Вверх

Глущенко Л. И. Интерактив на музейных площадках


Скажите мне — я забуду,


покажите мне — я запомню,


вовлеките меня — и я пойму.


Китайская поговорка



Процессы, происходящие в обществе, сложны и неоднозначны: переход от постиндустриального общества к информационному, глобализация, экономическая нестабильность, кризисы, изменение ценностных и нравственных ориентиров и т. д. — все это имеет влияние на все сферы жизни человека, в том, числе и на образование и культуру.


Музей как центр знаний и альтернативный источник образования — это ценный ресурс информационного общества XXI века. Вопрос о том, «как должен измениться характер музейной коммуникации в связи с переменами в обществе» волнует и зарубежных, и российских музейных работников.


В начале века музейщики столкнулись с понятием, которое у нас сейчас стало едва ли не основным требованием к работе с сообществом — интерактивность. По правде говоря, феномен музейного интерактива — не новость. Первые «живые», «одушевленные» экскурсии начал проводить государственный Политехнический музей практически с момента своего открытия в 1872 году1.


Анализируя современный опыт коллег из Западной Европы и США, можно сказать, что они несколько опережают российские музеи в использовании инновационных технологий. Это объясняется целым рядом причин, которые можно свести к одной — главной — к проблеме отчуждения человека в современном обществе в целом и в городской культуре в частности. К тому же с развитием информационных технологий оказалось, что с машиной можно общаться, и это нередко оказывается гораздо проще, чем общение с человеком. Таким образом, компьютеризация общества создала условия для еще большего роста разобщенности. Поэтому многие музеи стали пробовать использовать свои музейные площадки для неформального общения социума. Например, Ирина Лейфер (Нидерланды), рассказывая о своем опыте на форуме «Детские дни в Петербурге» 2011 г., отметила, что важно сотрудничество музея с другими организациями: культурными и образовательными, библиотеками; стали популярны «тотальные» проекты, которые объединяют выставки, веб-сайты, событийный ряд и образовательные ресурсы в целостную информационную среду; об использовании шокирующих выставок, эдьютейнмента («развлекая — научай, научая — развлекай»). Марк Миллер из Великобритании поведал о своем сотрудничестве с подростками и молодыми людьми, которые в галерее Тейт (Лондон), создают и разрабатывают самостоятельно и в сотрудничестве с современными художниками программы для своих ровесников, затем их же и проводят, привлекая своих сверстников. При проведении таких мероприятий наряду с музейными сотрудниками работают профессиональные психологи, социологи и другие специалисты, которые не только отслеживают и анализируют происходящее, но и вовремя оказывают поддержку и помощь.


Соответственно появляются и новые подходы к музейным «продуктам»:


— «правды» нет, есть мнения и дискуссия;


— научные факты — не ответ на вопрос, а материал для обсуждения;


— журналистский/публицистический подход вместо академического;


— широкое использование новых технологий и новых медиа;


— эмоциональная составляющая;


— сообщество и со-творчество;


— связь с актуальностью.


В России проблема разобщенности тоже существует; еще одной проблемой является то, что очень часто музеи, особенно провинциальные, должны решить, как выжить в очень непростых на сегодняшний день экономических условиях. С одной стороны, нам постоянно рекомендуют, опираясь на опыт западных музеев, использовать интерактив. Куратор форума Д. Агапова говорила: «Музею как проводнику культуры участия отводится возрастающая роль (музей с участием посетителя). Принципиально новым оказывается идеологическое основание, на которое опирается эта работа. Если раньше музей мог выступить с позиции ментора и «вещал» с объективных высот, то теперь оказывается, что посетители не готовы делегировать музею роль безусловного эксперта и хотят, чтобы их собственная позиция и интересы были представлены на равных. Поэтому именно вовлечение аудитории зачастую становится сегодня целью культурного проекта, а, следовательно, сам процесс выстраивания коммуникации может рассматриваться как результат проекта».


С другой стороны, надо любыми способами привлечь в музей посетителя, чтобы выполнить госзадание. Поскольку традиционная экскурсия уже не вызывает интереса у современного человека, избалованного зрелищными программами и виртуальными развлечениями, то приходится придумывать разные интерактивные программы.


