Вверх

Сухова О. А. Прочтение жития Алексия человека Божия муромским иконописцем середины XVII века (открытая реставраторами икона Муромского музея)


Муромская икона «Алексий человек Божий, с житием» сер. XVII в. — недавнее открытие реставраторов ВХНРЦ им. И. Э. Грабаря; в настоящей статье она впервые вводится в научный оборот1. Протяженный цикл произведения из 23 сцен отражает популярнейшее в христианском мире сказание об удивительном святом. По церковному преданию он жил на рубеже IV-V вв. — во времена императоров Аркадия и Гонория и папы Иннокентия I. Древнее сирийское сказание, не называя имени, указывает на кончину подвижника в Эдессе (584). По греческой версии жития он возвращается в Рим (IX). Имя Алексий впервые появляется в каноне Иосифа Песнописца († 886). Легенда о человеке Божием, обладая «полнотой суггестивности», поражала западного и русского, «хорошо ее усвоившего читателя»2, крайним проявлением аскезы и буквальным следованием евангельской заповеди: «И враги человеку — домашние его» (Мф 10:36). Алексий ради Христа тайно оставил знатных и благочестивых родителей и покинул жену сразу после венчания. Сохранив свое девство, он отправился в Эдессу, где, раздав имущество, подвизался на паперти храма семнадцать лет. Вернувшись домой, он жил еще семнадцать лет, неузнанный — как нищий — и до самой смерти наблюдал терзания о нем отца, матери и жены; перед кончиной составил свое собственное житие. Алексий человек Божий городской патрон Рима; мощи покоятся под главным престолом базилики в честь него и св. Бонифация на Авентийском холме. Западная церковь относится к нему сдержанно из-за греха неповиновения воле родителей и «самоуправного ухода от брачных уз, уже освященных венчанием»3. Для европейского искусства характерны отдельные сцены из жития св. Алексия во фресках, миниатюрах рукописей, витражах, гравюрах. Популярны изображения его встречи с отцом; служанки, льющие на него помои; римский папа перед его смертным одром. Наиболее известна фреска в нижней части базилики св. Климента XI в. в Риме. В византийском искусстве один пример сюжетной композиции — миниатюра «Преставление преподобного Алексия человека Божия» в Минологии втор. четв. XI в. (ГИМ)4. На Руси житие Алексия человека Божия в переводе с греческого распространилось на рубеже XI-XII вв. (Православная церковь отмечает день памяти святого 17/30 марта). Ранние его изображения известны в новгородском искусстве. Одно из них находилось в росписи жертвенника церкви Спаса на Нередице (1199). Позднее образ его представил Феофан Грек во фресках 1378 г. в церкви Спаса на Ильине; мастера в его же манере — в церкви Успения на Волотовом поле (­1380-е). В это время св. Алексий мог восприниматься как патрон митр. Алексия Московского (1354−1378), позже прославленного святого (1448). Римский подвижник представлен в среднике складня с изображением Ярославской Богоматери 1491 г. из Коломны (ГТГ); на деисусной иконе рубежа XV-XVI вв. из Московского Чудова монастыря (ГРМ). Изображен он и на новгородской иконе «Спас Недреманное Око» втор. пол. XVI в. (ГТГ); на ростовско-суздальской иконе «Воздвижение Креста, Покров Богородицы и избранные святые» 1565 г. (ГТГ). Уже в древних памятниках заметно сходство облика Алексия человека Божия и св. Иоанна Предтечи, например, на миниатюре в лондонской (Феодоровской) Псалтири, 1066 г. Русские иконописные подлинники XVI-XVIII вв. также отмечают это подобие5.


В публикуемой муромской иконе сер. XVII в. изображение святого в среднике следует этой иконографической традиции. По описанию реставратора Л. А. Сложеникиной, — «фигура Алексея представлена фронтально, в полный рост, руки крестообразно сложены на груди… Плави личного прописаны легко, от теплого к холодному, заканчиваются тонкими энергичными движками. Волосы оттенены темно-коричневым приплеском, рисунок волос темная умбра, по контуру идут волнистые пряди, переходящие на плечах в раздвоенные вьющиеся косицы»6. Вокруг средника при реставрации открылись тексты вязью тропаря и кондака св. Алексию: «Яко чистоты радътельникъ явися […] Алексъi и […]ное Бжие ц […] яко целомудрия дълатель […] да сего ради […] суя бгви всъх и земли даровати нам мир i велию милость […] дом своею родителю яко чюжыи водворися убо идъже венецъ приял еси свыше человече Бжиi Алексъе дивенъ на земли явлься аггелом и [чело]въкомъ светило; конецъ тропарю и кондаку»7. Были раскрыты и авторские надписи к клеймам, отличные от текстов, зафиксированных на живописном слое поздней записи. Средник окружен клеймами: по схеме реставратора их 23; текстов к ним сохранилось 20, в т. ч. и фрагментарно; все они воспроизведены в реставрационном паспорте8. (Число клейм можно посчитать иначе — 21, принимая во внимание, что есть просто «сдвоенные»). Иконописец не придерживался строгой системы в построении композиций, размеров и расположении клейм и надписей (подробное описание клейм см. ниже). Сцены верхнего регистра примерно одинаковы и идут по порядку; затем изменяется последовательность; варьируются размеры; одни сцены занимают целое клеймо, другие по две тесно вписаны в такое же пространство; иллюстрации эпизодов размещаются в нарушение логики повествования; надписи к клеймам расположены хаотично: на поле иконы, на поле средника, на «небе» клейм. Создается впечатление, что иконописец не имел образца для создания житийного цикла св. Алексия и иллюстрировал эпизоды жития, которое он прочитал и отразил живописными средствами по собственному воображению и предыдущему опыту создания циклов других святых.


Икона поступила в местный музей 6 января 1930 г. из муромского храма Рождества Христова (закрыт 30 янв. 1930; разрушен — 1939)9. Церковь эта зафиксирована в писцовых документах города: 1566, 1573/74, 1623/24, 1636/37, 1646, 1723 гг. Первое развернутое описание — в Сотной с писцовых книг 1623/24 г.: (Л. 72об.) «Да за осыпью по конец Кузнечной улицы у сенные площади. Церковь Рождество Христово древяна клецки и с пределы. Предел великие мученицы Варвары, другой предел святыя мученицы Ирины… (Л. 73). Да возле той же церкви другая теплая церковь великие мученицы Христовы Екатерины… (Л. 73об.). А церкви и в церквах образы и свечи и книги и ризы и на колокол[ь]нице колокола и все церковное строенье государево»10. Второе сходное описание в следующем по времени документе; более краткое в источнике 1646 г.; во всех других храм или приход лишь упомянуты. На основе имеющихся свидетельств можно заключить, что в первой трети XVII в. здесь существовало три престола в честь трех святых жен. Даже в 1646 — году новой переписи населения — после вступления на царство Алексея Михайловича, в приходе придела во имя св. Алексия — небесного покровителя государя, — еще не было11. Он мог появиться на несколько лет позднее — в середине XVII в. К его освящению должна была быть создана храмовая икона. Стоит также обратить внимание на тот факт, что храм этот в Муроме числится «строением государевым». Первое упоминание о существовании в приходе придела Алексия человека Божия позднего периода. По «Описанию церквей и приходов Владимирской епархии» (1897): «Престолов в церкви в настоящее время три: главный в честь Рождества Христова, в трапезе теплой во имя св. в. — муч. Екатерины и св. Алексея Человека Божия»12. Интересующая нас икона здесь не упоминается; не числится она и в «Описании древних церквей города Мурома и древних предметов в них находящихся» — документе, составленном перед этим изданием13. Можно предположить, по какой причине описываемый памятник не попал в список древностей. Авторская живопись произведения находилась под «перелевкас­кой» и «тремя слоями поздних записей»14. При поступлении в музей она была описана как икона не с 23, а с 18 клеймами, так как границы сцен были почти не различимы: «Алексий — человек Божий» написан в середине, в квадрате, в рост. Руки скрещены на груди. По краям имеется 18 клейм с житием… Живопись 17 века». (Инв. «Иконы и живопись на дереве». НА. МИХМ. 98. № 6. Шифр 755. Л. 10об-11).


