Вверх

О. А. Сухова. Древности муромского Троицкого монастыря


Архитектурный ансамбль Муромского Троицкого девичьего монастыря, основанного в 1642—1643 гг., широко известен, почти хрестоматиен. Зато малоизвестны иконы и другие древности, происходящие из него. Ранее не было попыток рассмотреть их как единое и драгоценное целое, наполняющее прекрасный ларец монастырь.

Источников, содержащих информацию об этих предметах, немного: «Писцовые книги г. Мурома» 1624 и 1637 гг., церковные и ризничные описи 1766 г. (дополняющая опись 1731 г.), 1803, 1861, 1878 гг.; «Летопись Троицкого монастыря» (первая запись 1775 г.), несколько фотографий с аннотациями В. Н. Добрынкина; инвентарная книга Муромского музея 1923 г. Большая часть из них не опубликована, меньшая фрагментарно1. Публикации же о древностях носят характер упоминаний, иногда кратких описаний2. Серьезное внимание уделил истории монастыря Н. П. Травчетов и опубликовал материалы разного характера3. Но специально древних предметов он не выделял. Этого коснулся лишь В. В. Косаткин4. Только один памятник из монастыря был опубликован в советское время5.

Нами была предпринята попытка проследить судьбу древностей этой девичьей обители, сопоставляя источники, анализируя памятники, оказавшиеся в местном музее. Сейчас здесь хранится всего около 90 предметов XVI-XIX вв. из Троицкого монастыря, в этом числе 36 икон. Нас же интересуют только предметы, относящиеся к эпохе становления монастыря, имеющие, по нашему мнению, тонкую внутреннюю связь с личностью его создателя муромца, купца Московской гостиной сотни Тарасия Борисовича Цветного (Богдана), известного по документам XVII-XVIII вв. и вкладным надписям; героя древнерусской «Повести о Виленском кресте», предположительно закончившего свою земную жизнь схимником Тихоном в соседнем Благовещенском монастыре6. Печать его веры, вкуса, понимания лежит на облике строений Троицкого девичьего монастыря и на всем его радостном, затейливом убранстве: «А церковь и в церквах Божие Милосердие образы и свечи поставные и сосуды церковные и ризы и на колокольнице колокола и все церковное строение Муромца торгового человека Бориса Семеновича сына Цветного да сына его гостиной сотни Богдана…» «А потом оной строитель Цветков усмотрел, что от состоящих весьма близ от монастыря… приходской Св. Иоанна Предтечи деревянной церкви… и бобыльских дворов… имеется застень, вред и опасность, потому что видимость красоты монастыря и церквей Божиих тем отняло…»7.

Наиболее ранними источниками, дающими представление об убранстве первоначальной церкви, а позднее каменного собора монастыря, являются упомянутые Писцовые книги и церковная опись 1766 г. (с 1731 г.) «Супротив Благовещенского монастыря церковь ружная Живоначальныя Троицы древяна верх шатром… в той же церкве в приделе Святых Страстотерпцев Бориса и Глеба,… образ местный живоначальныя Троицы обложен серебром басменным венцы чеканные позолочены да образ пречистые Богородицы Одигитрия…, трех Святителей…, Великого Чудотворца Николы…, Великого Святителя Тарасия…, страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба…, Великие мученицы Параскевеи нарецаемые Пятницы… двери царские и сень и столбцы на празелени же»…8 Итак, первоначально в местном ряду восемь икон. Из описания следует, что иконостас пятиярусный. По описи 1766 (с 1731) г. мы прослеживаем, что весь местный ряд и царские двери в той же последовательности, видимо, в 1643 г., были перенесены в каменный собор, за исключением иконы Трех Святителей, перемещенной в придел их имени. Сравнение описей показывает, что убранство храма стало значительно богаче, особенно местной святыни иконы Троицы: «Оклад серебряный чеканный, венцы с короною и цаты позолоченные, венцы обнизаны кругом зерны жемчужными, в венце два камня, под цатами три подушечки, обнизаны жемчугом, в помянутых венцах четыре камня два красных, два зеленых, на венцах пять камешков с жемчугами»9.