Что же такое интерактив? Четкого и однозначного определения этого понятия ни в литературе, ни в музейном сообществе нет. Словари его трактуют следующим образом: интерактивность (от англ. interaction — «взаимодействие») — 1) понятие, которое раскрывает характер и степень взаимодействия между объектами; 2) принцип организации системы, при которой цель достигается информационным обменом элементов этой системы; 3) это поочередное взаимодействие сторон, где как стороны выступают учитель, ученик и используемый цифровой образовательный ресурс.


В питерских музеях, таких, как «Русский музей», «Эрмитаж», Реставрационно-хранительский центр «Старая деревня», Государственный музей истории Санкт-Петербурга, музей С. М. Кирова и др., разработаны образовательные программы и существуют интерактивные экспозиции, которые сделаны, прежде всего, для детей. В этих экспозициях, поскольку они в большинстве своем являются новодельными, предметы можно потрогать руками, т. е. получить не только знания, но и визуальный, и тактильный опыт, а также поучаствовать «в раскопках», взяв на себя роль археолога или купца, совершив увлекательное путешествие «Из варяг в греки», познакомиться с поэтапным строительством своего города. Эти образовательные пространства специалисты называют интерактивными или игровыми. Здесь главным инструментом познания является сам ребенок, его действия с предметами, его физические движения, его собственный эксперимент. Такое свободное пространство способствует раскрытию уникальности каждого ребенка, его индивидуальных способностей.


В одних музеях делается акцент на погружение ребенка в стихию игры и приключений, помогающих незаметно для себя приобрести знания и сделать открытия (американская модель), в других большое значение придается не только образовательной, но и музейной ценности экспоната. Не так последовательно интерактивность проявляется в экспозициях, где не все экспонаты можно трогать руками; одной из основных задач является погружение ребенка в определенную историческую реальность, в культурный контекст (европейская модель)2. Такие проекты, как правило, очень дорого стоят, и далеко не каждый музей может себе позволить их сделать.


Есть и другое понимание интерактива как театрализации, которая проводится и вне экспозиций, и в залах музея. Перед посетителями разыгрываются различные сцены в костюмах той или иной эпохи, где бывает задействовано от трех до пяти и более сотрудников. Например, Самарский литературно-мемориальный музей им. М. Горького (Усадьба А. Н. Толстого) предлагает семейную образовательную программу, где детей встречает Мальвина, обучает их правилам хорошего тона, по ходу действия ребята с родителями перемещаются по усадьбе, попадая с одного мастер-класса на другой, где их встречают разные персонажи из сказки «Золотой ключик»; при этом экспозиции музея уходят на задний план. В ФГУК «Государственном музее Л. Н. Толстого» разработан целый ряд интерактивных мероприятий для ребят разных возрастных групп и по литературе, и по истории, где также задействованы сотрудники музея, но у них есть специальный штат — 8 человек, которые разрабатывают эти программы, готовят костюмы, сами же являются актерами. Данные мероприятия совершенно не привязаны к экспозициям музея. Есть и такой вариант, когда музей для проведения интерактивной экскурсии приглашает артистов: музыкантов, танцоров, флористов. Со всеми ними проводятся неоднократные репетиции. В результате идет экскурсия по музею, звучит «живая» музыка, выступают танцоры, что-то говорит экскурсовод, а интерактив заключается в том, что в конце экскурсии посетители сами разучивают несложный танец. Вероятно, такая экскурсия красива, интересна, но насколько экономически выгодна музею?


