Вверх

С. В. Баруздина. Абабковский Николаевский Георгиевский женский монастырь Горбатовского уезда (1818 — 1928 гг.). История создания и подвижничества.


Абабковский Николаево-Георгиевский женский монастырь располагался на правом берегу реки Оки, в шестидесяти пяти верстах от Нижнего Новгорода, пятнадцати верстах от уездного города Горбатова, при селе Абабково.

Основание его относится к 1818 г., когда, по преданию, здесь поселилась одна благочестивая странница Лукия Масленникова, известная по тайному постригу под именем Лампадии. Родители монахини Лампадии, в миру Лукии, были мещане города Мологи (Ярославской области). Иноческая жизнь привлекала ее с юности, но родители ее горячо любили и были против ее ухода в монастырь. Поэтому она тайно ушла из дому, назвала себя Лукианом и поступила в мужской Валаамский монастырь. Подвижничала она там несколько лет, пока не открылось, что она беглая, и ее посадили в тюрьму в Петербурге. Там пробыла она год, не желая открыть свое имя, пока не нашел ее отец и не привез домой. Однако дома она остаться не захотела.


Одна из кротких жен по имени Лукия


Проведшая лета в убожестве младыя,


И испытавшая все горести сует,


Дала пред Господом в душе своей обет,


Оставивши сей мир, в пустыню удалиться,


Хотя б в последни дни


спокойством насладиться.

Затем она вместе с единомышленной ей девицей Наталией отправляется на богомолье по святым местам России. Недалеко от города Мологи спутницы, спускаясь с обрывистого берега р. Оки, были поражены необыкновенной красотой открывшегося перед ними вида: вдали, в полном уединении, стояла церковь, ближе к ним — село Абабково. Оказалось, что церковь эта кладбищенская и очень древняя и посвящена она святому великомученику Георгию. День был воскресный, и они попали в сельскую местность к самому началу литургии. После богослужения местная помещица Наталия Яковлевна Прокофьева пригласила по старинному благочестивому русскому обычаю обеих странниц отобедать. В задушевной беседе Лукия открыла ей свое желание поселиться при уединенной церкви около села Абабково и окончить здесь свою жизнь, посвятив себя подвигам благочестия. Добрая Прокофьева горячо отозвалась на ее желание и устроила при церкви богадельню. Но прежде, чем решиться начать новую жизнь, Лукия пошла в Саровскую пустынь, чтоб узнать от саровских старцев, угодно ли Богу ее пожелание. Великий Саровский подвижник преподобный Серафим, а также знакомые Лукии по Валааму старцы Назарий и Илларион, благословили ее, и старец Илларион постриг келейно Лукию в мантию с именем Лампадии. Мать Лампадия вернулась с благословением в Абабково.


И тако келию здесь водрузив убогу,


Всю предала себя она на жертву Богу!

Кроткая, со всеми ласковая и приветливая, она отличалась молчаливостью и любовью к уединенным молитвам. Летом она удалялась для молитвы в чащу леса, зимой и в ненастную погоду — в пещеру. Носила она мужское послушническое одеяние. Так прожила она четыре года и скончалась от горячки сорока двух лет от роду 18 мая 1823 г. и была похоронена около Свято-Георгиевской церкви. К тому времени в богадельне жило уже двенадцать сестер. Они ткали, пряли, занимались огородничеством. Старшей над ними была Ксения Николаевна, сестра Зеленогорской общины, которая заменила мать Лукию. Тяжелые испытания выпали на долю сестер богадельни: неприятие и козни местных крестьян, недовольных тем, что пришлые занимают их земли, набеги грабителей-разбойников, пытавшихся обрести богатство в кельях.


Уже бы мыслили все возвратиться вспять:


Но удержала их Господня благодать.


В сих обстоятельствах, тягчайших


всяка бремя,


Довольное пожив с сестрами


КСЕНЬЯ время


С жезлом пошла в Саров скорбящих


по отцам,


Лиющим туне всем целительный бальзам,


Бальзам священныя любви, благословенья,


И назидательна в печалях утешенья.


— И о! Столь сладостен был нектар тех


словей —


Для горестных ее, разстроенных ушей!


«Мужайся, бодрствуй, стой


недремлемо, крепися.


На Бога уповай, писания держися!


