Вверх

Сухова О. А. «Живой журнал» современника Гоголя или «Ежедневные записки» муромского купеческого сына Егора Ивановича Перлова 1830-х гг.


В фонде рукописных документов Муромского историко-художественного музея хранится любопытный образец дневниковых записей молодого человека из муромской купеческой семьи, родившегося двести лет назад. Автор назвал свои запис­ки «Журналом» и не расставался с ним ни дома, ни в дороге в течение нескольких лет. Так в двадцать первом веке его потомки используют смартфон, вытеснивший — в свою очередь — нетбук и ноутбук.


«Журнал» представляет собой бумажные листы (размером «в лист»), переплетенные в картон, оклеенный бумагой «под мрамор»; корешок и углы — из х/б коричневой ткани. Размер 35×22×2 см1. Бумага белая, немного рыхлая. На первых десяти листах (включая титульный) — водяные знаки в виде крупных букв: «Е М» и цифр «1838». Эти начальные листы не имеют авторской пагинации. Возможно, они вплетены им же позже. На них имеются рамки, исполненные тушью или черными чернилами. На титульном листе заголовок: «Журнал или Ежедневные Запис­ки. Начат в лето от Сотворения мира в ­7347-м от Рождества Христова в ­1839-го год Муромским купеческим сыном Егором Иван (овичем) Перловым». Он, очевидно, относится лишь к первым листам, на которых даны сведения: об «Отправлении и получении почты», «Рождении и браках ­родственников в Муроме», «Некрологии ближайших родственников в Муроме» и «Таблице, составленной астрономом Тихобраном». После них, вероятно, должны были идти записи, относящиеся по времени к 1839 году и далее. Между тем, основной блок документа относится к более раннему времени 1833−1837 гг. На листе 11 (10 — в пагинации публикатора по листам, начиная после титульного; 9 — в постраничной пагинации документа) имеется заголовок, относящийся собственно к журналу: «Журнал общ (ий) Муромс (кого) купеческого сына Георгия Иван (овича) Пер (лова) с 1833-го года». С этого листа и далее до последнего фрагментарно сохранившегося листа (идет после л. 68; в постраничной пагинации — 128) следуют ежедневные записи (имеются пропуски). Сохранившийся блок записей начинается с 13 сентября 1833 года, а заканчивается 30 декабря 1837 года. Листы основного блока, по сравнению с первыми листами документа, из более тонкой и плотной бумаги; водяные знаки не просматриваются. Документ сохранился не полностью, имеются значительные утраты фрагментов листов с текстом. При электронной публикации была введена пагинация по листам (сохранена и постраничная пагинация документа, обозначенная в верхней части листов)2. Документ открывается «Титульным листом» 1839 года. Далее следуют листы основного блока документа 1833−1837 гг. — 1−68об; заканчивается отдельным фрагментом почти полностью истлевшего листа.


Фактический материал данного «Журнала» вполне соответствует приведенным ниже документальным сведениям3. Прадед автора «Журнала» — Федор Никифоров сын Перлов значится муромским купцом 3 гильдии по «Книге записавшихся на 1781 год из мещан в купечество». Вместе с ним в семейном бизнесе числится его сын Яков — дед автора. Капитал у них в то время — 505 рублей4. По «Книге г. Мурома купечества на 1793 год» у Якова уже числится сын Иван — отец автора публикуемых записок. А семейный капитал составляет 1005 рублей5. Из «Ревизских сказок 7-й ревизии города Мурома, спис­кам купцам третьей гильдии» (1816) известно, что Иван Яковлев Перлов — 34 лет (отец автора «Журнала») имеет мать Катерину Григорьевну — 55 лет (бабушку автора), жену Марью — 30 лет (мать автора); детей: Дмитрия — 6 лет, Анисью — 13 лет, Василия — 5 лет (братьев и сестру автора записок)6. В «Ведомости о купцах, объявивших на 1831 год капиталы по 3 гильдии» обозначено, что у Ивана Яковлевича Перлова имеется также сын Егор 12 лет (автор «Журнала»), рожденный после ревизии. Благоприобретенный капитал семьи в то время составляет 8000 рублей 7. Из документов 1833—1834 годов следует, что Иван Яковлевич Перлов (отец автора), 52 лет, женат вторым браком на Стефаниде, 40 лет. Его старшие сыновья Дмитрий, 24 лет, и Василий, 23 лет, уже женаты, соответственно — на Прасковье, 22 лет, и Марье — 19 лет. Младшему сыну Егору (автору) в это время 17,5 лет8. По документу от 20 сентября 1850 г. следует, что Иван Яковлев Перлов (отец автора) умер в 1849 году. Его второй жене (вдове) Стефаниде было 56 лет, а сыну Дмитрию 40 лет. У последнего с супругой дети: Иван и Евгений (племянники автора). Другой брат автора — Василий умер в 1841 г. Его вдова Марья осталась с детьми: Александром, Елизаветой и Юлией (племянниками автора). Сам же автор «Журнала», Егор Иванов Перлов, умер в 1848 году (в возрасте 32 лет)9.


