Вверх

Гладкова Л. П. Гербарий И. П. Мяздрикова и Н. М. Эрлиха


В начале этого года мною была принята на ответственное хранение одна из старейших коллекций Муромского историко-художественного музея: «Гербарий». Коллекция состоит из 2593 единиц хранения. Собирался гербарий более сорока лет.


В процессе работы произведена цифровая фотофиксация коллекции (Рис. 1).


Слово «гербарий» существовало в Европе уже в Средние века, оно обозначало тогда книгу, посвященную растениям, которые были интересны, прежде всего, для медицинских целей. Растения в основном зарисовывались, рисунки были примитивны и даже фантастичны. Однако ни словесные описания, ни рисунки не могли дать такого полного представления о растительном мире, как непосредственное его изучение1.


В 1530—1540-х годах произошел крутой перелом в изучении флоры, от которого можно датировать начало ботаники как ­науки.


Первыми вестниками зарождения научной ботаники были книги с изображениями растений с натуры; наиболее выдающимися были фолианты Брунфельса (1530) и Фукса (1542). Почти одновременно появились и гербарии.


В 1606 г. печатается первое наставление по изготовлению гербария. В наставлении дается совет: сушить растения между листами большой книги под грузом. Более подробная инструкция появилась через двадцать лет. В этом трактате собирателю растений рекомендуется иметь с собой на экскурсии копалку длиною в локоть и через плечо сумку. В одном отделении сумки аптечка, солнечные часы и руководства Лобеля малого формата (это первый карманный «определитель»), в другом папка из двух тонких дощечек со шнурками, наполненная промокательной бумагой; в эту папку на экскурсии собирают растения. После экскурсии листы с собранным материалом переслаивают сухой бумагой и оставляют высыхать под грузом.


В России достоверно известные гербарные сборы были сделаны в 1709 г. под Москвой лейб-медиком Петра I П. Арескиным и самим Петром, купившим в 1717 г. у голландского натуралиста Руиша значительный гербарий для «Кунсткамеры» — первого научного музея России. Ближе к середине XVIII века гербарные сборы в России значительно возрастают. Во многих городах и краеведческих музеях появляются гербарии местной флоры, собранные любителями-ботаниками и краеведами2.


В Муромском крае также появляются первые собиратели гербариев. По архивным данным таковых было немало. Но сохранился до наших дней гербарий И. П. Мяздрикова и Н. Эрлиха. Биография Ивана Петровича Мяздрикова (1852−1931) подробно изучена и широко освещена. Иван Петрович родился в Муроме в купеческой семье. Он активно участвовал в общественной жизни города. В 1880-х Иван Петрович состоял членом городской управы и гласным (до 1906) городской думы, с 1890-х — председатель попечительского совета при женской гимназии, в 1907—1916 — городской голова3.


В 1885 г. И. П. Мяздриков начал изучение климата г. Мурома. Вот что он пишет по этому поводу: «Наблюдения в Муроме начались по призыву Главной Физической обсерватории и ограничивались, в начале, немногими элементами — осадками, облачностью и грозами, согласно ея инструкций и указаний»4. Постепенно станция расширяла свою деятельность, приобретались новые инструменты, записи наблюдений стали публиковаться помимо Петербурга и во Владимире. В 1890 г. Иваном Петровичем в саду своего дома (ул. Московская, д. 36) по чертежам, полученным из Санкт-Петербурга, была построена так называемая будка. Станция существовала вплоть до 1907 г., затем прекратила деятельность в связи с тем, что Иван Петрович поступил на службу, как он сам выразился, «по городскому управлению».


Позднее он работал заведующим естественноисторическим отделом музея, участвовал в исследованиях, проводимых Окской биологической станцией, и в работе Муромского научного общества изучения местного края.


Биография второго автора гербария не изучена — это тема будущих исследований. Просматривая архивы Мяздрикова, удалось найти ссылку на гербарий Эрлиха лишь в одном документе, отчете за 1925 г.5 Но именно Н. Эрлих собрал первые экземпляры коллекции «Гербария». Возможно, когда-то собрание было более обширным, но сейчас это 128 листов.


На рис. 2 можно увидеть одинарные листы бумаги размером 40×26 см с прикрепленным на них материалом. Описание растения довольно просто, в правой части листа видны надписи с указанием года, когда растение было собрано (1889), его название и подпись коллектора. Подпись легко читается на гербарных листах, принадлежит она Н. Эрлиху.