Бог скоро низпошлет желаемы вам дни,


И вы почиете спокойствия в тени;


Он благодетелей великих вам возставит,


Умножит сестр число и место то прославит»


Сим наставленьем быв ободрена святым,


Явилась КСЕНИЯ опять к сестрам своим,


И обращается к Прокофьевой с слезами, —


Помещице сих мест созремейшей летами,


И просит от нее покрова и защит,


Какия ж госпожа та милости явит?


Две десятины им земли увековляет,


И суммою казны их щедро награждает;


А именно кладет 5000 в банк рублей


Из собственной казны домовыя своей,


Сказав: Сестры! Вот дар вам от меня


в дар вечной,


Пожертвованный в знак


любви моей сердечной


Примите ж с чувством сей богоблагодаренья


В залог НАТАЛИИ приснопоминовения!


Отселе в пустыне все вид приемлет новый,


Спадают горести со КСЕНИИ оковы.


Где благодати дух божественная дыхнет,


Там непостижно все сверх чаянья растет.


На место хижины явилось много келий,


Покойных к житию, довольных для изделий,


В которы собралось толико вдов и дев,


Что КСЕНЬЯ наконец, здоровьем ослабев,


Ярем правленья над ними безспокойный


Должна с себя сложить


и передать достойной


Где ж таковую, мнит, преемницу сыскать,


Которая б могла все верно разчислять,


О пользе общины с усердием стараться,


Благораспоряжать и истины держаться?

Одной из сестер в общине была Евдокия Титова. Однако она, в поисках строгой иноческой жизни в монастыре, в 1813 г. ушла и поступила в Николаевский Арзамасский монастырь. Вскоре, после ее поступления, Евдокию отпустили за благословением к преподобному Серафиму. «Мир тебе, раба Божия», — сказал ей, — «Молись больше Богу и у тебя будут детки; и много будет детей, ты должна будешь быть Саррой». Евдокия страшно испугалась; она думала, что старец предсказывает ей мирскую жизнь. Но преподобный стал ласково утешать ее, и она ушла успокоенная, хотя ничего не поняла в словах его. Поняла она их только, когда в 1846 г. престарелая Ксения, ослабев здоровьем, призвала ее занять свое место. Евдокия тогда была уже в рясофорном постриге и носила имя Палладии.


Палладию тронул и убедил сей глас.


Она должна была оставить Арзамас,


И в первобытную свою притти обитель,


Куда благословил и сам ее СВЯТИТЕЛЬ,


Припоручив ей власть начальницею быть


Любовь ко всем иметь, о нужном доносить.

Она приняла свое назначение как волю Божью. Число сестер при ее вступлении в должность сразу же возросло до тридцати. Тогда она ввела в богадельне устав строгих общежительных монастырей, чтение не усыпаемой Псалтири и научила сестер разным монастырским рукоделиям. К этому времени Свято-Георгиевский храм сильно обветшал, в нем опасно было служить, и сестры вынуждены были посещать приходскую церковь с. Абабково. Матушка Палладия добилась разрешения делать сбор на обновление храма и завела в нем ежедневные службы. В это же время привлекаются богатые благотворители, за счет которых увеличивается и территория богадельни — полторы десятины были подарены графом Шереметевым, пятьдесят десятин земли — купцом Николаем Алексеевичем Акифьевым, щедро помогавшим Абабковской богадельне на протяжении всей своей жизни.

Николай Алексеевич Акифьев и его жена Анна Васильевна занимают особое место в процессе развития и строительства Абабковского монастыря. Богобоязненный богатый нижегородский купец Николай Алексеевич особенно любил украшать храмы. Однажды его жена прочла ему сказание из жизни св. великомученика Георгия, в котором говорится о чудесном возрождении заброшенного храма св. Георгия в Малой Азии. Акифьевы пожалели о том, что в их время уже все храмы благоукрашены, и они не могут обновить храм такому великому святому. Как же они обрадовались, когда в это время пришла к ним мать Палладия для сбора на обновление Свято-Георгиевской церкви, да еще на их родине. «Сам святой Георгий пришел к нам», — говорили они и с тех пор стали щедро помогать Абабковской богадельне.


