Вверх

Тюрина Е. К. Керамика села Коровина


Общеизвестно, что с каждым годом становится все меньше традиционных народных помыслов — тем ценнее сохранившиеся. В селе Коровине Меленковского района сейчас работает один из немногих керамических промыслов, оставшихся во Владимирской области.


Коровино расположено недалеко от районного города Меленки. Местность эта граничит с Мещерой. Население в крае немногочисленно. Начиная с XVIII века в эти края переселяли неблагонадежных подданных. Коровино — позднее поселение, в писцовых книгах 1628−30 годов и в окладных книгах 1676 года оно не упоминается. До 1875 года Коровино было деревней, входившей в состав Синжанскаго прихода1. В последней трети XIX века в Коровине появилась достаточно большая община молокан2, которая существует до нашего времени.


Сложно сказать, когда именно начали делать в Коровине глиняную посуду. Исследователи отмечают, что в конце XIX века производством керамических изделий занимались государственные крестьяне села Коровина и деревни Ратновой, упоминается иногда и деревня Константиново. В Коровине из 187 дворов сорок семей, а в Ратновой из 76 дворов пятнадцать фабриковали глиняную посуду3.


Занимались изготовлением керамики постоянно, за исключением времени полевых работ. Делали обиходную крестьянскую посуду, домовые трубы и разные принадлежности для кухни и хозяйства (Рис. 1). Работали на традиционном гончарном кругу. Продавали посуду как на месте, так и на базарах в окрестных городах — Меленках, Муроме, Елатьме и Касимове, а также на сельских ярмарках. В 1873 году изделия мастеров были достаточно доступны: «Кувшины — белые и синие бражные 10 коп. серебром за шт., квасные 7 коп. серебром за шт., поменьше от 3 до 5 коп. серебром, кринки синюшки и черные от 1 до 3 коп. серебром за шт., обливные желтые от 7 до 10 коп. сереб­ром за шт., горшки белые с пятнами и частью синие корчаги, по величине, от 5, 7 до 10 коп. серебром за шт., для варева — красные, желтые и белые по величине от 1, 2, 3 до 5 коп. серебром за шт., крышки к горшкам по 1 коп. серебром за шт., горшки для цветов по величине от 1 до 5 коп. серебром за шт., поддонки к ним по 1 коп. серебром за шт., плошки хлебные, красные, желтые, обливные противешки для жарева от 10 до 12 коп. серебром за шт., такие же круглые по величине от 1 до 3 коп. серебром за шт., кубышки (кувшин с узеньким горлышком и ручкой сбоку) для хранения постного масла вместимостью на три фунта 10 коп. серебром за шт., дымовые трубы синие, употребляемые в деревнях вместо кирпичных печных труб, по 10 коп. серебром с колена»4. Николай Гаврилович Добрынкин — исследователь, член Археологического общества писал, что мастерство горшечников потомственное, знания передавались от отца сыну. В среднем за год, кроме доходов от хлебопашества, горшечник зарабатывал до 164 рублей серебром5.


В литературе упоминается местное производство чернолощеной посуды, но доступный местный материал — светло­жгущиеся глины, а также цветное глазуирование6 — постепенно вытеснили это производство. Во время работы музейных экспедиций информаторы рассказывали, что чернолощенные корчаги и крынки привозились издалека. В настоящее время чернолощеную и обварную керамику производят в Нижегородской ­области.


Алексей Михайлович Малахов — организатор Коровинского народного керамического промысла рассказывал, как старые мастера вспоминали, что до войны (1941−1945) керамисты переселялись в другие деревни и начинали производство, но после войны ни один из этих промыслов не возродился. Во время экспедиции Муромского музея в 2000 году по Муромскому району жительница деревни Межищи Анастасия Егоровна Трунова 1928 г. р. вспоминала7, что до войны делали керамическую посуду — миски и кувшины в деревне Занино (не сохранилась — Е. Т.), там же брали глину. От Анастасии Егоровны поступили в музей крынка и корчага8 (Рис. 2) с ангобной росписью, вероятно, произведенные в Занино. От жителя деревни Хоробрицы Николая Павловича Свистунова поступила в музей корчага из светлой глины с характерной ангобной росписью «волной» с глазками сделанная, вероятно, тоже в Занино9 (Рис. 3).


В советское время отдельные мастера были объединены в артель в Коровине. С 1930 года там работал завод. В 1937 году в Меленках была организована артель имени В. Куйбышева. В 1960 году гончарное производство вошло в Меленковский райпромкомбинат. В 1974 году вышло Постановление Ц. К. КПСС «О народных художественных промыслах», и в Меленковском райпромкомбинате организовали керамический цех, выпускавший простые горшки для цветов («цветошники»)10.