Деятельность семьи автора «Журнала» — Перловых, упомянута А. А. Титовым в его «Статистическом обозрении города Мурома», составленном в 1840 году. Он указывает, что среди других владельцев полотняных фабрик был купец 3 гильдии И. Я. Перлов (отец автора «Журнала»). Он также сообщает, что «Коломнин и Перлов (у последнего в Уфимской губернии есть собственный поташный завод), покупая количество шадрика иногда до 100 тысяч пуд. и более, производят торговлю им во времена ярмарки; остатки же отправляют в Муром и др. места»10. Егор (Георгий) Иванович Перлов, «купеческий сын», родился 19 апреля 1816 года, а умер от холеры 11 июня 1848 года; погребен был на Воскресенском кладбище в городе Муроме, там же, где и его мать — Мария Григорьевна Перлова, умершая 21 сентября 1827 года. Запись о смерти автора внесена в «Журнал», очевидно, кем-то из его родственников. Отец Егора — Иван Яковлевич Перлов был похоронен в Муромском мужском Благовещенском монастыре как один из ктиторов обители. Он умер вскоре после своего младшего сына от первого брака, о чем свидетельствует надпись на сохранившемся намогильном памятнике: «ИВАНЪ ЯКОВЛЕВИЧЪ ПЕРЛОВЪ / МУРОМСКОЙ КУПЕЦЪ/ СКОНЧАЛСЯ 2 ОКТЯБРЯ 1849 Г. / НА 68 ГОДУ ОТЪ РОЖДЕНИЯ». В Муромском музее хранится драгоценный потир, приложенный Иваном Яковлевичем в Благовещенский собор11.