На данный момент муромская икона с 23 клеймами сер. XVII в. — один из двух самых ранних «раскрытых» памятников русской иконописи с житием Алексия человека Божия. Первый из них — того же времени — с 12 клеймами из собрания А. В. Анисимовой в 2010 г. опубликовала Н. И. Комашко. Ныне находится в собрании русских икон при поддержке фонда св. ап. Андрея Первозванного (далее «андреевская»). Икона могла быть создана на Нижегородской земле; приобретена коллекционером рядом с Муромом — в Вязниках15. Другие житийные иконы св. Алексия XVII — перв. четв. XVIII в., выявленные в процессе исследования, не опубликованы. Из наиболее ранних — с циклом из 14 сцен, находится в Московском Новоспасском монастыре (далее — «новоспасская»)16. А. С. Преображенский обнаружил две иконы, о публикациях которых нет сведений. Одна — с 16 клеймами жития Алексия — находится в Музее русских икон (штат Массачусетс США), где датируется серединой XVII в. (далее «массачусетская»). Вторая — с житиями св. Георгия (12 сцен) и св. Алексия (12 сцен) рубежа XVII-XVIII вв.; изображение было размещено на сайте Галереи икон Филиппа фон Кюльмера в Аугсбурге в Германии (далее — «аугсбургская»)17. В научный оборот не вошла еще икона св. Алексия с 4 сценами жития перв. четв. XVIII в. из собрания Ярославского художественного музея (далее «ярославская»)18. Среди исследователей с дореволюционного времени и до начала XXI в. бытовало мнение, что житийные образы Алексия человека Божия очень редки. В. Успенский и Н. Воробьев — издатели лицевой рукописи его жития середины XVII в. из библиотеки царя Алексея Михайловича (БАН, 34. 3. 27; далее — «царская»), отметили: «Иконы с житием св. Алексея встречаются довольно редко и писанных ранее 17 века нам не приходилось видеть» (1906)19. Как пример, они указали житийную икону в Московском Чудовом монастыре, — «около половины XVII столетия». По их мнению, она могла быть создана «в царской мастерской» 20. В. П. Адрианова, сославшись на этот комментарий, им и ограничила замечания о житийных образах св. Алексия. В целом же ее работа по исследованию жития человека Божия обширна; в ней она уделила значительное внимание иконографии святого (1917)21. Рассмотрев подробно персональные изображения и миниатюры двух лицевых рукописей, не привела примеры житийных икон. М. Ф. Мурьянов в статье «Алексей Человек Божий в славянской рецензии византийской культуры», анализируя иконографию подвижника, отметил, что «по библиографическим данным, иконы с житием Алексея Человека Божия являются редкостью» (1968). Он прямо заявил, что «в собраниях Новгорода, Пскова, Ленинграда и Москвы мы таких икон вообще не нашли»22. Все же в музейных и частных собраниях иконы с циклом сказания об Алексии имеются, только о них мало что было тогда известно; редкие публикации носили случайный характер. В. Г. Брюсова в своей книге о русской живописи XVII в. (1984) представила 1 из 16 клейм до сих пор неопубликованной иконы «Алексий Человек Божий в житии» из собрания ГИМа, датировав ­1670-ми гг.; Н. Е. Комашко — нач. XVIII в.23 (далее — «гимовская»). Икону «Алексий человек Божий в житии» (12 клейм) петровского времени представили в наборе открыток 1990 г. музея «Новый Иерусалим» (далее — «истринская»)24. В 1998 г. на суперобложке книги Т. С. Ереминой «Мир русских икон и монастырей» разместили изображения 2 из 20 клейм иконы XVII в. св. Алексия. Этот памятник втор. пол. XVII в., связанный с Новгородом, не введен в научный оборот; принадлежит музею-заповеднику «Коломенское»; экспонируется во Дворце царя Алексея Михайловича (далее — «коломенская»)25. Т. М. Кольцова опубликовала житийные иконы Алексия человека Божия северного региона из музеев Архангельска и Сольвычегодска (1993, 2005). Первая 1900 г. с 24 клеймами; другая — втор. пол. XVIII в. — с 20 сюжетами26. То есть к началу XXI в. только по публикациям было известно не менее, чем о четырех житийных иконах св. Алексия разных иконописных центров — от втор. пол. XVII до нач. XX в. В статье Т. В. Толстой по иконографии св. Алексия в «Православной энциклопедии» вовсе не упоминается тема его житийный икон (2001)27. Объясняется это недостаточным на тот момент введением в научный оборот памятников этой иконографии. С 2005 г. публикуются иконы (поздние) с житием Алексия человека Божия. В 2006 г. Н. И. Комашко — икону Е. Денисова — кон. XVIII в. с 2 сценами жития (частное собрание). В том же году М. В. Басова — поморскую икону XIX в. с 16 клеймами (ГМИР)28. В 2007 г. Н. И. Комашко и Е. М. Саенкова — образ пермского иконописца Петра Медианова 1851 г. с 12 сюжетами (ПГХГ)29. В 2009 г. А. С. Преображенский — икону кон. XIX — нач. XX в. (12 клейм) одного из иконописных сел Владимирской губернии (собрание М. Е. Де Буара /Елизаветина/)30. Наконец, в 2010 г. издана «андреевская» икона сер. XVII в., считавшаяся единственной ранней из «раскрытых» икон с житием св. Алексия31 до настоящей публикации «муромской».


