Вверх

О. В. Тюренкова. Документы Николо-Пешношского монастыря в собрании Дмитровского историко-художественного музея


Николо-Пешношский монастырь был основан во второй половине XIV века учеником Сергия Радонежского Мефодием. Быстро богатевшая обитель, популярная у московской знати, заняла достойное место в истории Дмитровского края. Кроме обширных земельных владений, монастырю принадлежали также архив и библиотека, которые значительно пострадали во время пожаров в 1556, 1610 гг.; особенно большой урон нанес пожар 1918 года, когда сгорела большая часть монастырского имущества и документов.

В период 1918—1928 гг. монастырь продолжал действовать, хотя часть зданий была передана под филиал Музея Дмитровского края, в 1928 году монастырь был закрыт, музейный филиал ликвидирован, а в зданиях разместился Дом инвалидов Мособлсобеса.

Впервые история Пешношского монастыря была описана К. Ф. Калайдовичем1. Он же разобрал монастырский архив и часть документов перевез в Москву (сейчас они хранятся в РГАДА).

В настоящее время в рукописном фонде ДИХМ находятся документы, поступившие из Николо-Пешношского монастыря в период 1918—1928 гг. Предметы и документы фиксировались в отдельных описях, где указывалось их размещение в монастыре, Книге поступлений и описи Древнехранилища Музея Дмитровского края; из документов был сформирован фонд Николо-Пешношского монастыря. Фонд обработан в 1987 г.2, в нем было выделено 17 ед. хр., составлена историческая справка. Нами произведено новое описание фонда, переформированы дела, исключены неправильно включенные документы, включены новые документальные и графические материалы, в итоге сформировано 27 ед. хр.

Хронологические рамки фонда — вторая половина XVIII — первая треть XX в. Фонд включает в себя указы, имущественно-хозяйственные материалы, документы по составу монашествующих, переписку по различным вопросам; несколько книг из монастырской библиотеки; изобразительные материалы — планы и чертежи монастыря и земельных владений. Особо отметим гравюру с видом монастыря (1732 г.) работы И. Зубова. Сохранившиеся документы не составляют единого целого, а представляют собой небольшие отдельные группы со значительными хронологическими разрывами.

Наиболее ранние документы относятся к периоду Генерального межевания (3 ед. хр.), когда интенсивно копировались бумаги, подтверждавшие права на земельные владения (у монастыря были отняты все земли вне Дмитровского уезда). Сохранились: копийная книга, включившая документацию по всем монастырским владениям и описания их планов (дефектна); переписка по различным вопросам имущественно-хозяйственного состояния монастыря; документы о составе монашествующих.

XIX век представлен теми же группами документов (12 ед. хр.). Отметим наиболее ранние из них.

Интересны документы, связанные с арендой монастырских мельниц (1803−1835 гг.). Обращает на себя внимание дело о тяжбе гвардии штабс-капитана Н. А. Теплова к монастырю, в составе которого сохранились копии документов, начиная с XVII века, относящихся к монастырской мельнице Соколовской и некоторым землям монастыря в Дмитровском уезде.

Интересен договор («Условие», 1812 г.) между крестьянином Никифором Давыдовым и архимандритом Макарием с братиею об изготовлении Н. Давыдовым для монастыря 100 тыс. штук кирпича, по 12 руб. за тысячу, на монастырских станках. В этот период (1812−1815 гг.) в обители перестраивалась Сретенская церковь3 и, несомненно, требовались кирпичи.

Середина и вторая половина XIX века характеризуются документами на различные земельные владения (монастырю принадлежало в 1854 году 682 дес. земли), в том числе делами о постоянных тяжбах между монастырем и крестьянами с. Рогачева о границах земель. Имущественное положение монастыря было достаточно крепко — он владел также торговыми лавками в с. Рогачеве, в самом монастыре перестраивались старые здания и сооружались новые (больница, церкви, новые братские кельи)4. В 1871 году монастырь покупает под новое московское подворье здание на Мясницкой улице у купца Исакова за 108 тыс. руб., которое сдавали в аренду.