Ежедневные записки открываются 13 сентября 1833 года12. В это время их автору — Егору Перлову, 17,5 лет. Он находится в дороге, едет «на своих лошадях» по торговым делам в г. Ромен Полтавской губернии. Помимо Семена (очевидно кучера), у него два спутника, как можно понять из дальнейшего повествования, один из них — компаньон отца автора (Мяздриков — житель Мурома), а другой — приказчик (Горшков — житель с. Павлова). Из Мурома путь лежит через Касимов и Рязань. Далее запись фрагментарна, но можно понять, что на Украине они занимались скупкой махорки и табака и договаривались о доставке этого товара в Муром. Также следует из текста, что, очевидно, на обратном пути в октябре — начале ноября 1833 года автор находился в Москве, так как отмечено под 9 ноября, что он выезжает из Москвы и через неделю прибывает в Муром, где он и провел Рождество и новогодние праздники. С конца января 1834 года он снова в пути, едет на своих лошадях до Казани, а затем «на переменных» в Пермь и Екатеринбург. В феврале он находится в Ирбите, где занимается продажей табака, а далее вновь через Екатеринбург направляется в Бирск, и, наконец, в марте едет в Уфу. Там проживал брат автора — Василий, а под городом у семьи Перловых находился собственный поташный завод. В Уфе он встречается с братом и отцом, также прибывшим из Мурома. В апреле восемнадцатилетний Егор Перлов занимается заводскими делами, находится то на производстве, то в Уфе. В мае направляется по торговым делам в Нижний Новгород. В июне он, очевидно, заезжает домой в Муром, так как под 24 числом упоминает пожар, случившийся в городе. В июле он вновь в Уфе, откуда постоянно ездит на свой поташный завод в Потихине. Но уже 9 числа плывет на барке в Казань по рекам Белой и Каме. В Елабуге заезжает к «Святому колодцу», пьет чай и купается. 20 июля приплывает в Чистополь к «Святому монастырю». Из Чистополя Егор выезжает на тройке лошадей. Его спутником был немец. На другой день Егор Перлов уже в Казани. Оттуда он направляется в Нижний Новгород — на Макарьевскую ярмарку. Там находится до начала сентября, занимаясь делами, связанными с ярмарочной торговлей. Пробыв в Муроме неделю, 13 сентября отправляется в Полтавскую губернию для покупки табака. Там они много ездят по окрестным селам, скупая товар. Живя на Украине, он не забывает о доме и под 4 ноября отмечает, что в этот день «в Муроме выпал снег и река замерзла». А вот 16 ноября он отправляется с одним из знакомых в Киев «для поклонения святым мощам» и находится там до 29 ноября. В начале декабря прибывает в Нежин, где приценивается к товарам и продуктам на ярмарке. Вернувшись в Ромен, он снова занимается делами, и уезжает оттуда 24 декабря. В Муром Егор Перлов прибывает 10 января 1835 года. Немного погостив, уезжает в Казань, а оттуда снова в Уфу, куда прибывает 4 февраля. Там он также постоянно в разъездах: Ирбит, Екатеринбург. В марте и апреле в Уфе, в постоянных поездках на поташные производства. Вспоминает Муром, отмечая, что 4 апреля «тронулся лед на Оке». 19 апреля Егору исполняется 19 лет, а под 23 апреля он помечает свой день ангела. 7 мая Егор едет в город Стерлитамак (Башкирия). Вновь возвращается под Уфу, где занимается заводскими делами, рыбачит, охотится и даже описывает встречу с медведем. Под 29 мая вновь не забывает отметить про Муром, ведь в этот день на родине выпал снег. А 11 июня он уже в Казани, где успевает и делами заниматься, и посещать церковные службы, и осматривать достопримечательности. 14 числа он уже в Чебоксарах, 15 — в Василе, далее в Лыскове, а 17 июня возвращается в Муром. Вновь, побыв дома недолго, отправляется в июле в Нижний Новгород. Там Егор Перлов находится до конца знаменитой Макарьевской ярмарки и даже после ее окончания остается завершать торговые дела. Егор успевает также постоянно бывать по утрам на церковных службах, а по вечерам в театре; покупать книги. Отец Егора Иван Яковлевич, наезжает на ярмарку только время от времени. Вместе с ним они возвращаются домой 11 сентября. А 25 сентября Егора уже направляют в Вязники на три недели, где у семьи тоже много дел, связанных с полотняным производством. Оттуда Егор возвращается и живет дома до конца 1835 года.


1 января 1836 года автор отмечает, что смотрел в Муроме дворянский маскарад. Через две недели со спутниками отправляется в Казань, где ярмарка 1 февраля, а оттуда в Уфу. Там он вновь занимается заводскими делами до конца марта, а 30 числа отправляется в Бирск и Челны. Возвращаясь в Уфу, до середины июня, двадцатилетний Егор Перлов продолжает быть «весь в делах» на семейном производстве. 15 июня Егор уже в Казани, откуда 17 числа выезжает в Муром. Путь лежит через Чебоксары и Лысково. На шестой день они уже в Муроме. Пробыв дома неполных три дня, Егор 25 июня выезжает в Рыбинск. Там он занимается делами, посещает ярмарку, бывает на церковных службах, общается с деловыми партнерами и знакомыми, посещает театр. Пробыв там до 19 июля, плывет на лодке по Волге. 20 числа — в Ярославле; 21 — выходит на берег в Костроме, чтобы быть на молебне иконе Феодоровской Божьей Матери; 25 — приплывает в Нижний Новгород. Здесь он успевает проверить погрузку шадрика на свои барки, проследить за продажей муки, решить другие деловые вопросы, а вечером побывать в театре на постановке оперы «Аскольдова могила». Из Нижнего Новгорода на лошадях Перлов возвращается домой в Муром. А через день, 29 июля, Егор уже спешит в Вязники. Потрудившись там почти три недели, 17 августа возвращается домой. В Муроме он тоже не сидит сложа руки. Каждый день заполнен многочисленными делами. Обязательны походы на полотняный завод Перловых, что в районе Кожевников на берегу реки Оки. Он следит за работами по производству и строительству новых построек и приспособлений; ходит на рынок для закупки «харчей»; занимается покупкой строевого леса; бывает на пристани, следя за погрузками; выдает сырье и получает готовую продукцию от ткачей; обрывает яблони в саду; пишет счета, деловые письма и пр. При этом с утра он обязательно в церкви «у заутрени и двух обеден», то присутствует на освящении нового придела в Благовещенском монастыре, то на молебне чудотворцу в церкви Николы Набережного и др. Успевает также гулять в «Старом саду» и любоваться Окой, кататься на лошадях. Проведя дома плодотворно чуть больше месяца, 25 сентября вместе со своим отцом направляется в долгосрочную «командировку» в Москву, где пребывает по отъезду родителя до конца 1836 года.