При подробном рассмотрении повествовательного репертуара и надписей нашей иконы с 23 клеймами мы привлекали «андреевскую» с 12 сценами и еще семь из упомянутых житийных икон св. Алексия. Все они датируются не позднее перв. четв. XVIII в. и полноценно не опубликованы. В группу более ранних памятников, помимо «муромской» и «андреевской» икон, входят еще: «новоспасская» сер. XVII в.(?) с 14 клеймами; «массачусетская» сер. XVII в. с 16 сюжетами; «коломенская» втор. пол. XVII в. с 20 клеймами. Они относятся к периоду, когда тема жития Алексия человека Божия была особенно актуальна. Римский подвижник являлся небесным покровителем царя Алексея Михайловича (род. 1629; правл. — 1645−1676). Это обстоятельство явилось толчком для создания в искусстве и литературе обширной «алексиады»32. Становится очевидным, что тогда писались не только известные ныне персональные образы патрона государя, или двойные — вместе с небесными покровительницами его первой и второй жен («мерная» икона 1629 г. — к крестинам будущего царя; персональный образ государя к восшествию на престол 1645 г.; парный образ Алексия человека Божия и Мариии Египетской Я. Казанца 1648 г. — ко дню бракосочетания — музей «Московский Кремль» и др.), но и житийные образы небесного покровителя Алексея Михайловича. Четыре других иконы связаны со временем, когда этот святой позиционировался как тезоименитый его внуку — царевичу Алексею (1690−1718), судьба которого и взаимоотношения с отцом — императором Петром I — ассоциировалась в сознании современников с моментами жития Алексия человека Божия. Первая из них «аугсбургская» рубежа XVII-XVIII вв. с 12 сценами; вторая — «гимовская» нач. XVIII в. с 12 клеймами. Третья — «истринская» петровского времени с 12 клеймами; четвертая «ярославская» перв. четв. XVIII в. с 4 клеймами33. Для данного исследования особенно важен изобразительный и вербальный источник — «царская» рукопись жития Алексия человека Божия сер. XVII в. В ней содержится 22 миниатюры событийного цикла34. Другая рукопись той же изобразительной версии XVII-XVIII вв., из собрания Т. Ф. Большакова (далее — «большаковская»), где цикл имеет не 22, а 23 сцены, проанализирована В. П. Адриановой. Она описала и миниатюры другой версии из 30 сцен по рукописи XVIII в. из собрания графа А. С. Уварова (далее — «уваровская») и упомянула еще одну рукопись XVII в. с несколькими иллюстрациями 35.


Важна литературная основа муромского памятника (в сравнении с названными иконами), т. к. текст и слово всегда лежат в основе житийной иконы. Это важно как для анализа «авторских» текстов надписей, нанесенных иконописцем, так и для понимания особенностей данного репертуара клейм, принципов отбора эпизодов жития для иллюстрирования. Древнейший вид жития Алексия человека Божия, бытовавший на Руси, сохранился в рукописи XII в. (РНБ, F. n. I. 46) и в большом количестве позднейших списков. Он был назван «редакцией Златоструя» («редакцией Торжественника»). К ним относится и «царская» рукопись сер. XVII в. Известна другая редакция жития Алексия, «Троицкая» (старш. список — РГБ, собр. ­Тр.-Серг. лавры, № 9, XIV-XV вв.). Она исправляет и дополняет древнейший текст по более пространному греческому оригиналу. Третья редакция, в основе которой древнейший список, правленый по греческому оригиналу, входит в Великие Минеи Четии митрополита Макария (1542−1563). Новый перевод с греческого был осуществлен в 1659 г. Арсением Греком и напечатан в Анфологионе 1660 г. и в изданиях Пролога. Текст этот — образец риторически украшенного жития. В 1671—1674 гг. была издана Служба св. Алексию. Еще один тип жития встречается в минее Димитрия Ростовского (с использованием ВМЧ, перевода Арсения Грека, Петра Скарги и др.) Существуют и другие западно- и южно-русские переводы. Известны и проложные памяти Алексия человека Божия36. В. П. Адрианова проследила влияние жития Алексия человека Божия на русские агиографические произведения, в числе них — житие св. Константина (Повесть о водворении христианства в Муроме ­1550−1560-е гг.)37, что для нас особенно интересно.


При подробном рассмотрении все названные иконы и рукописи сер. XVII — перв. XVIII вв., иллюстрирующие житие св. Алексия, демонстрируют поразительное разнообразие. Ни один из изобразительных циклов из разного количества сцен (30, 23, 22, 20, 16, 14, 12, 4) не повторяет другого; и при совпадении числа клейм (миниатюр) по содержанию они разнятся. Один и тот же эпизод в каждом из памятников показан оригинально, не зависит от иконографии остальных. Исключением является «большаковская» рукопись, почти идентичная «царской». Но имеется и отличие не только в количестве миниатюр — 23 вместо 22, но и принципиальное — проиллюстрирован эпизод крещения, отсутствующий в «царской» рукописи. Сюжет проигнорирован, т. к. она иллюстрирует редакцию «Златоструя». В ней не сказано о крещении: «I зачат и роди сна и нарече имя ему Алексей…»38. В «большаковском» спис­ке сцена появляется под влиянием других редакций, например — «Троицкой». В данном варианте упоминается об этом таинстве: «…и зачатъ во время то и роди сынъ и возвеселися муж ея о Бозе и крестиша его и нарекоша имя ему Алексъи»39. Сцена крещения Алексия, помимо «царской» рукописи сер. XVII в., отсутствует еще только в муромской иконе. Во всех привлеченных иконах и рукописях она зафиксирована. Не только тот факт, что в муромской нет клейма со сценой крещения, говорит о следовании иконописца именно редакции «Златоструя». По нашим наблюдениям повествовательно-изобразительная линия во многом соотносится с данным типом жития св. Алексия, что выражено и в отборе определенных эпизодов для иллюстрирования, и, что очень важно, в текстах надписей к клеймам (одновременных живописи), полностью приведенных выше. Данные вербальные отрывки, не будучи точными цитатами из текста жития, являются сокращенными пересказами, близкими им по содержанию, иногда и по употреблению лексем. Помимо связи с текстом редакции «Златоструя», можно говорить и о влиянии «Троицкой» редакции. Мы не видим в текстах надписей нашей иконы заимствований из текста редакции Макария, а также — редакции «Анфологиона» Максима Грека 1659 г. Последнее важно, т. к. косвенно подтверждает создание нашей иконы до появления и издания этого нового перевода (1660). «Андреевская» икона, как и муромская, — сер. XVII в., тоже сохранила надписи к клеймам. Похоже, что они довольно близки той же редакции «Златоструя». Иконографическая программа ее — краткий (по сравнению с муромским) живописный пересказ жития св. Алексия и сосредоточена она на динамике действий главного героя, опуская не только поход в сокровищницу отца, брачный пир, но даже такой знаковый момент, как чудо от иконы Богоматери пономарю церкви в Эдессе. Зато иконописец дает сцену издевательства слуг над св. Алексием, опущенную муромским мастером40. Роднят два этих произведения, при различии иконографии цикла и каждого эпизода, схожие моменты в построении «двойных» сцен, упрощенные приемы изображения фигур и архитектурных кулис. Два житийных образа («новоспасский» и «массачусетский»), по времени также близкие публикуемой иконе, при анализе состава клейм неожиданно обнаруживают отголоски древнейшей сирийской легенды, по которой святой умирает в Эдессе. Пока не совсем понятно, случайно выпущены «римские» сцены или иконописец нарочито следовал данной версии (надписи клейм «массачусетской» не сохранились; не доступны для прочтения и тексты «новоспасской»). Но по иконографии в клеймах и их последовательности сирийская легенда прослеживается41. Любопытна одна иконографическая подробность в сцене успения подвижника на «массачусетской» иконе. Ангел принимает душу святого в виде обнаженного младенца с нимбом. Иконы эти, при разнице в изобразительной версии, тоже обнаруживают близость муромскому произведению. По общей традиционной схеме подачи фигур, архитектурных кулис и «пейзажа» все четыре наиболее ранние памятники с житием Алексия человека Божия, сходны. «Коломенский» образ, более поздний — втор. пол. XVII в. — отличается неповторимой иконографической концепцией и виртуозными композициями в клеймах. Изысканны фигуры, необычен колорит с преобладанием красно-розовых и зелено-голубых тонов. Иконография средника, где святой предстоит двум чудотворным богородичным иконам — «Тихвинской» и «Беседной», выдает новгородское происхождение произведения. Здесь цикл клейм42 имеет ряд существенных отличий; показательны также некоторые иконографические подробности: изображение не богородичной иконы, как в большинстве циклах, а образа «Спаса Нерукотворного» в Эдессе, что подчеркивало «документальность» изображения. «Коломенская» икона недавно раскрыта реставраторами, надписи на ней хорошей сохранности и, вероятно, при научной публикации они будут приведены и соотнесены с определенной редакцией жития. Сохранились надписи (но недоступны для прочтения) и на «аугсбургской» иконе рубежа XVII-XVIII вв. По составу клейм она восходит к краткой изобразительной версии жития, близкой «андреевской». Она отличается еще более простыми, доведенными до знака, композициями, непохожими на все другие. Есть и здесь подробность в клейме с кончиной святого, как на «массачусетской» иконе; но не один, а два ангела принимают душу святого в виде уменьшенной «одетой» копии Алексия. Привлеченные иконы втор. пол. XVII — перв. четв. XVIII в. созданы под влиянием текста «новой» редакции Арсения Грека. Определенно это относится к «ярославской» иконе перв. четв. XVIII в. с репрезентативным и монументальным образом Алексия человека Божия и несколькими ключевыми сценами жития,43 с сохранившимися надписями, лексически восходящими к тексту данного вида жития, напечатанного в Анфологионе (1660). Интереснейший «гимовский» житийный образ св. Алексия нач. XVIII в. еще ждет основательной публикации. Для полной расшифровки его изобразительной версии важно проанализировать тексты надписей. Но и предварительное наблюдение иконографии в клеймах44 позволяет говорить о сильнейшем влиянии западных гравюр с изображением сюжетов из жития человека Божия. Сцены для иллюстрирования отобраны ключевые; выстроены объемно и динамично; с особым пиететом показана сцена венчания, зато выпущено «научение грамоте» и «чудо пономарю в Эдессе». Отличительный элемент в иконографии произведения — великолепное изображение вельможи (отца св. Алексия) на белом коне на двух сценах, расположенных симметрично. Вариантом упрощенного «европейского прочтения» жития иконописцем можно считать близкую по времени «истринскую» икону45. Мастер, работавший в стиле, тяготеющем к народному примитиву, сокращает эпизоды, представляя лаконичные сцены с минимальным количеством персонажей, зато на фоне оригинально решенных объемных разноцветных «трехэтажных» кулис.