Интерактивом считается и введение таких приемов в экскурсию, как отгадывание загадок, ребусов, шарад, а также использование в экспозициях мультимедийных средств, которыми могут пользоваться посетители. Наиболее интересной в этом плане является образовательная мультимедийная программа по народному искусству Карелии музея изобразительных искусств Республики Карелия (Петрозаводск) «Мультиполотенце». Вся программа строится в постоянной экспозиции музея. В зале установлены светонепроницаемые рулонные шторы, что дает возможность видоизменять экспозицию в интерьер «космического корабля» и проводить занятия в полной темноте, предлагая ребятам для рассматривания персональные фонарики. При проведении экскурсии с детьми идет анализ экспонатов (вышитых полотенец). Для того, чтобы визуальное восприятие было более запоминающимся, экскурсовод обращается к жизненному опыту детей, спрашивает, могут ли они в природе найти схожие картинки. Они высказывают свое мнение, и сразу же к работе подключается компьютерная программа — медиа-показ. На экране происходит трансформация вышивки в настоящий пейзаж и наоборот. Заканчивается экскурсия предложением посетителям выполнить свой дизайнерский проект создания эскиза для вышивки нарядного ­полотенца.


Однако традиционный музей, который ориентирован на сохранение, изучение и презентацию своих коллекций, по вполне понятным причинам не всегда может предложить публике интерактивный продукт, если это не детский музей или детский образовательный центр при музее. Под термином «интерактивность» в музеях подразумевают и вовлечение посетителя (главным образом «экскурсанта», пришедшего в музей с организованной группой) в диалог с музейным педагогом (ответы на поставленные экскурсоводом вопросы, отгадывание загадок), и ролевую игру, и использование элементов театрализации (когда опять же экскурсовод или даже музейные смотрители одеты в исторические костюмы), и музейные праздники. По существу смешиваются два разных понятия — коммуникативные методики работы с посетителями и интерактивные экспозиции. Между тем, интерактивность предполагает режиссуру особой ситуации, которую можно назвать «наедине с экспозицией». (Наедине, но не в одиночестве и не в состоянии подавленности под грузом впечатлений, которые трудно воспринять и переварить.) Ключевыми для нее являются слова «я сам»: действую, думаю, принимаю решения. Проектируя такую среду, музейный педагог с самого начала продумывает, что будет делать посетитель в данном пространстве: в чем участвовать, какие действия совершать, каким образом проявлять свою сообразительность и целый ряд других качеств. Сам музейный педагог в этой ситуации «уходит в тень», оставаясь не руководителем-интерпретатором, а лишь помощником3.


С такой трактовкой понятия перекликается и определение интерактивности в образовании: интерактивность как способность взаимодействовать или находиться в режиме диалога с кем-либо (человеком) или чем-либо (например, компьютером).


Его суть заключается в том, что при взаимодействии каждый участник вносит свой вклад, в ходе работы идет обмен знаниями, идеями, способами деятельности; организуется парная и групповая работа, используются ролевые и имитационные игры, дискуссии. Создается среда образовательного общения, которая характеризуется открытостью, взаимодействием участников, равенством их аргументов, накоплением совместного знания. Если учесть, что школа является обязательным образовательным учреждением для ребенка, который будет испытывать постоянное влияние интерактивных методов обучения, то, вероятно, можно проследить и результаты использования инновационных технологий. В музей же посетитель приходит не так часто, поэтому очень проблематично провести мониторинг воздействия интерактива на посетителей.


Подводя итог, можно выделить следующие проблемы, возникающие с использованием интерактива:


1) как сделать привязку к экспозиции, экспонатам, исходя из специфики музейной работы;


2) где в провинциальном городе найти высокопрофессиональных специалистов и меценатов, которые бы помогли музею;


3) насколько и какие интерактивные программы экономически выгодны музею;


4) нужно ли нам сформировать некое околомузейное сообщество или проводить разовые мероприятия.


И главный вопрос: нужен ли интерактив в нашем музее и какой?



1 Интерактивная экскурсия. — [Электронный ресурс] - Режим доступа: // http: www.7ya.ru/article/Ineraktivnaya-jekskursiya/.


2 Гильмутдинова Г. М. Детский музей как фактор формирования исторического мышления детей в контексте современных проблем музейной педагогики. — [Электронный ресурс] - Режим доступа: //htt://www.tataroved.ru/institut/center/publ/7/.


3 Львова Е. Н. Воспитание личности в российском музее: от экспериментов к систематике // Музеи России: поиски, исследования, опыт работы. — 2005. — № 8. — [Электронный ресурс] - Режим доступа: // museumpedagog.Livejournal.com/1465.html.


← Назад | Вперед →