение батюшки о. Анатолия. 1912». В Третьяковскую галерею икона поступила 3 марта 1970 г. от В. А. Павлова.

Старец Анатолий «Младший» (Потапов),41 келейник батюшки Амвросия, один из последних духовников Оптиной пустыни, по молитве и милости Божией отошедший ко Господу в назначенный ему день отправления в ссылку 30 июля 1922 г., был прямым преемником батюшки. Он отличался той же ласковостью обращения и любовью, которая была и у батюшки Амвросия. Это привлекало к нему многочисленные толпы людей. Те, кому довелось видеть отца Анатолия при жизни, считали его самым дивным старцем XX столетия, «святейшим из святых». Приходивших к нему он благословлял книжечками и иконками, своими кроткими, тихими речами примеряя и успокаивая их мятущиеся души. Может быть и той душе, которая в 1912 г. ушла от него из Оптиной с хранящимися ныне в Третьяковской галерее списком «Спорительницы хлебов» великим духовным преемником великого старца Амвросия были сказаны слова утешения, подобные этим: «Наш учитель — смирение. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. А благодать Божия — это все. … Трудно было бы жить на земле, если бы точно никого не было, кто бы помог нам разобраться в жизни. … А ведь над нами Сам Господь Вседержитель, Сама Любовь. … Чего же нам бояться, да сокрушаться, зачем разбираться в трудностях жизни, загадывать, да разгадывать. … Чем сложнее и труднее жизнь, тем меньше нужно это делать. … Положись на волю Господню, и Господь не посрамит тебя».42




1 См.: Успенский Л. А. Пути искусства живописного направления в Синодальный период Русской Церкви // Успенский Л. А. Богословие иконы Православной Церкви. Изд. Западно-Европейского Экзархата и Московской Патриархии. 1989. С. 353 — 399.

2 Преподобный Серафим Саровский причислен к лику святых в 1903 г. День его памяти (день прославления) — 19 июля. О преподобном см.: Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. Сост. Архимандрит Серафим (Чичагов). СПб., 1903. С. 39 — 55. Дивеевский монастырь был открыт вновь в 1990 г. В январе 1991 г. произошло вторичное обретение мощей преподобного, хранившихся в музее Истории религий и атеизма в Ленинграде (в Казанской соборе). В настоящее время мощи преподобного находятся в Дивееве. Преподобный Амвросий Оптинский канонизирован Поместным собором Русской Православной Церкви 1988 г., посвященном 1000-летию Крещения Руси. Житие преподобного (со списком творений и библиографией) см.: Канонизация святых. Поместный Собор Русской Православной Церкви, посвященный 1000-летию Крещения Руси. Троице-Сергиева Лавра. 6 — 9 июня 1988. С. 135 — 146; Концевич И. М. Оптина пустынь и ее время. Нью-Йорк, 1970. С. 153 — 290.

3 Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. С. 250.

4 Там же. С. 3 — 6.

5 В 1827 г. для бедной Дивеевской общины отец Серафим повелел одному крестьянину, искусному плотнику, построить мельницу. Построив «мельницу-питательницу», отец Серафим «по изволению Божией Матери» перевел в новую — «Мельничную» — общину семь сестер из старой общины матери Александры. Соединение двух Дивеевских общин в одну произошло в 1842 г. (см.: Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. С. 203 — 226).

6 Там же. С. 458, 459.

7 Там же. С. 472 — 476.

8 Там же. С. 482.

9 Там же. С. 214, 220 — 221.

10 Там же. С. 500.

11 Там же. С. 726.

12 Там же. С. 727.

13 Арцыбушев А. Икона «Умиление» возвратится в Дивеево // Журнал Московской Патриархии. 1992. № 4. С. 62.

14 [Серафима (Булгакова), монахиня]. Дивеевские предания. М., 1990. С. 8.

15 Там же. С. 25.

16 Там же. С. 39.

17 Там же. С. 24.

18 Сведения о судьбе иконы после закрытия Дивеевского монастыря были любезно сообщены мне о. Виктором Шиповальниковым и А. П. Арцыбушевым, сделавшим на икону еще один — «повседневный» — оклад. См. также его статью (примеч. 13).

19 Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. С. 499 — 500.

20 См.: Арцыбушев А. Указ. соч. С. 62.

21 См.: Корнилова Л. А. Страницы Белорусской Мариологии: Жировичская, Белыничская и Остробрамская иконы Богоматери // Сборник Калужского художественного музея. Калуга, 1993. Вып. 1. Ч. 1. С. 43.

22 Там же. С. 41 — 48.

23 См.: Арцыбушев А. Указ. соч. С. 62.

24 См.: Красилин М. М. Памятники искусства XVIII — начала XX вв. в немузейных собраниях Москвы. Троицкая церковь на Пятницком кладбище: Каталог // ВНИИР. Художественное наследие: Хранение, исследование, реставрация. М., 1990. Вып. 13. С. 128, 140 — 141 (кат. № 23). 14 мая 1984 г. во время ограбления церкви икона была разбита.

25 ГТГ. Инв. № 20 878. Происхождение иконы неизвестно. В Третьяковскую галерею она поступила из Московского отдела народного образования при Народном комиссариате просвещения.

26 См., например, воспроизведение чудотворной иконы «Умиление» в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» (ил. у с. 482).

27 Четвериков С., протоиерей. Описание жизни блаженныя памяти Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Изд. Козельской Оптиной пустыни. 1912. С. 286 — 287; Концевич И. М. Указ. соч. С. 287.

28 Концевич И. М. Указ. соч. С. 387.

29 Агапит, архимандрит. Жизнеописание в Бозе почившего Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. М., 1900. Ч. 1. С. 103.

30 Молитва «Спорительница хлебов» // Град Китеж. 1992. № 3 (8). С. 18.

31 Агапит, архимандрит. Указ. соч. С. 104; Четвериков С., протоиерей. Указ. соч. С. 312.

32 Историческое описание Козельской Оптиной пустыни и Предтечева скита (Калужской губернии). Изд. Оптиной пустыни. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1902. С. 153.

33 Там же. С. 153.

34 Там же. С. 153.

35 Дело хранится в Российском государственном Историческом архиве в Санкт-Петербурге (РГИА. Ф. 797. Оп. 66. Ед. хр. № 143. Отд. III, 3 ст., 1986 г.). Этот архивный документ был любезно указан мне сотрудницей Гос. Русского музея Н. В. Пивоваровой.

36 РГИА. Ф. 797. Д. 66. Ед. хр. № 143. Отд. III, 3 ст. Л. 1 — 2; см. также л. 3 — 6.

37 Концевич И. М. Указ. соч. С. 290.

38 Флоренский П. А. Иконостас. М., 1994. С. 83 — 84. Это высказывание было любезно указано мне В. Г. Пуцко.

39 Там же. С. 171. Примеч. 91. Здесь же дано следующее указание: «Об этой иконе и чудесах от нее см.: Вечное. [Париж]. № 126. 1958. С. 23 — 25.

40 ГТГ. Инв. № ДР 603.

41 О нем см.: Концевич И. М. Указ. соч. С. 404 — 451.

42 Там же. С. 411.


← Назад | Вперед →