Жизнь молодого человека в тогдашней «старой» столице еще более насыщена и делами, и развлечениями. Проживает он в Посольском подворье. Почти каждый день он на пристани, что у Данилова монастыря, туда приходят и отваливают барки с их грузом. У Егора многочисленные деловые встречи, в том числе по продаже полотна их производства в Москве и Санкт-Петербурге; походы в Гостиный двор и на рынки, например Мытный; ведение счетов и др. деловых бумаг, обширная переписка. Он посещает Публичную библиотеку, отдает переплетать книги, гуляет по Тверской, заглядывает в гости к «сестрице», заказывает шить себе одежду, покупает перчатки, галстук, ермолку и пр. Почти каждый день он на церковных службах, часто в «Большом Успенском соборе»; осматривает Кремль, бывает в разных московских монастырях. Вечером же с друзь­ями обязательно в театре, где смотрит по два спектакля, идущих один за другим. 10 ноября 1836 года побывал на нашумевшем «Ревизоре» Н. В. Гоголя, премьера которого состоялась в Москве всего за несколько месяцев до этого — 19 апреля.


В «Журнале» имеется пропуск. Отсутствуют записи с начала 1837 года до 7 июля. В этот день двадцатиоднолетний Егор Перлов находится в Костроме, где осматривает Ипатьевский монастырь и дворец царя Михаила Федоровича Романова. Он направляется опять в Нижний Новгород на ярмарку, где находится до 27 июля, до самого конца, в «Журнале» описывает церемонию ее закрытия. В Муром возвращается через Вязники, куда заезжает на неделю по делам и вновь возвращается туда из Мурома на два дня. Сентябрь, октябрь он проводит в Муроме. Во вторую неделю ноября опять наведывается по делам в Вязники. А 16 ноября направляется в Нижегородскую губернию, в Городец через Гороховец; посещает торг в Городце, Пучеже. 1 декабря — в Хохломе также на торгу. 12 декабря в Городце посетил «Старообрядскую церковь». Возвращается в Муром и занят хлопотами на своем заводе до конца года.


Стиль записей в «Журнале» Перлова близок стилю деловых документов. При краткости ежедневных записок, практически лишенных развернутых описаний, в них представлен обширный фактический документально четкий материал. Записи пестрят точными указаниями времени. Указан не только год, месяц, день записи, но и сутки расписаны по часам. Обязательно помечается время и расстояние нахождения в дороге от пункта к пунк­ту. Приводятся географические названия всех населенных пунктов, даже мелких деревень, которые автор проезжает. Ряд крупных городов описывается подробнее, с указанием расстояния от них до столиц и других крупных городов, отмечается их местонахождение на реках и пр. В большей части записей автор указывает на погоду, правда, без конкретного указания температуры. Тщательно указываются размер, вес, объем предметов, по большей части связанный с предпринимательской деятельностью. Особое внимание уделяется рыночным ценам. Содержатся указания на цены основных продуктов питания и производства во многих городах; отмечается и денежный курс. Приводится много расчетов по покупке и продаже товаров. Особенно привлекают внимание многочисленные указания на отправку и получение писем, по большей части деловых, причем с точным указанием даты отправки и получения всей корреспонденции. Судя по ним, почта в России в 1830-е годы работала превосходно. Почтовая связь имела большое значение для предпринимательской деятельности, поэтому не случайно в начале «Журнала» Перлов помещает сведения «О получении и отправлении почты» в Муроме.