Почетный Павловский купец и гражданин,


Акифьев Николай, усердный церкви сын,


Питая чувствия ко благовдохновенны,


На пользу оныя в доходы неизменны,


Кладет в банк серебро по щедрости своей


Двенадцать тысяч в век пожертвовал рублей,


И дарствует земли к оранию удобной


Сто с лишним десятин


по грунту плодородной.

Благодаря этому обеспечению, 19 декабря 1848 г., по указу Синода, богадельня получила право именоваться Николаевской Абабковской общиной, причем была названа Абабковской — по близости своему к селу Абабкову, и Николаевской — по имени своего ктитора.

Тогда начались труды сестер по созданию необходимых для общины построек. А труды эти были немалые, место, где стояла богадельня, было неровное, заросшее лесом и кустарником. Ревностно трудились сестры, во главе их сама матушка настоятельница. Прежде всего воздвигли, тоже с помощью Н. А. Акифьева, первый деревянный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы и приделами во имя св. великомученика Георгия и св. праведного воина Николая, ангела жертвователя. 22 июня 1849 г. храм был заложен, а в 1851 г. закончен.


Но пред лицем уже и новый Божий дом!


Я обращаюся к нему с моим пером,


Означить год его начальна основанья,


И совершенного строеньем окончанья,


Со изъяснением всех сущих в нем доброт.


Шел тысча восемь сот сорок девятый год,


И храм ИАКОВА ЕПИСКОПА руками,


Мимогрядущего сей пустыни стезями,


В честь всех владычицы небесной заложен,


И с колокольною в два лета совершен;


Возник иконостас в нем в виде пребогатом,


Отличный резбою, сияющею златом;


Алтарь и стены все оштукатурены,


И образами лиц святых отживлены.


Здесь царския врата, блистательны колонны,


Серебровидныя, жемчужныя иконы,


И перед оными висящих блеск лампад,


Пленяют зрителей благоговейный взгляд,


И с тем ж чувствами их привлекают взоры


При западных стенах устроенные хоры.


Какия ж именно и сколько всех вещей,


К священнодействию служащих


в церкви сей?


Потиры, дискосы, кресты благословенны,


Ковчеги, сребренны для таин позлащенны;


Евангелию же по бархату сребром


С Евангелистами обложен кругом;


Воздухов множество богатых разна-цвету;


Подризников криз 15 пар по щету,


И столько же числом подобных стихарей,


И по приличию ко оным орарей.


Книг не было совсем: и книги вдруг все новы


К богослужению являются готовы.


Сверх приобретенных Палладией сих вещей


Еще имеется безценность здесь Мощей:


Часть ризы и креста господня всесвященна,


Часть Харалампия страдальца незабвенна,


И часть Георгия, поборника царей, —


Победоноснаго предстателя вождей.


Нельзя же здесь не счесть


в предмет умозанятный


И колокольни вид извне благофасадный.


Она хотя собой невидна высотой,


Но привлекательна фигурной лепотой.


Она Акифьевых есть звук благодеяний, —


Есть эхо, красота во общине всех зданий.


На ней имеется всех восемь колколов,


Из коих в первом вес 147 пудов;


А прочие все двустами превышают,


И в действию все звон отличный составляют.


Но храм сей, утварью толико удовленный,


Три года состоял вполне неосвященный.


Дверь входная в него была затворена,


И к церкви община такой причислена,


Где причт абабковский усопших погребает,


И службы изредка в той церкви совершает.

22 ноября 1853 г. был освящен придел во имя св. Георгия, 25 июля 1854 г. был освящен сам храм, а 26 июля того же года — второй придел во имя св. Николая.

В эти же годы начинается строительство каменных зданий, что свидетельствует о растущем благосостоянии общины. С 1852 по 1855 гг. основная территория была обнесена каменной оградой с четырьмя башнями по углам на средства купца Н. А. Акифьева. На его же средства построены двухэтажный деревянный дом для священников (за оградой) и двухэтажный деревянный дом для принятия богомольцев. В это же время были построены больничный храм во имя Пресвятой Богородицы Всех Скорбящих Радости (1852 г.), келии, трапезная, просфорня, псалтирня и все прочие монастырские здания. Вскоре после этого Н. А. Акифьев умер к большому горю всей обители.