Публикуемая икона Муромского музея сер. XVII в. по иконографической программе отличается ото всех представленных произведений и содержит ряд сцен, не встречающихся ни в каких других русских изобразительных версиях жития св. Алексия.


Описание клейм публикуемой иконы


Кл. 1 (14,3×10,5 см). Трапезы в доме родителей св. Алексия (Евфимиана и Аглаиды) для нищих, вдов и сирот; Кл. 2 (14,3×10,5). Трапеза родителей св. Алексия с монахами. Текст А к клеймам № 1−2: «Бъ нъхто члвкъ в Рыму блговърен именем Еуфимиян славен и честен… /цре рымъском Уеунырие и Аркадие Бъ богатъ зело имъя отроко/в в дому своем домочадец у собях и триста в златыхъ поясехъ/не имяще чада у собя бъ бо жена его же неплодна бголюбива же постя/ся по вся дни до девяти часов постваша в дому своем три трапезы первую сиротамъ вторую вдовицамъ третюю странъными мимоходящимъ».


Кл. 3 (14,3×10,5 см). Раздача милостыни Евфимианом. Текст Б к кл. № 3: «Егда же ко царю идя/ще то милостину тво/ряще на пути Молитву воздая Бгу». Кл. 4 Рождество св. Алексия. Текст В к кл. № 4: (14,3×10,5 см) «Молящ[еся Еуфими]ан /вышнему Б[гу… за]чате /и слыша Гд[ь молит]ву ихъ и зачатъ […] бе отроча /и родися и[…] у Алексеи».


Первые три сцены иконы подробно и точно иллюстрируют начало жития (ближе к редакции «Златоструя»), где дается характеристика благочестивым родителям св. Алексия, и представляют благотворительные трапезы в доме Евфимиана и Аглаиды46, а также раздачу милостыни. Все другие циклы открываются композицией рождества св. Алексия, что согласуется с иконописными традициями: с этого начинается живописная агиография большинства святых (но только не муромских). Алексий человек Божий — не местный чудотворец. Зато иконописец знал муромские жития, выходящие за рамки канона47, и отголоски локальной традиции отражаются в его иконе. Первое клеймо представляет сразу три трапезы в доме родителей Алексия — для сирот, вдовиц, странников «мимоходящих». Вторая сцена показывает хозяев дома за трапезой — уже с монахами. Третья — изображает Евфимиана; он подает нищим людям милостыню собственноручно. Мотив личного подаяния может восходить к муромской иконе с житием Петра и Февронии 1618 г. Иконописец показал, что святые князья подают милостыню убогим48. А две первые сцены — с изображением трапез — сами могли стать образцами для композиций в иконе муромских св. Константина, Михаила и Феодора 1714 г.49 Можно зафиксировать, что отмеченное В. П. Адриановой влияние жития Алексия человека Божия на муромскую повесть отразилось не только в нарративе, но и в его живописном воплощении. Четвертое клеймо нашей иконы показывает рождество св. Алексия; сцена, восходящая к евангельскому сюжету Рождества Богородицы, присутствует во всех памятниках, отличаясь по иконографической схеме и деталям.