В собрании музея среди икон, поступивших из Троицкого монастыря, мы выделили врата и иконы, которые, по нашему мнению, и составляли первоначально местный ряд иконостаса собора. Ранее они никогда не рассматривались как вещи одного ряда10. Не сохранились лишь две иконы Трех святителей и Параскевы Пятницы. Царские врата с сенью, трехчастные, ковчежные, с традиционными изображениями сцен Благовещения и евангелистов. Датируются они XVI-XVII вв. Образ Троицы имеет ту же датировку, но из-за значительных записей, утрат специалисты пока не подтверждают ее. Отдельно хранятся детали драгоценного убора иконы. Выделенная нами икона Богоматери Одигитрии (типа Смоленской), в старом инвентаре датировалась также, как и предыдущие, но позже была отнесена к концу XVII в. На ней сохранились фрагменты драгоценного оклада. Четыре образа: Борис и Глеб в житии, Николай Чудотворец в житии, Благовещение Пресвятой Богородицы, Святитель Тарасий относят к XVII в. Последняя закрыта стеклярусной ризой XIX в. поверх серебряной басмы. Несмотря на сомнения, возникающие при изучении этих в основном нераскрытых икон, нам представляется все же, что именно они упомянуты в Писцовых книгах, и, следовательно, должны иметь датировку с конца XVI в. до 1624 г., что возможно подтвердится после полной их реставрации и детального изучения. Деисусы и другие ряды иконостасов церквей монастыря и источниках описаны вскользь. Возможно, хранящиеся и музее пять икон XVII в. относятся к Деисусному чину Троицкого собора; Спас на троне, Богоматерь, Иоанн Предтеча, Архангел Михаил, Архангел Гавриил; а одна к пророческому Пророк Даниил XVII в.11 Хотя интерьеры и иконостасы всех храмов монастыря были переустроены в 60−70-е гг. прошлого века, все же четыре наиболее почитаемые иконы (Троица, Благовещение, Богоматерь Одигитрия, Борис и Глеб) сохранились в местном ряду собора.

Еще одни царские врата XVII в. из Троицкого монастыря поступили в музей «…прежние из Трехсвятитсльской церкви» с Благовещением и евангелистами, предположительно местных писем. Они украшены басмой и чеканными венцами. По описи 1861 г. следует, что они как «древность» помещались за левым клиросом холодного храма12. Здесь же на стене было несколько аналойных икон того же времени с басмой и чеканными венцами с камнями и стеклами. Из них в музее хранятся: Три святителя, Параскева Пятница, Николай Чудотворец, Сергий Радонежский13. Замечателен в собрании музея складень XVII в. монастырского письма с изображением среди предстоящих муромских чудотворцев. Внутрь вложена икона Божией матери XVI в. Отдельно сохранился ее серебряный убор14.

Если все описанные памятники лишь косвенно можно соотносить с ктитором монастыря Тарасием Борисовичем, то ряд драгоценных предметов из ризницы имеют вкладные надписи и связаны с ним непосредственно15. Самый ранний вклад 1637 г. кадило редкой формы, встречающейся лишь в Муроме с граненым фигурным и прорезным шатром. В 1645 г. им пожертвован оклад евангелия, состоящий из сплошной чеканной пластины с Распятием и евангелистами, стеклами и камнями, сложным золотошвейным узором, по бархату на нижней крышке. Подобный оклад им был приложен в Благовещенский монастырь в 1648 г. Замечателен напрестольный чеканный крест, унизанный жемчугом вклад 1647 г. Нам представляется, что он выполнен тем же мастером, что и оклад 1648 г. В девичий монастырь им приложена небольшая водосвятная чаша со сложным чеканным орнаментом (1648 г.).