Техника производства гончарных изделий в Меленках была старинной — гончарный круг и горны. Глиномешалка для перемешивания глины и шаровая мельница для размола глазури — единственные механические приспособления. Меленковские мастера делали крынки, горшки, кружки, «курганы» и другую хозяйственную посуду.


Художники и мастера меленковского промысла творчески подходили к использованию местных традиций. Они не прос­то копировали форму изделий и их художественное оформление, но в процессе работы изменяли ее, разнообразя деталями. Причем, работам каждого мастера был присущ свой почерк. Используя традиционные способы декорирования керамики, мастера значительно расширили возможности украшения изделий сочетанием светло-желтой глазури с цветными потеками, узорами «под мрамор». Отличительной особенностью меленковских гончарных изделий являлось также применение при их изготовлении окислов металлов и покрытие ангобами.


Наиболее одаренным художником меленковского гончарного промысла был художник лаборатории Б. С. Третьяков, работавший в содружестве с талантливым мастером П. А. Ереминым. Особая обработка краев сосудов, размещение гравированных несложных орнаментальных поясков и других простых и пластических украшений были присущи их работам. Опираясь на форму традиционных «корчаг», «курганов», «кувшинов», Б. С. Третьяков разработал новые предметы — наборы для молочных блюд, кваса, компота и салата. Нарядные кувшины, бокалы, цветная посуда, различные декоративные сосуды выполнялись по проектам молодых художников Е. и Ю. Золотовых, выпускников Абрамцевского художественно-промышленного училища. На основе глубокого изучения ценнейших традиций меленковского художественного промысла они создали обширный ассортимент меленковской керамики. Восстановив приемы задымленной керамики, Золотовы создали бытовые, привычные по форме, но по-новому воспринимаемые, величавые и статные черно-серебристые сосуды. Украшением некоторых изделий были декоративные рельефные налепы по мотивам владимиро-суздальской резьбы по камню11.


Время расцвета Меленковского производства было недолгим. Лучшие мастера — В. П. Караваев, И. И. Шишкин и В. В. Метлов работали в Коровине. Мастера продолжали делать кашники и кринки, опарницы, салатники, блинницы, сливочники, пепельницы, а их жены возили продавать посуду на базары и к пристани Мурома. Белым черепком и свободными кистевыми мазками цветных полив коровинская керамика отличалась от обычной крестьянской посуды, покрытой одноцветной поливой.


В 1987 году по инициативе художника М. Никитина и A. H. Фрумкина Комитетом СССР по делам ЮНЕСКО, Союзом художников СССР и РСФСР была организована выставка «Народное гончарство России (сохранившиеся центры и пути возрождения)». Коровинский мастер В. В. Метлов выполнил специальный заказ: набор посуды разных форм и назначений — от малого кашника до двух-трехведерных корчаг и опарниц12.


Постепенно угасло производство в Меленках, но мастера продолжали работать в селе Коровине в небольших мастерских у дома (Рис. 4). Ассортимент был достаточно обширен, помимо традиционных крынок и мисок выпускали «кувшины», «курганы» и «корчаги»13. Декорировали посуду свободными расплывчатыми мазками поливы.


В собрании нашего музея достаточно широко представлена меленковская посуда. Приобретались образцы керамики в разное время. В 1990 году закуплены предметы, выполненные потомственным мастером села Коровина Василием Павловичем Караваевым (Рис. 5−9)14. Мастер рассказывал, что для сбыта продукции рынки были поделены. Он работал на Муром, а другой коровинский мастер Иван Иванович Шишкин, с характерным авторским почерком росписи — вертикальными мазками поливы по тулову — работал для Касимова.


Использовали для декорирования цветные глазури — зеленую, коричневую и желтую. Сейчас сложно сказать, делали ли глазури сами мастера. В. П. Караваев рассказывал, что покупали их готовыми «замочишь на ночь, наутро готова».


До недавнего времени керамическая коровинская посуда была распространена повсеместно, и некоторые предметы носили свои названия. В деревне Двоезеры Меленковского района во время работы экспедиции Муромского музея в 1996 году Екатерина Павловна Гольцова 1935 г. р. рассказала, что крынки раньше называли «се (и)нюшки» (Рис. 10)15, а высокий сосуд с широким горлом — «молосвик» (Рис. 11)16. В деревне Малый Санчур горшочек с ручкой (кашник) называли «пуляшка» и использовали «для маленьких» (Рис. 12)17).