Кл. 5 (14,3×10,5 см). Приведение в научение св. Алексия. Текст Г к кл. № 5: «Приведение учити/грамоте Стаго Алексъ/я Члвка Бжия». Кл. 6 (14,3×10,5 см). Венчание св. Алексия с невестой в церкви св. Вонифатия. Текст Д к кл. № 6: «И обручиста ему невесту/ от царска роду и сотвориша/ бракъ зело великъ и венчашася/ в церкви Стаго мучника Вони/фантия». Сцена приведения в научение св. Алексия на нашей иконе имеет свои особенности в ряду других. В рукописной версии представлена школа с учителем — мирянином и учениками, с табличками в руках; Евфимиан вводит Алексия — отрока. В большинстве же циклов, помимо отца с сыном, изображен только монах. Есть исключения («аугс­бургская» икона), где показаны вдвоем взрослый Алексий и монах. Муромской сцене, где отрок Алексий без сопровождения отца читает по книге монаху (за ним — два отрока), ближе по схеме клейму «коломенской» иконы (где учитель — мирянин). Композиция публикуемой иконы представляет сцену венчания св. Алексия с невестой в церкви, с характерной иконографической деталью — брачные венцы над головами молодых, отсутствующие (или одетые на головы) в большинстве других произведений. Лаконичная сцена выстроена по схеме, сложившейся для изображения венчаний великих князей со времен Лицевого летописного свода эпохи Грозного. Эта редкая для древнерусской иконописи композиция в круге муромских памятников не первая. Ей предшествует репрезентативная сцена этого обряда над св. Петром и Февронией в иконе 1618 г. Позже эта тема актуализировалась на других — несохранившихся иконах этих покровителей брака и других местных чудотворцев50. При сопоставлении эпизодов житий муромских святых и Алексия человека Божия явственно проявляется антиномия в отношении церкви к супружеству. В первом случая венчание символизирует единение мужа и жены до гроба и за гробом; во втором — отречение от брака ради сохранения девства. Помимо икон муромских чудо­творцев и циклов жития Алексия человека Божия, выявленных на данный момент, нам не известны житийные образы других святых с изображением сцены церковного венчания. (Для русской иконописи характерна сцена брачного пира, часто восходящая к сюжетам росписи Дионисия в Ферапонтовом монастыре). Особенностью муромского житийного цикла св. Алексия является игнорирование предшествующих венчанию и последующих моментов. Это беседа родителей о женитьбе сына — в рукописной версии; брачный пир до и после венчания — в «новоспасской», «массачусетской» и «аугсбургской» иконах. Только в «коломенской» иконе момент женитьбы исключен вовсе; зато представлена оригинальная по композиции сцена прощания св. Алексия с новобрачной. Иконописцы петровского времени подают эпизод брака особенно репрезентативно. В «гимовской» иконе — роскошная сцена венчания; изображение молодых перекликается с образами выходной миниатюры «Книги любви знак в честен брак» Кариона Истомина (1689), посвященной женитьбе Петра Алексеевича на Евдокии Лопухиной (ГИМ)51. В клейме «ярославской» — великолепная композиция — с изображением брачного пира, явно отсылающая к евангельскому сюжету — «Брак в Кане Галилейской».


Кл. 7 (14,3×10,5 см). Расставание св. Алексия с супругой. Текст Е к кл. № 7: «И взлъще в полату свою Алексъи/ И съде на стуле злате и снем пер/стен свои златъ и дастъ невъ/сте всвоеи гля блюди да буде/ти Гдь посреди наи». Показанная на этом клейме муромской иконы сцена прощания св. Алексия с новобрачной есть во всех его житийных памятниках, нигде не повторяя иконографии. В нашей композиции он сидит на престоле, передавая стоящей перед ним супруге перстень и пояс (?). Любопытно показана эта сцена, вписанная в оконце башенки клейма «Отплытие св. Алексия из Рима» на «андреевской» иконе.


Кл. 8 (12×14 см). Св. Алексий в сокровищнице своего отца. Текст Ж к кл. № 8: «Востав же/ Алексъи i иде/ в ризницу с/вою и взятъ/ злата и сребра много i и/зыде нощию из града сво/его». Редким или фрагментарным в иконографии святого бывает эпизод в сокровищнице. На муромской иконе ему посвящено клеймо целиком (только еще в «уваровской» рукописи этот эпизод показан отдельно).


Кл. 9 (13×14 см). Путешествие св. Алексия из Рима через Лаодикию в Эдессу. Текст З к кл. № 9): «[и] вшед [в…]лию обр]те [ко…]»; текст И к кл. № 9: «И пришед во град/ладакъ и ту обръте отшелници и iде с ни/ми во Едес град»


Кл. 10 (13,2×6 см). Св. Алексей раздает имущество нищим. Текст К к кл. № 10: «И пришед Алексъ/и во Едес град и по/молися Бж[…/…]воривыи[…/з]емлю и спси мя/[разд]ая Все[…/им]ъние свое/[нищ]имъ и об[…]ся в худыя ризы». Кл. 11 (13,2×8 см). Пребывание св. Алексия нищим в Эдессе текст Л к кл. № 11): «И съде яко нищ в притворе/цркви Стыя Бца и пост[я]/ся от недъли до недъли/ прича[щ]аяся Стыхъ та/инъ, а милостыну вз[…]я/да приим[а]ше ту вс[…]щимъ даяше». Все три сцены: отплытие из Рима; раздача имущества; пребывание в Эдессе на нашей иконе, хотя и не повторяют иконографию других, но и не отличаются специфическими подробностями.


Кл. 12 (13×14 см). Св. Алексий получает милостыню от своих слуг. Текст М к кл. № 12: «Отец же искав/ по всему гра/ду своему и/не обръте его/ [и] разослав отро/ковъ своих три/ста искати/его тиi идоша/ во Едес град[ъ]/ къ церкве Ст[ыя]/Бца и даша/ему мило[сти]ну и не опо[зна]/ша его Алексъи/же видъ позна/ ихъ и прослав[и]/ Бга гля хвалю/тя Гди яко [с]по/добил мя еси/ от своих домоча/децъ миломти/ну возприяти/ имяни же Тво/его ради пребы/сть же Алексъ[и] зi (17. — О. С.) лът при [собо]ре Бц[…]». По-разному во всех циклах показан эпизод «Получения милостыни св. Алексием от слуг». Занимая целиком клеймо публикуемого произведения, он выглядит довольно схематично.


Кл. 13 (13×14 см). Чудо, явленное пономарю от иконы Богоматери. Текст Н к кл. № 13: «[…] ст/[…] гои/[…рхаи]/[…] ва[…] яи[…]теи/ви»; текст О к кл. № 13: «И [ре]че ему второе Стая Бдца убогиi/ с[ъ]ди пред дверьми церков[ными] еси/ человъкъ Бжи изыде [по]но[марю] в [притвор] и обръте его и вз[…/…] и введенъ/[…]». Не во всех житийных произведениях представлено чудо пономарю от иконы Богоматери. В «новоспасской» иконе и в миниатюрах рукописей представлено явление самой Богоматери. В «массачусетском» образе изображен спящий пономарь; за ним св. Алексий в молении богородичной иконе. В нашем цикле эта сцена выстроена просто — с тремя фигурами: св. Алексия и пономаря, изображенного дважды, перед образом Божией Матери.


Кл.14 (13×6,8 см). Возвращение св. Алексия в Рим. Текст П к кл. № 14) «[…]вла/[…]и влъ/[…]бо бя/[…/…]ши» и на небе сдвоенного клейма: (текст Р к кл. № 14) «От[ец]ъ же [е]го не познаша и пов[ъ]л[е] взятии в домъ сво[й"]; Кл. 15 (13×7,2 см). Встреча св. Алексия с отцом. Текст С к кл. № 15) «[П]рииде в Рымъ стръте/ отца с[в]оего гр[я]дуща/[…]о вр[е]мя объду [п]оклонися рабъ Бжии/пом[и]луи мя убога[го] странаг[о]/ во дв[о]ре твоем/[н]асыщуся/[…]сьтвом/…». Эпизоды — возвращение в Рим и встреча с отцом, на нашей иконе тесно вписаны в одно сдвоенное клеймо. Среди всех представляемых икон особенно выделяются эффектные сцены встречи святого с родителем в «коломенской» и ­"гимовской».


Кл. 16 (13×11 см). Красочный слой утрачен; по логике житийного повествования, на этом месте могла быть сцена пребывания св. Алексия в родном доме. Кл. 17. Первое возглашение ангела в соборе св. Петра (надпись не сохранилась). Редкими подробностями отличается это и следующее клеймо, где отражены эпизоды в храме с возглашением дважды после литургии о праведном человеке Божием. Лишь на нашей иконе «глас» персонифицирован в виде ангела — над иконой Спасителя. В «массачусетской» и «аугсбургской» икон ангелы перемещены для принятия души святого; в рукописной версии — для явления перед смертью.


