Вверх

Н. М. Курганова. История создания мавзолея Д. М. Пожарского в Спасо-Евфимиевом монастыре Суздаля


В работах А. Ф. Малиновского, К. И. Арсеньева, М. Н. Погодина был решен теоретически вопрос о захоронении Д. М. Пожарского в Спасо-Евфимиевом монастыре Суздаля1.

Практическому решению вопроса помог визит великих князей Николая и Михаила Николаевичей в Суздаль 16 августа 1850 г.

7 мая 1851 г. Владимирский епископ Иустин доводит до сведения духовных властей города, что «Государь Император … высочайше повелеть соизволил приступить весною этого года … к археологическим исследованиям в г. Суздале и его окрестностях, … а руководство и наблюдение за работами возлагается … на графа Уварова»2.

Археологический материал подтвердил, что Пожарские действительно были погребены в Спасо-Евфимиевом монастыре3. [Илл. 12, илл. 13] По итогам раскопок Николай I «изъявил соизволение на призыв всех русских подданных к добровольным пожертвованиям для сооружения памятника князю Пожарскому»4. К 1858 г. было собрано 75 тыс. руб.

14 ноября 1858 г. Александр II повелевает:

«1. Над прахом князя Д. М. Пожарского в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре возвести на существующем фундаменте прежней палатки каменную усыпальницу в стиле нашей старинной архитектуры, современной кончине князя Пожарского.

2. Открыть через Академию художеств конкурс … для составления проекта этого памятника»5.

Выполнить заказ «в стиле нашей старинной архитектуры» мог архитектор, мало связанный с архитектурой предыдущего времени.

В сентябре 1859 г. выяснилось, что победителем в этом конкурсе стал профессор Академии художеств Алексей Максимович Горностаев (1808−1862).

По словам искусствоведа А. И. Сомова, это был «истинный возродитель национального стиля в новейшем русском зодчестве; прибегая к образцам отечественной архитектурной старины, он не копировал их, а самостоятельно разрабатывая, гармонически комбинировал их».

Прямоугольный в плане мавзолей занимал площадь примерно 26 кв. м, где высота была не менее 7,5 м, ширина не менее 3,5 м, при длине 7,5 м. Прямоугольные плоскости стен были расчленены на три части колонками с капителями и завершались арками; по углам колонки сдваивались.

Полагаем, что при проектировании памятника А. М. Горностаев использовал архитектурные мотивы звонницы Спасо-Евфимиева монастыря, в частности, ее верхнего трехпролетного завершения.

Наиболее выразительной в художественном отношении была верхняя часть памятника, решенная в виде удлиненного стилизованного бочарного покрытия. Пышной декорировкой отличалась восточная наружная часть фасада со вставленной иконой из мозаики «Спас на троне». Обрамлялась икона крупной сложного профиля стилизованной закомарой (киотом). В стены мавзолея были вставлены прямоугольные плиты с резными текстами из «Нового летописца».

Уже после смерти А. М. Горностаева в 1865 г. последовали указания Александра II, внесшие изменения в первоначальный проект в сторону долговечности и удорожания. «Вместо деревянного киота сделать таковой из мрамора, а икону Божьей Матери вместо живописной сделать из мозаики»6.

Мраморный киот был выполнен в Петербурге скульптором Луи (Людвигом) Осиповичем Ботта и в 1877 г. установлен в Суздале.

Для памятника Д. М. Пожарского в Суздале предполагалось выполнить две мозаичные иконы Казанской Божьей Матери и Спасителя, последняя сохранилась (СМ-1143),

21 мая 1867 г. «академик Гейдеман доставил в мозаичное отделение образ Спасителя во Славе, написанный им для исполнения из мозаики на наружной стороне часовни»7. В ноябре 1870 г. мозаичные образа были исполнены, и нам известны мастера, непосредственно связанные с этой работой это младший художник Петр Рикатов и мраморщик Кокошкин,

В создании суздальского памятника определенную роль сыграл, очевидно, и племянник автора проекта Иван Иванович Горностаев (1821−1874), архитектор, историк искусства, единомышленник дяди. Его участие свелось, вероятно, к авторскому надзору за работами и к участию в творческой разработке горельефов входных врат в усыпальницу. Оба горельефа, «Минин и Пожарский» (СМ-2401) и «Битва на Сретенке» (СМ-2402) сохранились до наших дней.

2 июня 1885 г. состоялось торжественное открытие памятника, которое сопровождалось крестным ходом, панихидой по Д. М. Пожарскому и т. д. В холодном храме поставлен «массивный шкаф, в котором размещены … вещи, пожертвованные монастырю самим князем Д. М. Пожарским»8. Таким образом, произошло не только открытие памятника, но и первого музея Д. М. Пожарского в Суздале.

Активную роль в событиях, связанных с открытием памятника, сыграл член Московского археологического общества Иван Александрович Голышев. 9 февраля 1886 г. в письме В. Я. Бунакрвскому он сообщает: «…подвиг князя Пожарского … открытие над его прахом памятника в г. Суздале … побудили меня составить исследование «Место земного его упокоения» … и посвятить его памяти графа А. С. Уварова… Кроме этой книги ничего не выпущено в свет…»9.

И еще о впечатлениях И. А. Голышева: «Суздальское торжество у нас скомкали коекак, по-казенному. Московские ученые и графиня Уварова обижаются, что не сделали никому приглашения; в местных ведомостях не было об этом деле не будь моего издания, ничего бы не осталось в воспоминании»10.

Это издание ценно и потому, что в 1933 г. памятник был разрушен, и если будет осуществлено предложение А. С. Уварова о составлении архитектурного синодика, то суздальский памятник займет там свое печальное место.




1 Малиновский А. Я. Биографические сведения о князе Дмитрии Михайловиче Пожарском. М., 1817; Погодин М. Н. О месте погребения князя Дмитрия Михайловича Пожарского. // ВГВ Ч. неоф. 1852. No 42; Ар-сеньев К. И. Статистические очерки России. Спб., 1848.

2 Архив Суздальского музея, Ризоположенский женский монастырь в г. Суздале. Оп. I. Д. 339. Л. 58−59.

3 Уваров А. С. Работы по розысканию могилы кн. Дм. Мих. Пожарского. // Сборник мелких трудов. М., 1910. Т. III.

4 О приглашении на сооружение памятника князю Пожарскому. // ВГВ. 1852. No 25. С. 169. Ч. неоф.

5 Голышев И. А. Место земного упокоения и надгробный памятник … Д. М. Пожарскому в г. Суздале // ВЕВ. 1885. No 10. С. 290. Ч. неоф.

6 ЦГИА. Ф. 789. Оп. 2. Д. 136 а.

7 Там же.

8 Голышев И. Л. Указ. соч. No 11. С. 326.

9 Переписка И. Л. Голышева с разными учеными лицами. Владимир, 1898. С. 264−265.

10 Там же. С. 424−425.


← Назад | Вперед →