В начале 2000 годов в Коровине появляется народный керамический промысел. Во главе его стоит уникальный мастер, продолжатель династии керамистов — Алексей Михайлович Малахов, родившийся в 1957 году в деревне Большой Приклон. Мастерству Алексей Михайлович обучался у Ф. М. Демина18.


Технология производства во многом сохраняется неизменной до нашего времени. В лесу недалеко от Коровина в ямах добывают глину. Мастера рассказывают, что процесс этот не так прост, как кажется: не вся глина пригодна для производства. Делается пробный достаточно глубокий раскоп до слоя белой каолиновой глины. Если в глиняной породе встречаются серые каменные включения, глина считается непригодной, и процесс поиска начинается заново. Заготовленную глину томят в ямах. Томление это происходит около года. Затем глину перебирают, выбирая каменные включения, переминают, и только потом она считается пригодной для работы.


Работают на ножных гончарных кругах. Обжиг окислительный. Керамическая продукция проходит два обжига; полученную после первого обжига «утильную» посуду покрывают глазурью.


Алексей Михайлович рассказывал, что санитарные требования к производству не позволяют использовать цветные глазури, поэтому посуда покрывается только прозрачной поливой. Исчезли столь примечательные цветные разводы и мазки. Ассортимент, выпускаемый мастерской, достаточно широк — традиционные горшки и крынки, а также креманки и «лужковские»19 жбаны, пользующиеся неизменным спросом не только в нашей области. Работы семьи Малаховых неоднократно выставлялись на областных и всероссийских выставках.


Предпринимались попытки расширить производство и сделать учебную базу, но, к сожалению, опыт этот оказался не­удачным. Сейчас в Коровине постоянно делает керамику только семья Малаховых, они же занимаются сбытом продукции через розничную сеть и на многочисленных ярмарках.



1 Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. — Владимир, 1897. — С. 37.


2 Федотова М. Я. Святыни земли Меленковской. — Владимир, 2008. — С. 90.


3  Список населенных мест Владимирской губернии. — Владимир, 1896.


4 Добрынкин Н. Г. Очерк сельского хозяйства, мелкого ручного труда и других незначительных крестьянских промыслов в Меленковском уезде // Владимирские губернские ведомости. IV. Горшечное производство. — ­Владимир, 1873.


5 Там же.


6 По данным археологических исследований по г. Мурому глазурованная зеленой и желтой поливой посуда появляется в середине XVIII в.


7 Полевой дневник Е. К. Тюриной экспедиции Муромского музея 1996 г. по Меленковскому району Владимирской обл.


8 Инв. № М-19 147/59эк — крынка, М-19 147/60эк — корчага. От А. Е. Труновой д. Межищи Муромский р-н.


9 Инв. № М-19 147/188эк. от Н. П. Свистунова д. Хоробрицы Муромский р-н.


10 Фрумкин A. H. Как в селе Коровино… // Народное творчество. -1995. — № 5. — С. 22.


11 Бардина P. А. Художественные промыслы Владимирской области. — Ярославль, 1975. — С. 98−100.


12 Фрумкин A. H. Указ. соч. — С. 22.


13 Названия изделий выделены в кавычки, так как они местные: кувшинами здесь называют очень крупный шарообразный сосуд, имеющий слив и небольшое горлышко; корчагой — сосуд с более широким горлом без слива, курганом — обычный кувшин. Бардина P. А. Указ. соч. — С. 97.


14 Ил. 5. Инв. № М-13 067/40 — от В. П. Караваева, с. Коровино, 29.03.1990 г.; ил. 6. Инв. № М-13 108 — из старых поступлений музея, 20.08.1990 г.; ил. 7−9. Инв. № М-13 067/20, М-13 067/24, М-13 067/9 — от В. П. Караваева, с. Коровино, 29.03.1990 г.


15 Инв. № М-14 129 — децентрализация 1993 г.


16 Инв. № М-13 124 — из старых поступлений музея. 1990 г.


17 Инв. № М-14 132 — децентрализация 1993 г. Материалы экспедиции Муромского историко-художественного музея по Меленковскому району 1996 г. Деревня Малый Санчур, информатор К. В. Голубева 1918 г. р.


18 Гончары России — 2000. Посуда. Каталог-справочник. — Вологда, 2000. — С. 14


19 Впервые керамические жбаны для меда были сделаны для ярмарки в год празднования 850-летия г. Москвы.


← Назад | Вперед →