В XIX веке была создана еще одна копийная книга, включавшая копии с грамот, жалованных и данных за всю историю монастыря (экземпляр дефектен, сохранилось всего 60 листов), сохранилась также поминальная книга, составленная в конце века.

XX век представлен имущественно-хозяйственными документами и вкладной и поминальной книгой (7 ед. хр.). Среди арендных дворов на московское подворье, отметим договор с булочником Д. И. Филипповым, заключенный в 1909 году на 10 лет (дом арендовался им под булочную и пекарню).

Большой интерес представляет дело о заключении договора между монастырем и крестьянами села Трехсвятского Борщевской волости, Клинского уезда, по которому монастырь обязуется платить арендную плату за часть монастырской плотины, примыкавшей к берегу р. Сестры во владениях крестьян Трехсвятского и выполнять ремонтные работы, сроком на 6 лет (01.07.12−01.07.18).

Советский период представлен «Документами ликвидированного отделения музея в бывшем Николо-Пешношском монастыре» (1922−1927 гг.).

Изобразительные материалы охватывают конец XVIII — первую треть XX вв. и составляют довольно большую группу (8 ед. хр.) — это чертежи и планы монастырских зданий и земельных владений, большая часть которых была сделана в связи с постоянными тяжбами между монастырем и крестьянами с. Рогачево по вопросам о границах земельных владений, включая несколько копий с чертежей Генерального межевания, а также чертежи монастырских подворий.

Наибольший интерес представляет «План монастырю Николо-Пешношскому со описанием под номерами, что во оном внутре монастыря состоит строения которое в сем означенном на сем плане 1789 г. февраля 26 дня» (62×55,5, бум., чернила). Особенность этого плана состоит в том, что при помощи маленьких вклеек к чертежам отдельных построек показано количество перестроек данного здания.

Значительные хронологические лакуны частично восполняют сведениями из других фондов — Дмитровского Борисоглебского монастыря (ф. 19/5170) столбцы за вторую половину XVII в.; интересно известие, о котором не упоминает К. Ф. Калайдович — о ложном доносе монастырских служек Федки и Ивашки на игумена Корнилия, за что доносчики должны были понести наказание в Борисоглебском монастыре; Дмитровского Духовного правления (ф. 15/5166) — за вторую половину XVIII-XIX вв. (по составу монашествующих); Коллекции документов Музея Дмитровского края — за 1918−1928 гг. (описи церковного имущества, акты приемки экспонатов, акты обследования памятников).

Конечно, рассмотренные документы не дают цельного представления об истории монастыря, однако в ряде случаев интересно дополняют уже известные по «Историческому описанию…» сведения, а за период 1893 — первой трети XX в. являются единственным источником. Так, удалось установить имена нескольких игуменов, руководивших монастырем после 1893 г. (последнее издание «Исторического описания…»), однако определить годы их правления не представляется возможным — Макарий, возведен в сан в 1890 году, после него — Савва, затем Ювеналий; последний игумен — Варнава Жуков (запись о нем сделана сотрудником Музея Смирновым на музейном экземпляре книги К. Ф. Калайдовича).

Таким образом, в настоящее время, когда так возрос интерес не только к истории страны, но особенно к истории отдельных местностей и более-менее определился объем информации в центральных хранилищах, небольшие музейные и городские архивы могут стать источниками новой, подчас уникальной информации.




1 Калайдович К. Ф. Историческое описание мужского общежительного монастыря Св. Николая, что под Пешноши. М., 1837, переиздания 1866, 1880, 1893 гг.

2 ДИХМ, рукописный отдел. Ф. 20/5171, Николо-Пешношский монастырь.

3 Калайдович К. Ф. Указ. соч., 1893. С. 91.

4 Там же. 1893. С. 101−104.


← Назад | Вперед →