Кл. 18 (13×12 см). Второе возглашение ангела в соборе св. Петра (надпись не сохранилась). Кл. 19 (13×15 см). Обретение тела Алексия в доме отца (надпись не сохранилась).


Кл. 20 (13×12 см). Взятие хартии из руки св. Алексия. Текст Т к кл. № 20: «[…]уть нест[и…]».


Кл. 21 (13×14 см). Погребение св. Алексия в доме отца. Текст У к кл. № 21: «Погребение/Стаго Алексъ/я Члвка Бжи/я, а сию памят/ творим у Ефимияна в до/му».


Кл. 22 (13×14 см). Перенесение тела св. Алек­­сия и чудеса от мощей.


Кл. 23 (13×13 см). Положение св. Алексия в соборе св. Петра. Текст Ф к кл. № 22 и 23: «[Ц]ари же видъ/ша такие/ чудеса/ми одръ въ/зяша i поне/соша отецъ/ же плакас/я власы св[о]я терзаше [и]/ мати так/ же сноха[…] /посреди[…]/ а идяхшеся/ плакхшеся/тогда пове/лъ злато и/[с]ребро сыпа[т]и по пути/[да] обрат/ятъся лу/дие нанъ и да возмо/гутъ нест/и».


Заключительные сцены нашей иконы — кончина, погребение одно и второе, перенесение и исцеление от мощей, близкие по композиции, зрительно сливаются и являют словно бы единое церковное действо — отпевание подвижника или молебен святому. Сходное впечатление производят пять последних сцен на «коломенской» иконе. В других циклах эти события показаны на меньшем количестве клейм.


Представленная икона Муромского музея середины XVII века, рассмотренная в ряду других немногочисленных житийных памятников св. Алексия человека Божия, является новым открытием и пополняет в нем группу наиболее ранних произведений. Иконографическая программа муромской иконы заметно расходится со всеми другими и свидетельствует о влиянии неординарной локальной агиографической и иконописной традиции. Изданные за последние годы житийные иконы св. Алексия в какой-то мере опровергают сложившееся ранее представление об их чрезвычайной редкости. Однако не произошло и кардинального открытия: иконы ранее середины XVII века по-прежнему не известны исследователям. Новые публикации житийных икон св. Алексия подтвердили наблюдения первых русских исследователей его иконографии на примере миниатюр рукописей о том, «что их исполнители редко прибегали к шаблонным композициям, вдохновляясь, главным образом яркими и выразительными картинами самого жития»52.



1 МИХМ. Инв. № М-6688. Размер. 91×83,5×3,5. Реставратор Л. А. Сложеникина (2009). Выражаю особую благодарность А. В. Нитецкому за проведение подробной съемки публикуемой иконы, которая была необходима для настоящего исследования. Первые наблюдения за составом клейм иконы были предъявлены на отчетной конференции Муромского музея 16 декабря 2011 г. Впервые икона была введена в научный оборот на «Болотцевских чтениях» в марте 2012 г. Статья «Житийная икона Муромского музея «Алексий человек Божий» сер. XVII века» — в публикации; настоящей текст — новый вариант статьи, специально подготовленный для издания Муромского музея.


2 Адрианова В. П. Житие Алексея человека божия в древней русской литературе и народной словесности — Пг., 1917. — С. 454. Она здесь отсылает к работе А. Н. Веселовского «Три главы из исторической поэтики» 1913 г.


3 Мурьянов М. Ф. Алексей Человек Божий в славянской рецензии византийской культуры. ТОДРЛ. — 1968, Т. 23. — С. 114.


4 Толстая T. B. Алексий, человек Божий. Иконография // Православная энциклопедия. — М., 2001. — Том II. — С. 8−12.


5 Там же.


6 Реставрационный паспорт. КП. ВХНРЦ. № 3613. НА. МИХМ. Описание иконы сост. Л. А. Сложеникиной.


7 Там же.


8 Была проведена попытка расслоения надписей по методике Н. В. Дунаевой; ограничились только фрагментом. См.: там же.


9 См.: НА МИХМ. Инв. «Иконы и живопись на дереве». 98. № 6. Шифр 755. Л. 10об-11; Храмы и монастыри, упоминающиеся в каталоге (Т. Е. Сенчурова — сост. раздела) // Сухова О. А. и др. Иконы Мурома. — М., 2004. — С. 375.


10 Сотная с писцовых книг г. Мурома 1623/24. Памятники истории Мурома / Сост. В. Я. Чернышев. — Владимир, 2010. — Вып. 1. — С. 57−58.


11 Список с переписной книги г. Мурома 1646 г. Список со строельной книги г. Мурома 1649 г. Памятники истории Мурома / Сост. В. Я. Чернышев. — Владимир, 2010. — Вып. 3. — С. 3, 38.


12 Добронравов В. Г. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. — Владимир, 1897. — Вып. IV. — С. 141, 183. Упом. о другом приделе этого святого — в городском соборе: «Престолов в верхнем этаже храма три: главный в честь Рождества Пресв. Богородицы, в приделах во имя св. апостолов Петра и Павла и во имя препод. Алексия человека Божия и Марии Магдалины». Интересное свидетельство почитания св. Алексия в Муроме петровского времени — ставротека с мощами 14 святых из Вознесенской церкви, очевидно 1729 г., где рядом с изображением св. митрополита московского Алексия, помещена частица мощей Алексия человека Божия. См.: Сухова О. А. Сокровища Мурома. — М., 2012. — Кат. 4.


1 3 Опись древних церквей города Мурома и древних предметов в них находящихся. Рукопись кон. XIX — нач. XX в. НА МИХМ. № 29/II/. Л. (21) 25-(23)28об.


14 См. указ. реставрационный паспорт.


15 Слово и образ. Русские житийные иконы XIV — начала XX в. Каталог выставки. — М., 2010. — Кат. 49. — С. 128. (Автор описания — Н. Е. Комашко). Атрибуция: середина XVII в. Центральная Россия. Размер. 88,3×74,5 см. Выражаю благодарность А. В. Шарову за предоставление дополнительных сведения об иконе. Приобретение иконы для его совместной с А. В. Анисимовой коллекции произошло в г. Вязники Владимирской обл. По его мнению, она, скорее всего, создана на Нижегородской земле. Затем икона была передана в Собрание русских икон при поддержке фонда св. Андрея Первозванного. Благодарю хранителя коллекции Е. Л. Тихомирову за предоставление качественного изображения иконы для публикации в настоящей статье. Предлагаю внести небольшую корректировку в уже опубликованную роспись клейм этой иконы: 1. Рождество св. Алексия; 2. Крещение св. Алексия; 3. Научение грамоте; 4. Обручение св. Алексия с невестой; 5. Св. Алексей, прощаясь с невестой, отдает ей пояс (на наш взгляд, сцена представляет другой эпизод: св. Алексей раздает имущество и, одев нищенские ризы, садится на паперти храма в Эдессе. — О. С.); 6. Расставание св. Алексия с невестой. (О. С.); Отплытие св. Алексия на корабле (сцены 5 и 6 переставлены местами. — О. С.); 7. Св. Алексий подвизается нищим на церковной паперти в Эдессе (наш вариант — слуги в родном доме издеваются над Алексием, о чем свидетельствует и сохранившаяся надпись. — О. С.); 8. Св. Алексий неузнанный возвращается в дом родителей (сцены 7 и 8 переставлены местами. — О. С.); 9. Епископ слышит глас Божий во время служения литургии; 10. Кончина св. Алексия; 11. Исцеления от мощей св. Алексия; 12. Погребение (перенесение мощей) св. Алексия.