Очевидно, «Журнал» записей также являлся своего рода отчетом молодого купеческого сына перед отцом семейства, поэтому в него записывались и все предпринятые им шаги, связанные с делами семьи и ее производствами. Но содержание его все же много шире, чем отчет о трудовой деятельности. В нем находят отражение и «отчет» о шагах в духовной сфере, и развлечениях (посещение служб, осмотр достопримечательностей, посещение театров, библиотеки и пр.). Мы не располагаем сведениями о том, какое образование получил муромский купеческий сын Егор Перлов. Вероятно, он мог получить начальное образование в родном городе. По сведениям А. А. Титова в «Статистическом обозрении города Мурома» (1840) в нем, помимо Духовного училища, было также «светское уездное училище и в особых частных домах три приходских училища»13. Егор Перлов, судя по стилю и сугубо деловому и светскому характеру его записей, скорее всего, мог учиться в уездном городском училище. Однако содержательный материал записей представляет его как молодого человека не только владеющего грамотой, обладающего деловыми и организаторскими способностями, но и разносторонними интересами, а также любознательностью и умением общаться с людьми разного социального статуса и национальностей. Все эти способности и умения он мог приобретать как в кругу семьи, так и в своих многочисленных деловых поездках по Российской империи. Правда, записи не дают материала о его внутренних переживаниях, не содержат они сведений и о его юношеских сердечных отношениях. Однако по ним можно судить о благоприятной и доброжелательной атмосфере в семье, в кругу родственников и партнеров по бизнесу. Видно доверие в деловых вопросах, предоставление определенной свободы совсем молодому человеку со стороны отца и старших братьев, а также почтительное и в то же время ласковое отношение Егора Перлова к родителям и родственникам. Даже принятые в то время наименования: тятенька, маменька, тетенька, дядюшка, сестрица и др. в записях проникнуты искренним чувством автора.


Ежедневные записи за четыре неполных года из жизни Егора Перлова, принадлежащего к третьему сословию Российской империи, представляют живой портрет молодого человека эпохи А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя. «Купеческий сын» из провинциального Мурома по роду своих занятий и разносторонних интересов оказывается включенным в широкий деловой и культурный контекст своего времени. Обращает на себя внимание, что, принадлежа конфессионально к Русской православной церкви, обязательно посещая службы, участвуя в различных церковных событиях, совершая паломничества, Егор Перлов не является ортодоксом. Ведь важной составляющей для него являются не только обряды, но история, архитектура и пр. Он любопытен и любознателен, поэтому он заглядывает не только в православные, но и в старообрядческие храмы и даже немецкую кирку. Круг чтения молодого человека из его записок определяется не очень отчетливо, не всегда он дает названия книг. Между тем, он записывает о приобретении книг, отдаче их в переплет, и, что особенно любопытно, о своих посещениях библиотеки в Москве в 1836 году. Есть упоминания о том, что по почте в Муроме семья получает «Санкт-Петербургские ведомости»; сам он приобретает «Волшебный фонарь», книги «Последний год власти герцога Бирона», «Черная женщина», «Таинственный монах». В Нижнем Новгороде, будучи там во время ярмарки 1835 года, 14 августа он покупает в Гостином дворе сказку «Конек-Горбунок» П. П. Ершова. Любопытно, что Петр Павлович Ершов (1815−1869) и наш Егор Перлов — погодки. Свою знаменитую сказку Ершов написал совсем молодым человеком, ведь она вышла первым изданием в 1834 году. Имеются в записках Перлова также указания на его увлечения собирательством. Он записывает о приобретении картин в Нижнем Новгороде и древних монет в родном Муроме. Но особенно ярко представлена в «Журнале» театральная жизнь Москвы и российской провинции 1835−1837 гг., а сам автор как заядлый театрал. В записях указано почти пятьдесят названий спектаклей, на представлениях которых в Казани, Муроме, Нижнем Новгороде, Рыбинске, Москве был автор записок. Он слушал оперы, водевили, смот­рел пьесы, комедии и балеты; представления в механическом театре, т. е. охватил все — от высоких жанров до низких; бывал как в известных российских театрах, так и в ярмарочных балаганах, например, в родном Муроме. Среди опер, которые слушал Егор Перлов, не только «Свадьба Фигаро» и другие известных европейских композиторов, но и русские «эпохи Алексея Николаевича Верстовского» (1799−1862). Так, «Аскольдову могилу» отечественного метра он посетил дважды: летом (в Нижнем) и осенью (в Москве) 1836 года. Романтическая опера на либретто М. Н. Загоскина, по его же одноименному роману из древней русской истории, впервые была представлена 28 сентября 1835 года на сцене Московского Большого театра. Приключенческая интрига, национальный колорит, сплав вокальных партий, народных мелодий и разговорного жанра обеспечили ей огромную популярность. Другую оперу Верстовского — «Пан Твардовский» — Егор Перлов слушал летом 1837 года в Нижнем Новгороде. Особенно любопытна афиша театральной Москвы осени-зимы 1836 года. В перечне спектаклей, которые почти ежедневно посещал автор, и пьеса Шекспира «Гамлет», и балет «Розалья», и опера «Роберт», и любопытные спектакли на темы из русской истории: упомянутая «Аскольдова могила», «Михаил Васильевич Скопин-Шуйский», «Дмитрий Донской». Особенно стоит отметить пьесы современных авторов той поры, ныне знаковых и хрестоматийных. Так, 3 ноября 1836 года Е. И. Перлов присутствовал на спектакле по пьесе А. С. Грибоедова «Горе от ума», впервые поставленной в Москве в 1831 году. А 10 ноября 1836 был на представлении комедии Н. В. Гоголя «Ревизор». Эту пьесу Н. В. Гоголя он смотрел позже и в Нижнем Новгороде летом следующего года.


