Вверх

В. Я. Чернышев. К истории застройки муромского Борисоглебского монастыря


Муромский Борисоглебский монастырь находился в 18 километрах от г. Мурома в современном селе Борис-Глеб. В апреле 1993 года исполнилось 300 лет с начала возведения последнего, каменного Никольского храма, завершившего формирование архитектурного облика Борисоглебского монастыря. Никольская церковь Борисоглебского монастыря единственная церковь Муромского уезда XVII века, о которой мы знаем фактически все: кто и когда ее строил; в какое время было завершено строительство, а также имена людей, принимавших участие в окончательной отделке здания. К сожалению, храм не сохранился. Он был разрушен в 1970-е гг. Показать каким он был главная цель нашего сообщения.

21-го марта 1693 года был составлен договор между заказчиком (Матвеем Ерофеевым Валыгиным человеком боярина Петра Аврамовича Большого-Лопухина) и подрядчиками столпника Ивана Родионовича Стрешнева (крестьянами Ярославского уезда Подгорного стана села Полтева, деревни Коломины и деревни Новой) о строительстве каменной церкви в Борисоглебском монастыре Муромского уезда1. Имена подрядчиков: Герасим Иванов, Иван Никитин сын Кокоря, Сергей Иванов.

В плане Никольская церковь имела квадрат со стороной пять трехаршинных саженей (10 м 60 см). Но в договоре имелась оговорка: «или полпяты против обрасца всечюдотворца Алексея Чудова монастыря, что в кремле»2. Полпяты это 4,5 сажени. Ссылка на церковь Алексея Митрополита Чудова монастыря свидетельствовала о вкусах и желании заказчика иметь храм, схожий по объему с великой Российской святыней.

Никольский храм задумывался как надвратная церковь. В монастырскую обитель вели большие Святые ворота, вышиной 2,5 сажени (более 7 метров). Занимая столь важное положение, Никольская церковь превращалась в одну из главных доминаю монастыря. Рядом со Святыми воротами, согласно договору, предполагалось выстроить палатки, что и было сделано. Алтарь был трехапсидный, длиной в 2 сажени и высотой в 5 аршин.

Никольский храм был из типа «восьмерик на четверике», одноглавый. Высота «восьмерика» оговаривалась в 4 сажени. «Четверик» имел форму куба. С двух сторон к церкви примыкала галерея в договоре подрядчиков она именуется папертью, шириной в сажень и высотой в полторы сажени. На «восьмерике» стоял барабан в 4 сажени (5,32 м); на нем другой, поменьше, размеры его не указываются. Толщина стен постройки определялась как «против Чюдотворские колокольни»3. Важно и еще одно условие договора: «а двери зделат/ь/ от земли по размеру и делат/ь/ как ему, Матвею (то есть заказчику — В. Ч.) годно»4.

В подрядной грамоте 1693 года нашла отражение и техническая сторона вопроса: «а рвы копат/ь/ и сваи бит/ь/ смотря по земле и все делат/ь/ с своими работниками нам самим»5 (то есть подрядчикам В.Ч.). Не менее важную роль играет следующая фраза: «а каменные припасы: сваи, бут и глина и песок и вода, кирпич, известь, белой всякой камень,., нее сполна наше, подрядчиково»6. Из хозяйских припасов перечисляются только «обрасцы моравленыя (то есть изразцы В. Ч.), железные припасы и кровля»7. Вероятно, это связано с тем, что подрядчики, беря на себя обязательство построить храм, несли материальную и моральную ответственность, за то, что сооружаемая ими постройка будет крепкой и безопасной. Отсюда и необходимость самим следить за качеством строительного материала и соблюдением всех технических правил.

Из договора, который можно рассматривать и как смету на постройку, видно, что возводимое сооружение оценивалось в 500 рублей, «а остальные денги имат/ь/ по делу смотря и отделав тое церков/ь/ все сполна…»8.

Договор предусматривал готовить «кирпич и всякие припасы» 9 мая 1693 года. В следующем 1694 году «как снег сойдет и земля ростает» планировалось приступить к работе «добрым мастерством безо всякие охулки». Подрядчикам вменялось в обязанность закончить работы до 1 сентября 1695 года. Таков объем и сроки исполнения.

В тексте грамоты кроме подрядчиков упоминается и о 20-ти мастерах. Договор строго-настрого предписывал им «быт/ь/., у! того строения… безотходно, и будучи у того дела не пьянствоват/ь/ и не отделав всего сполна., от тое церкви к иному делу не оттоитот/ь/ и ничего того дела не остановить и убытка никакого не доставит/ь/»9. Сумма неустойки определялась в 1000 рублей в два раза больше запланированной на строительство храма. В случае отсутствия материала по вине заказчика предусматривалось взять с него за «прогульные дни… на мастера по гривне на день человеку»10. И, наконец, последнее обязательство строителей: на протяжении 10 лет они обязывались «починивать поруху», то есть в случае необходимости ремонтировать первые 10 лет новое здание.

Н. А. Беспалов в книге «Муром» пишет, что храм был завершен в 1699 году11. Из дошедших до нас документов следует,) что церковь была возведена уже к 1696 году12. Внутренняя же отделка затянулась на три года. Никольский храм Борисоглебского монастыря был освящен 1699 годом. Об этом свидетельствовала каменная закладная плита. Она находилась при входе в церковь на паперти, с левой стороны. Надпись гласила: «При державе Великаго государя, царя и великаго князя Петра Алексеевича, вся великая и малыя и белыя России самодержца, по благословению преосвященнаго Аврамия митрополита Рязанскаго и Муромскаго, построил сию церковь во имя святителя Николая Чудотворца по обещанию своему Матфий Дорофеев сын Волыгин в вечное поминовение родителей своих, совершена и освящена 7207 (1699 В. Ч.) г.13

До нас сохранилась подрядная запись муромского посадского человека кузнеца Романа Никифорова Некипелова, датированная 17 мая 1696 года14. Он брался изготовить «к новопостроенной церкви Божий в Борисоглебский монастырь двои двери и затворы да цепь на паникадило»15. Из «Списка с памяти кузнеца Романа»16 узнаем, что им за 20 рублей были сделаны «К северным и южным дверем решетки железные и к церковным дверем замки нутряные и висячие с пробои и с ключами и скобами… перед Спасителем образ зделат/ь/ шандалы…, а паникадилу делат/ь/ цепь витую и вылудит/ь/., своим товаром…»17.

По всей видимости паникадило Никольской церкви было очень красивым. Сохранилось его описание: «двухярусное литое медное паникадило вверху его друхглавый орел с короною; на втором ярусе литые изображения ангелов внизу было подвешено яйцо «строфокамилово»18.

Такова история строительства Никольского храма Муромского Борисоглебского монастыря.




1. Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее им. П. И. Щукина. М, 1898. Ч. IV. С. 94.

2−10. Там же.

11 Беспалов Н. А. Муром. Памятники искусства XVI — нач. XIX в. Ярославль, 1971. С. 112.

12 Сборник… указ. Соч. С. 95.

13 Село Борисоглебское (Муромского уезда). // ВЕВ. Владимир, 1888. Ч. неоф. NoNo 5−6.

14 Сборник… Указ. Соч. С. 95.

15 Там же.

16 Там же.

17 Там же.

18 Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Владимир, 1897. С. 194.


← Назад | Вперед →