16 «Новоспасская» икона только упомянута. См.: Слово и образ… — С. 128. Предлагаю (предварительную) роспись клейм иконы: 1. Рождество св. Алексия; 2. Крещение св. Алексия; 3. Научение грамоте св. Алексия (Приведение св. Алексия отцом в научение грамоте. — О. С.); 4. Брачный пир св. Алексия; 5. Обручение (венчание) св. Алексия с невестой; 6. Прощание св. Алексия с невестой; 7. Св. Алексий плывет в корабле; 8. Св. Алексий, подвизаясь нищим в Эдессе, получает милостыню от своих слуг; 9. Явление Богоматери пономарю церкви в Эдессе; 10. Пономарь вводит св. Алексия в храм; 11. Епископ слышит глас Божий о св. Алексии; 12. Кончина св. Алексия; 13. Перенесение мощей св. Алексия; 14. Погребение св. Алексия.


17 За сведения о «массачусетской» и «аугсбургской» иконах и их изображения выражаю особую благодарность А. С. Преображенскому, как и в целом за помощь в данном исследовании. Предлагаю роспись клейм «массачусетской»: 1. Рождество св. Алексия; 2. Крещение св. Алексия; 3. Приведение св. Алексия отцом в научение грамоте; 4. Брак св. Алексия (сцена за столом); 5. Обручение (Венчание) св. Алексия с невестой; 6. Свадебный пир; 7. Расставание св. Алексия с невестой; 8. Св. Алексий садится в корабль; 9. Св. Алексий сходит на берег; 10. Св. Алексий раздает имущество нищим; 11. Св. Алексий подвизается нищим в Эдессе; 12. Чудо пономарю от иконы Богоматери; 13. Моление св. Алексия иконе Богоматери; 14. Пономарь вводит св. Алексия в храм; 15. Ангел принимает душу усопшего св. Алексия; 16. Погребение св. Алексия. Размер «аугсбургской» иконы — 97×82 см; предлагаемая мной роспись ее клейм, посв. св. Алексию: 1. Рождество св. Алексия; 2. Крещение св. Алексия; 3. Научение грамоте св. Алексия (он изображен взрослым); 4. Венчание св. Алексия с невестой; 5. Свадебный пир. 6. Расставание св. Алексия с невестой; 7. Св. Алексий садится в корабль; 8. Св. Алексий раздает имущество нищим (?); 9. Отец принимает неузнанного св. Алексия в своем доме; 10. Слуга приносит св. Алексию хартию для написания жития; 11. Два ангела принимает душу усопшего св. Алексия; 12. Погребение св. Алексия.


18 Выражаю особую благодарность А. В. Федорчуку, указавшему мне уже после выступления на конференции на эту «ярославскую» икону из собрания музея и любезно предоставившему мне изображение и необходимые данные о ней. ЯХМ. И-1761. 151×73,5 см. Поступила в 1989 г. из ранее незаписанного фонда. Иконы были сложены наверху (на чердаке митрополичьих палат, но откуда они происходят, точно неизвестно). Предлагаю роспись клейм: Рождество св. Алексея / Рож (д)е (с)тво С (таго) Пр (е)п (о)д (об)наго Алексия Ч (е)л (ове)ка Б (о)жия/; Брачный пир св. Алексея /Брачныi пир/; Расставание с невестой св. Алексея; Уход из дома св. Алексея; Написание св. Алексеем жития на хартии / С (вя)тыи Алексии в чертоге пребыхъ с невестою д (он)д (е)же уснуша вси домашнии. И тогда обвивъ перстень и поясъ свои, даде отроковице. И облечеся в худыя ризы изыде от града/; Обретение тела св. Алексия в доме Евфимиана (надпись ­отсутствует).


19 Успенский В., Воробьев Н. Лицевое житие св. Алексея человека божия. — СПб., 1906. — С. II. Прим. 4.


20 Там же.


21 Адрианова В. П. Указ. соч. — С. 437−435, 442; (раздел — иконография св. Алексия).


22 Мурьянов М. Ф. Указ. соч. — С.116.


23 Брюсова В. Г. Русская живопись 17 века. — М., 1984. — Ил. 104; Слово и образ… — Упом. с. 128. Предлагаю роспись клейм этой «гимовской» иконы: 1. Рождество св. Алексия; 2. Крещение св. Алексия; 3. Венчание св. Алексия; 4. Расставание св. Алексия с невестой; 5. Св. Алексий садится в корабль; 6. Св. Алексий, подвизаясь нищим в Эдессе, получает милостыню от своих слуг; 7. Св. Алексий возвращается в корабле; 8. Св. Алексий встречает конного отца со свитой; 9. Отец на коне препровождает неузнанного св. Алексия в свой дом (?); 10. Пребывание св. Алексия в доме отца (Сцена моления св. Алексия; сцены горести его матери и жены (?); 11. Св. Алексий за столом составляет свое житие; 12. Епископ слышит глас Божий во время служения литургии; 13. Посланцы ищут по всему Риму Человека Божия; 14. Кончина св. Алексия в доме отца; попытка взять хартию из рук святого; 15. Перенесение и исцеление от мощей св. Алексия; взятие хартии; 16. Погребение св. Алексия.


24«Новый Иерусалим». Набор открыток. — М., 1990. Здесь «истринская» икона датирована XVIII в.; на сайте музея www.istramuseum.ru/…/russkoe_iskusstvo_xvi_xviii_vekov_ikonopi… она упомянута среди произведений «петровского времени». Предлагаю расшифровку клейм: 1. Рождество св. Алексия; 2. Крещение св. Алексия; 3. Приведение св. Алексия отцом в научение грамоте; 4. Венчание св. Алексия с невестой; 5. Расставание св. Алексия с невестой. 6. Св. Алексий уплывает в корабле; 7. Св. Алексий пребывает в Эдессе нищим в молении образу Спаса Нерукотворного; 8. Св. Алексий получает милостыню от своих слуг; 9. Вернувшись в Рим, св. Алексий встречает своего отца со свитой; 10. Св. Алексий в доме своего отца пребывает в молении иконе Спаса Вседержителя; 11. Кончина св. Алексия в доме отца; 12. Погребение св. Алексия.