Основную работу по составлению коллекции проделал Мяздриков. Какая-то часть материала собиралась и ранее, это можно проследить по датам на гербарных этикетках. Но более основательно Иван Петрович стал заниматься коллекцией после 1917 г. Автор сделал свой гербарий по всем академическим правилам. Гербарий разделен на 82 семейства и отдельный альбом, в котором представлены сорняки. Каждое растение коллекции монтировано на двойном листе плотной бумаги (Рис. 3). В левом либо в правом нижнем углу присутствует специальная гербарная этикетка. Это отдельный небольшой лист, на котором записаны следующие сведения:



  1. Название семейства на латинском и русском языке;

  2. Место нахождения;

  3. Местообитание;

  4. Фамилия и имя собирателя;


5.Фамилия и имя, того, кто определил.


Став заведующим естественноисторическим отделом музея, Иван Петрович каждый год представлял отчет о своих исследованиях на имя директора музея. По этим записям можно отследить маршруты, где ему пришлось побывать, собирая материал для гербария: многочисленные сады и огороды города, луга за Окой, леса в округе. Вот как он описывает места своих экскурсий: «5. Бучиха — овраг юго-восточной стороны города, идущий от выгона до р. Оки, с текущим по дну ручьем и с ответвлениями на юг. Южная сторона оврага, частию, заросла большими деревьями и кустарником.



  1. Местность от города до д. Александровка, дорогою по городскому выгону, затем вдоль пашен, до лесу на задах деревни и обратно по дороге».6


Современным краеведам интересно будет вновь пройти по маршрутам Мяздрикова и посмотреть, изменилась ли флора Муромского края.


В своем отчете для «Естественно Исторического отделения Муромского научного общества» за 1921 год Иван Петрович пишет: «Растения собирались мною с единственной целью зарегистрировать наличность видов, произрастающих в окрестностях Мурома. К сожалению, далеко не все экземпляры собраны в том виде, какой требуется для точного определения растений…»7. И еще одна цитата, говорящая о том, с какой тщательностью автор относился к сбору коллекции: «На этикетках не было означено семейства, к которому относится данный вид… были указаны грубые ошибки в определении и хотелось, с помощью новых определителей, исправить их…»8. В этой рукописи Иван Петрович сожалеет о том, что имеет мало опыта в определении растений, он пишет, что «было бы весьма желательно» перепроверить собранный материал специалистами. Заканчивая отчет, Иван Петрович, приводит список литературы, которую использовал для своих исследований: «Определитель П. Маевского: «Флора Средней России», 5-ое издание, 1918 г.; Д. П. Сырейщиков: «Иллюстрированная флора Московской Губернии», 3 части 1907 г., из которых, 1-ю часть мне любезно одолжил П. И. Китайцев, Пастеля — старая книжка — не могу указать какого, года; В. Талиев «Определитель высших растений Европейкой России/Кроме Кавказа и Крайнего Севера/ издание 1907 г.»»9.


Рядом с факсимиле собирателя на гербарных этикетках можно увидеть еще одну фамилию — М. Назаров с пометкой: «Проверил» (Рис. 4). Работая в архиве, мне пока не удалось найти упоминаний об этом человеке.


Интересно, что собранные растения смонтированы на бумагу, взятую из самых различных источников: использовались очеты бесплатной народной библиотеки и отчеты по содержанию приемного покоя муромского общества оказания врачебной помощи; выпуски метеорологических бюллетеней, простая оберточная бумага. Особенный интерес представляют листы, взятые из приходских книг, так называемые «Послужные спис­ки священно-церковно-служителей с их семействами и церковных старост и сведения о вдовах и сиротах, подведомственных церкви». По поводу недостатка бумажного материала Иван Петрович пишет: «Причем бумага, на которой монтированы растения, за недостатком в настоящее время, оставляет желать много лучшего»10.


Конечно, из-за такого оформления, гербарий выглядит несколько необычно, но, знакомясь с этой коллекцией, мы узнаем много нового и интересного о нашем крае, его историческая ценность неоспорима.



1 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: природа. рф/herbariums/beginning.php.


2 Там же.


3 История Мурома и Муромского края с древнейших времен до конца двадцатого века. — Муром, 2001 — С. 298.


4 НА МИХМ. — М-14 217/40.


5 НА МИХМ. — М-14 217/32.


6 НА МИХМ. — М-14 217/25.


7 НА МИХМ. — М-14 217/21. — С. 66.


8 Там же.


9 НА МИХМ. — М-14 217/21. — С. 69.


10 НА МИХМ. — М-14 217/21. — С. 67.


← Назад | Вперед →