Страницы «Журнала» Перлова являются замечательным документом 1830-х годов, фиксирующим повседневную жизнь молодого человека из провинции, но, в силу принадлежности к самому мобильному и предприимчивому купеческому сословию, отражающим реалии на широком пространстве Российской империи от Казани до Киева. Точнее записки Перлова можно было бы назвать «Путевыми заметками», ведь дома он находился только в перерывах между длительными поездками. Образ бесконечной дороги по России, с мелькающими названиями городов и весей, разделенных точным указанием в верстах, возникающий при знакомстве с документом, роднит его с символическим образом России как «Птицы-Тройки» в поэме «Мертвые души» Н. В. Гоголя, чьим современником был муромский купеческий сын Егор Перлов.



1 МИХМ. Инв. № М-9729.


2 См.: [Электронный ресурс]. — Режим доступа: //www. museum-murom.ru/page.html?pid=169. Кроме того, в документе имеется также постраничная пагинация, обозначенная внизу листов, не вполне совпадающая с обозначенной вверху листов.


3 Ссылки на документы взяты из материалов В. Я. Чернышева, размещенных им на старом сайте Муромского историко-художественного музея.


4 ГАВО. — Ф. 22. — Оп. 3. — Д. 174. — Л. 76.


5 Там же. - Д. 364, — Л. 15об.


6 Там же. — Ф. 301. — Оп. 5. — Д. 363. — Л. 24.


7 Там же. — Ф. 403. — Оп. 1. — Д. 70. — Л. 7об.


8 Ревизские сказки восьмой ревизии г. Мурома список купцов третьей гильдии (9 декабря 1833−18 октября 1834 гг.) // Там же. — Ф. 301. — Оп. 5. — Д. 470. — Л. 37об.


9 Ревизские сказки 9 ревизии г. Мурома // Там же. — Ф. 301. — Оп. 5. — Д. 614. — Л. 60об.


10 Титов А. А. Статистическое описание г. Мурома. — Владимир, 1900. — С. 18, 22, 24.


11 Алексий (Новиков), иерод. Благовещенский монастырь в Муроме. — М., 2007. — Приложение. С. 393; Сухова О. А. Эмаль в Муромском музее: К вопросу о классификации «малых» коллекций // Сообщения Муромского музея 2010. — Владимир, 2011. —  С. 96. —  Кат. 6.


12 Все даты, приведенные автором записок по старому стилю, указаны без изменений.


13 Титов А. А. Указ. соч. — С.12.


← Назад | Вперед →