25 Еремина Т. С. Мир русских икон и монастырей. История, предания. — М., 1998. В аннотации к клеймам не указана принадлежность и местонахождение иконы. Изображение «Коломенской» иконы целиком очень низкого качества было размещено в сети одним из посетителей дворца Алексея Михайловича. Первичные сведения о размере (170×110 см), датировке, атрибуции, реставрации в ВХНРЦ им. И. Э. Грабаря были сообщены О. А. Поляковой, за что выражаю ей благодарность. Предлагаю расшифровку клейм: 1. Рождество св. Алексия; 2. Крещение св. Алексия; 3. Научение грамоте св. Алексия; 4. Расставание с невестой св. Алексия; пребывание в сокровищнице отца; 5. Св. Алексий покидает дом отца; 6. Св. Алексий уплывает в корабле; 7. Св. Алексий раздает имущество нищим и сам пребывает нищим в Эдессе; 8. Св. Алексий, сидящий на паперти храма под иконой Спаса Нерукотворного, получает милостыню от своих слуг; 9. Св. Алексий в корабле возвращается в Рим; 10. Встреча св. Алексия с отцом; 11. Пребывание св. Алексия нищим в доме отца и терпение издевательств от слуг; 12. Св. Алексий из своей каморы наблюдает, как горюют мать и жена; 13. Св. Алексий составляет свое житие; 14. Глас епископу во время службы; 15. Поиски в Риме человека Божия; 16. Кончина св. Алексия в доме отца; 17. Попытка взять хартию из рук св. Алексия; 18. Перенесение тела св. Алексия; взятие хартии; 19. Исцеления от мощей св. Алексия; 20. Погребение св. Алексия.


26 Кольцова Т. М. Каталог подписных и датированных икон в собрании Архангельского областного музея изобразительных искусств. — Архангельск, 1993. — Кат. 41; она же. Иконы северного Поонежья. — М., 2005. — Кат. 589.


27 Толстая Т. В. Указ. соч.


28 Басова М. В. Русское искусство из собрания Государственного музея истории религии. — М., 2006. — Кат. 328.


29 Комашко Н., Саенкова Е. Русская житийная икона. — М., 2007. — С.196−201.


30Русские иконы в собрании М. Де Буара (Елизаветина). Каталог выставки / Автор-сост. Н. И. Комашко, А. С. Преображенский, Э. С. Смирнова. — М., 2009. — Кат. 175.


31 См. сн. 15.


32 Сазонова Л. И. Повесть об Алексее Римском в третьем — пятом изданиях Пролога и политический смысл темы Алексея в литературе 1660−1670-х годов // Литературный сборник XVII в.: Пролог. — М., 1978. — С. 100.


33 См. сн. 17,18, 23,24.


34 Успенский В., Воробьев Н. Указ. соч. Репертуар повествовательных миниатюр: 1. Трапеза родителей св. Алексия Евфимиана и Аглаиды; 2. Рождество св. Алексия; 3. Приведение св. Алексия в научение; 4. Беседа родителей св. Алексия о его женитьбе; 5. Брак св. Алексия (Свадебный пир); 6. Обручение св. Алексия с невестой в церкви (Венчание); 7. Расставание св. Алексия с невестой; 8. Св. Алексий уплывает в корабле; 9. Св. Алексий выходит на берег; моление св. Алексия; 10. Св. Алексий с отшельниками доходит до стен Эдессы; 11. Св. Алексий раздает имение свое нищим; 12. Св. Алексий становится нищим в Эдессе; 13. Явление Богородицы пономарю с велением привести в храм св. Алексия; 14. Пономарь вводит св. Алексия в храм; 15. Св. Алексий покидает Эдессу и садится в корабль; 16. Св. Алексий встречает своего отца; 17. Пребывание неузнанного св. Алексия нищим в доме отца; 18. Явление ангела св. Алексию; принесение слугой хартии для написания жития св. Алексию; 19. Епископ слышит глас Божий во время служения литургии; 20. Обретение тела св. Алексия в доме отца; 21. Перенесение мощей св. Алексия; 22. Погребение св. Алексия.


35 Адрианова В. П. Указ. соч. — С. 446−453. Предлагаем нашу версию росписи сюжетов по ее описанию миниатюр рукописи Уварова: 1. Рождество св. Алексия; 2. Приведение в научение св. Алексия; 3. Обручение (венчание) в церкви св. Алексия с невестой; 4. Расставание с невестой св. Алексия; 5. Св. Алексий в сокровищнице отца; 6. Св. Алексий в корабле доплывает до Лаодикии; 7. Св. Алексий из Лаодикии с «осельниками» доплывает до «Эдес града»; 8. Св. Алексий раздает имение свое нищим и облекается в монашеские ризы; 9. Пребывание св. Алексия нищим на паперти церкви; 10. Отец посылает слуг на поиски св. Алексия; 11. Св. Алексий получает милостыню от своих слуг; 12. Слуги сообщают своему господину Евфимиану, что не нашли сына его св. Алексия; 13. Молитва Аглаиды — матери св. Алексия; 14. Пребывание св. Алексия на паперти церкви Богородицы в Эдессе 17 лет; 15. Явление Богородицы пономарю церкви; 16. Пономарь выходит из церкви и не находит св. Алексия; 17. Пономарь обращается к иконе Богородицы за помощью; 18. Пономарь вводит св. Алексия в храм; 19. Св. Алексий покидает Эдессу (в надписи к миниатюре и на изображении флага — ошибочно «Лаодикия»); 20. Корабль св. Алексия пребывает в Рим; 21. Св. Алексий выходит на римский берег; 22. Св. Алексий у церкви встречает своего отца; 23. Отец распоряжается приютить св. Алексия в своем доме; 24. Св. Алексий пребывает в «хижине» у ворот родного дома; 25. Слуги издеваются над св. Алексием; 26. Св. Алексий просит слугу принести хартию и чернила; 27. Слуга приносит св. Алексию хартию и чернила; 28. Св. Алексий пишет на хартии свое житие; 29. Преставление св. Алексия в доме отца; 30. Погребение св. Алексия.


36 Бобров А. Г. Житие Алексея человека божия // Словарь книжников и книжности Древней Руси. IX — первая половина XIV в. — Л., 1987. — Вып. I. — С. 129−131.


37 Адрианова В. П. Указ. соч.; см. об этом: Бобров А. Г. Указ. соч. — С.130.


38 Успенский В., Воробьев Н. Указ. соч. — С. 5. Отсутствует указание на крещение Алексия и в более поздней редакции Анфологиона 1659 г. См.: Адрианова В. П. Указ. соч. — С. 493.


39 Адрианова В. П. Указ. соч. — С. 476.


40 См. роспись клейм в сн. 15.


41 См. роспись клейм иконы в сн. 16, 17.


42 См. роспись клейм в сн. 25.


43 См. роспись клейм в сн. 18.


44 См. роспись клейм в сн. 23.


45 См. роспись клейм в сн. 24.


46 В одной из рукописных версий (БАН, Большакова) событийный ряд также открывается трапезой родителей святого, где они только вдвоем за столом. Ни количество сцен, ни сама иконография не имеют ничего общего с клеймами нашей иконы.


47 См.: Сухова О. А. «Святые семейства». Особенности почитания муромских святых // Уваровские чтения -VII. (Муром, 2008). — Муром, 2011. — С. 88−99.


48 Сухова О. А. Благоверные святые Петр и Феврония Муромские. Житие в иконе. — М., 2009.


49 Сухова О. А. Житийная икона святых благоверных князей Константина, Михаила и Федора Муромских. Александр Казанцев. 1714 г. — М., 2006.


50 Об этом см.: Сухова О. А. «Святые семейства»…


51 Карион Истомин. Книга любви знак в честен брак. Факсимильное воспроизведение. — М., 1989.


52 Адрианова В. П. Указ. соч. — С. 453.


← Назад | Вперед →