Вверх

А. Г. Мельник. О двух утраченных памятниках Ростовского кремля


В настоящей работе речь пойдет о двух давно утраченных и почти забытых элементах ансамбля Ростовского архиерейского дома («кремля») воротах дровяного двора и богадельне. В литературе имеются лишь краткие упоминания об этих зданиях и изображения их планов в составе общего плана Ростовского кремля.

Ворота дровяного двора были разобраны на рубеже XVIII и XIX вв., богадельня в 1804 г. Единственными графическими источниками по данной теме являются два плана Ростовского кремля, составленные в начале 1790-х гг. архитектором А. Гусевым, на которых зафиксированы и планы рассматриваемых сооружений. Первый из них, датированный 1793 г., опубликован. Второй чертеж, хотя и не датирован точно, может быть отнесен к началу 1790-х гг. Ныне он хранится в Ростово-Ярославском архитектурно-художественном музее-заповеднике (Ар-116).

Последний чертеж по сравнению с первым лучше сохранился. В частности, только на нем имеется план ворот дровяного двора. На первом же чертеже от этого плана уцелел лишь небольшой фрагмент. Фрагменты указанного чертежа начала 1790-х гг. с планами рассматриваемых памятников приведены в настоящей работе (рис. 1, 2). [Илл. 16, илл. 17]

Указанные планы, дополненные данными письменных источников, позволяют хотя бы в общих чертах охарактеризовать историю и архитектуру рассматриваемых сооружений.


Ворота дровяного двора


Эти ворота располагались несколько севернее средней части восточного участка невысокой кирпичной ограды, которая окружала в древности территорию, примыкающую с юга к собственно архиерейскому двору. Ныне ее называют «митрополичьим садом». В XVII в. и вплоть до второй половины XVIII в. эта территория делилась на две части. В западной располагался Григорьевский монастырь, в восточной хозяйственный дровяной двор. Воротами этого двора и являлся рассматриваемый памятник.

Упомянутый восточный участок ограды был разобран вместе с воротами на рубеже XVIII и XIX вв. Остальная часть ограды в сильно перестроенном виде дошла до наших дней. В середине 1970-х гг. большая часть восточного участка ограды была воссоздана. Во время рытья траншеи под ее фундамент обнаружились основания стен разобранной постройки, которые, по нашим наблюдениям, были сложены из характерного для XVII в. большемерного кирпича. Тогда эта постройка не была изучена и атрибутирована. Теперь же совершенно ясно, что это были остатки ворот дровяного двора.

По всей видимости, их следует датировать последней четвертью XVII в.

Судя по плану начала 1790-х гг. (рис. 1 [Илл. 16]), это было весьма внушительное, прямоугольное в плане сооружение длиной 5,9 сажени и шириной 2,6 сажени, что при длине тогдашней сажени в 2,16 м соответствует 12,7 и 5,6 м.

В средней части здания располагался довольно широкий (1,3 саж. или 2,8 м) проем ворот, по обе стороны от которого имелись одинаковые по размерам небольшие помещения с дверными проемами, устроенными со стороны дровяного двора. В экспликации чертежа начала 1790-х гг. они названы «кладовыми». Первоначальная же их функция неизвестна.

Над рассматриваемым первым этажом возвышался второй этаж. Каким он был, помогает понять опись Ростовского архиерейского дома, составленная после пожара 1758 г. Согласно ей, второй этаж ворот делился на два помещения («палатки»), в которых было 8 окон с окончинами высотой в 7 четвертей аршина и шириной в 3 четверти аршина. Опись рекомендует оконные слюдяные рамы, поврежденные пожаром, «вновь сделать». Тот же документ фиксирует на стене второго этажа «середину» (трещину). Далее указано: «одну стену надлежит разобрать от полу до своду вышины на четыре аршина и сделать вновь и крышу покрыть тесом».

Таким образом, эти ворога типологически были очень близки дошедшему до нас «Крутицкому теремку» (1693−1694 гг.), или, другими словами, проездным воротам Крутицкого архиерейского двора. По-видимому, подобные монументальные ворота с «палатками» во втором этаже были распространены в русском зодчестве XVII в.