Главной святыней Троицкого монастыря является Виленскмй крест, по «Повести» принесенный в Муром Богдану Цветному в 1658 г. Сейчас он хранится в музее. Если «Повесть» о нем достаточно исследована, то сам крест не был опубликован, кроме сообщения о нем Н. П. Травчетова16. Это серебряный золоченый восьмиконечный крестмощевик с закругленными концами, вложенный в складень-кузов с изображением двунадесятых праздников в чеканном окладе. Он может быть датирован лишь концом XVIII в. началом XIX в., а не XVII в. После 1861 г. в монастыре был специально «устроен» ковчег-реликварий в виде небольшой гробницы, где были помещены кресты-мощевики и другие святыни. Среди них выделяется панагия XVI в. резная по кости в сканой серебряной оправе с двумя жемчужинами. Неизвестно, кем она была пожертвована, но подобная же панагия, принадлежащая патриарху Филарету, хранилась в церкви села Арефина Муромского уезда17.




1 ГАВО. Ф. 570. Оп. 1. Д. 35; Оп. 2. Д. 67.; Оп. 1. Д. 31; Он. 2. Д. 218. МИХММ Инв. № М-9793; МИХММ. НА 69, л. 25−27, л. 30−33, 35. ОНИ ГИМ. Ф. 17. Д. 651.

2 Тихонравов К. Н. Город Муром. История и древности // Владимирский сборник. Материалы для статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии. М., 1857. С. 83; Ушаков Н. Н. Спутник по городу Владимиру и другим городам Владимирской губернии. Владимир, 1913. С. 333−334; Масленицын С. И. Муром. М., 1971. СС. см. пр. 15 и 17.

3 Травчетов Н. П. Материалы для истории Муромского Троицкого монастыря // Труды ВУАК. Кн. V. Владимир, 1903. С. 3−53.

4 Косаткин В. В. Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии. Ч. I. Владимир, 1906. С. 267−274.

5 Хлебов Г. В. Житийная икона Бориса и Глеба из Мурома // Памятники культуры. Новые открытия. 1985. С. 267−278.

6 Ни в одном нам известном Муромском синодике в роду Цветаевых нет имени Тарасий, зато упомянут схимник Тихон. Есть это имя и среди братии в синодике 1713 г. // Синодики рукописные Муромского Благовещенского монастыря. 1695 и 1713 гг. МИХММ. Инв. №№ М-2230, М-2233. л. 4 об., л. 22(23) об., л. 32 (33) об. Также известен вклад старца Тихона в Благовещенский монастырь 1667 г. — серебряное паникадило (ныне в собрании Русского музея), где над словом «приложил» есть помета «Цветнов».

7 Писцовая книга г. Мурома 1637 г. // Упом. Владимирский сборник. С. 157−158; Рапорт игумений Неонилы1773 г. См. у Н. П. Травчетова в упом. соч. С. 33.

8 Там же. С. 157.

9 Цитирую по упом. соч. Н. П. Травчетова. С. 17.

10 МИХММ Инв. №№. Размеры: М-6611/1−3 — 46×76, 159×38; М-6657 — 114×90; М-5195 — 112,5×74,5; М-6665 — 115×80; М-6659 — 112×79; М-5198/1−2 — 125×98; М-5201 — 115×62.

11 МИХММ. Инв. №№. Размеры: М-6695 — 86×54; М-6714 — 87×28; М-6713 — 87×25; М-6712 — 86×29; М-6711 — 88×29; М-6715 — 88×39,5.

12 МИХММ. Инв. №№ М-5063/1−2. ГАВО. Ф. 570. Оп. 1. Д. 31. Л. 16−16 об.

13 МИХММ. Инв. №№. Размеры: М-5055 — 32×28; М-5037 — 32×28; М-5054 — 32×28; М-5188 — 32,5×26,3.

14 МИХММ. Инв. № М-5199/1−2.

15 МИХММ. Инв. № М-5116; М-5081. См. Масленицын С. И. Упом. соч. С. 32−22. Ил. 73; М-5126; М-5112.

16 МИХММ. Инв. №№ М-5273. См. ВГВ 1899 г. N 34. С. 4−5 и упом. соч. Н. П. Травчетова. С. 51−53.

17 МИХММ. Инв. № М-5120. См. Масленицын С. И. Упом. соч. С. 15−16. Ил. 51, 52. Эти упоминания без указаний происхождения.


← Назад | Вперед →