В 1858 г. обитель посетил Нижегородский епископ и был поражен, найдя вместо бедной общины благоустроенный монастырь. В январе 1859 г. Абабковская Николаевская община возведена в степень третьеклассного общежительного монастыря. Тогда же были произведены первые постриги; первой была пострижена в мантию мать Палладия с именем Евпраксии и возведена в сан игуменьи. Обитель продолжала разрастаться, в 1859 г. заложен, а вскоре и возведен двухэтажный каменный пятиглавый трехпрестольный храм во имя Живоначальной Троицы. Но до освещения матушка игуменья не дожила, скончалась она в том же году тихо, мирно и безболезненно, ей было семьдесят три года. В 1886 г. ввиду недостатка средств, а также из-за большого пожара, в результате которого сгорели все монастырские службы, работа была приостановлена. За два года все сгоревшие здания были отстроены вновь, и строительство храма возобновилось. В 1886 г. храм был закончен, 26 июня того же года был освящен престол и правый придел в честь иконы Тихвинской Богоматери, 29 июня были освящены два престола: левый — в честь Св. Николая Чудотворца, средний — в честь Живоначальной Троицы.

К 1889 г. в монастыре проживало около ста сестер. Были возведены конный и скотный двор.

В 1900 г. на месте разобранной из-за ветхости деревянной Покровской церкви на средства Ивана и Пелагеи Максимовых был заложен зимний каменный с колокольней девятиглавый четырехпрестольный храм — по проекту архитектора Анатолия Ивановича Шмакова, впоследствии расписанный крестьянином села Палех Константином Александровичем Першиным. В 1903 г. главный престол храма был освящен в честь Покрова Божьей Матери Усекновения главы Иоанна Предтечи; приделы: преподобного великомученика Георгия Победоносца и мученицы Пелагеи, святых Николая Чудотворца и преподобного Николая Воина. При храме имелась усыпальница с приделом во имя Всех Святых, где был погребен прах храмодателей и благотворителей Максимовых.

На 1904 г. игуменьей монастыря была Антония. В этом же году был заложен новый двухэтажный каменный трапезный корпус, законченный лишь в 1914 г., с постройкой которого завершилось формирование архитектурного ансамбля монастыря.

В 1911 г. настоятельницей монастыря была утверждена игуменья Рахиль. В миру она была Ефросинья Ивановна Стругова, в монастыре с 1872 г., в монашестве с 1899 г. Согласно сведениям о благосостоянии монастыря на 1911 г., составленным игуменью Рахилью, в основную территорию монастыря, обнесенную каменной стеной, входили: два каменных храма — Троицкий и Покровский, Больничный каменный корпус с домовой церковью в честь Скорбящей Богоматери, каменная часовня, три каменных двухэтажных корпуса, четыре двухэтажных деревянных корпуса, двухэтажный полукаменный корпус, деревянная келья, три ледника, три бани, несколько деревянных хозяйственных построек; вне монастырской ограды располагались: небольшая деревянная часовня, два дома священников, два дома гостеприимных, деревянное одноэтажное здание «Максимовской» церковно-приходской школы, дом для рабочих, дом, в котором проживал В. И. Желтиков — благотворитель монастыря. Кроме того, монастырю принадлежало несколько подворий: в Нижнем Новгороде — на Зеленском съезде возле Польского костела — полукаменный дом с каменной часовней; в г. Горбатове — одноэтажный деревянный дом и двухэтажный полукаменный дом в г. Павлове. Основной доход в монастырь поступал от печения просфор в подворьях. Монастырь имел собственную водяную мукомольную мельницу на речке Кишме, в трех верстах от монастыря. Всей земли в разных местах во владении монастыря значилось 689,5 десятин и 66 саженей.

На 1915 г. в монастыре числилось две игуменьи, сорок две монахини и сто шестьдесят две послушницы. Жизнь и повеление сестер обители согласуются с уставом общежительных монастырей: в установленное время всеми посещается храм Божий, как во время богослужений, так и во время исправления монастырских правил. Все сестры, кроме престарелых и больных, проходят назначенные послушания: клироссное, церковное, просфорное, в поварне и рыбной, на скотном и конном дворах, на подворьях, мельницах, пчельниках и других работах по хозяйству. Сверх того, сестры занимаются рукоделием: шитьем, гладью, тканием поясов. За особое искусство по рукоделию монастырь получил серебряную медаль от Комитета Санкт-Петербургской выставки монастырских работ, состоявшейся около 1905 г.


← Назад | Вперед →