Но существует и более близкая аналогия. Это южные ворота той же самой ограды «митрополичьего сада». Первоначально они, видимо, были воротами Григорьевского монастыря. Возможно, именно их называет «воротами святыми каменными» опись Ростовского архиерейского дома 1691 г. Ныне эту постройку совершенно неверно называют «мыленкой», хотя еще в литературе 1950-х гг. она правильно именовалась проездными воротами. На упомянутых планах 1790-х гг. данное здание обозначено также как «ворота». Оно тоже двухэтажное и напоминает тот же «Крутицкий теремок».

Натурные наблюдения свидетельствуют, что эти южные ворота либо в XVIII в., либо в XIX в. подверглись капитальной перестройке, но с сохранением первоначальных основных габаритов и традиционного для XVII в. оформления. Глядя на это здание, теперь можно представить первоначальный облик и ворот дровяного двора.


Богадельня


Сохранившиеся приходо-расходные книги 1696−1698 гг. Ростовского архиерейского дома позволяют довольно подробно проследить историю создания богадельни. Ее заказчиком являлся ростовский митрополит Иоасаф (1691−1701 гг.). Строительство вел в 16 951 696 гг. «домовой», то есть принадлежавший Ростовскому архиерейскому дому «каменного дела мастер» Степан Леонтьев «с товарищи». К августу 1697 г. «оконнишник» Ростовского Богоявленского монастыря Иван Леонтьев сделал для окон богадельни «больших и средних четырнадцать» слюдяных окончин. В августе того же года плотники из сел вотчины Ростовского архиерейского дома Василий Киприанов, Клим Митрофанов и Тихон Иевлев «с товариши 30 человек» в «богадельнях каменных затворы и лавки делали, и покрыли, и двор богаделенной огородили».

Наружные размеры здания богадельни (рис. 2 [Илл. 17]) следующие: длина 11,7 саж. (25,27 м), ширина 5,1 саж. (11, 02 м). План богадельни имеет простую геометрически правильную структуру. Композиция плана строго симметрична. Основу композиции составляет почти квадратная палата, называвшаяся в конце XVII в. «сенями», к которой с двух сторон примыкали соединявшиеся с ней дверными проемами меньшие по размеру две одинаковые, также почти квадратные, богаделенные «кельи». В конце XVII в. в них проживало 12 «старух».

Все три помещения имели сводчатые перекрытия. Изначально здание было «поземным», то есть одноэтажным. Характерной чертой главного юго-восточного фасада богадельни, обращенного на архиерейский двор и на главную тогдашнюю улицу города, являлось его почти строго симметричное построение. Центральная часть этого фасада была выделена довольно сильно выступающим (на 1 сажень) ризалитом. Симметрично, через одинаковые интервалы, размещались три окна ризалита. Точно так же располагались и окна северо-восточной части главного фасада. Несколько нарушает строгую симметрию фасада деревянный тамбур, показанный на плане начала 1790-х гг. при дверном проеме, устроенном в юго-западной стене ризалита. Но весьма вероятно, что эти дверной проем и тамбур не первоначальные, а появились в позднейшее время. Об этом косвенно свидетельствует очень небольшая ширина указанного дверного проема. Основной и, несомненно, первоначальный дверной проем располагался почти в центре северо-западного дворового фасада (рис. 2). [Илл. 17]

Возможно, при устройстве упомянутого тамбура было заложено одно их трех окон юго-западной части главного фасада. Данное предположение косвенно подтверждается тем, что первоначально богадельня имела 14 окон (см. выше), а на ее планах начала 1790х гг. показано только 13 окон. Если все это так, то и юго-западная часть главного фасада была строго симметрична.

Художественный принцип симметричного построения общей композиции здания и его фасадов получил широкое распространение в русском зодчестве конца XVII в. Очевидно, указанное композиционное решение было определено заказчиком строительства митрополитом Иоасафом (1691−1701 гг.), который являлся активным проводником новых московских художественных идей в Ростове и, в частности, «нарышкинского стиля». Можно предположить поэтому, что внешнее декоративное оформление богадельни было выдержано в формах этого стиля.


← Назад | Вперед →