Вверх

Казанкова М. А., Насонова Н. В., Сазонова Е. И. Первовы с Набережной улицы (родственные связи купцов Гундобиных в Муроме)


Развитие торговли и промышленности в малых российских городах, а, следовательно, и условия жизни городского населения, в значительной степени определялись складывающимися внутри- и межсемейными связями в купеческом сословии уездного города. Примером тому в городе Муроме могут служить браки, которые заключались между владельцами торгового дома «Данилы Жадина сыновья К. В. М. Н. и И.» и позднее их детьми с представительницами древних купеческих родов Гундобиных, Усовых, Суздальцевых, Засухиных1; браки, заключенные внутри семей Зворыкиных и Суздальцевых, и многие другие купеческие брачные союзы, которые складывались по принципу сохранения и преувеличения семейного капитала.


В настоящем сообщении представлены данные, полученные авторами при изучении родственных связей одного из старейших муромских купеческих родов Гундобиных в XIX и первой половине XX веков, при этом главное внимание уделено рассмотрению межсемейных сязей с потомками муромского купца Ильи Михайловича Первова, внучка которого, Татьяна Матвеевна Первова, является прапрабабушкой соавторов данного сообщения М. Казанковой (Жадиной) и Н. Насоновой (Гундобиной)2. Интерес к исследованию связей именно с семьей Первовых усиливался также тем, что в муромском музее находятся два живописных парных портрета, подписанные «Первов К. И..» и «Первова А. И..» На одном из портретов изображен рыжеволосый мужчина в сюртуке с печальными глазами и бородой; на другом — женщина в богатом одеянии и в жемчугах. Портреты поступили в музей в 1999 году от Константина Михайловича Первова3, прапраправнука Ильи Михайловича.


Картины были очень плохой сохранности: свернутые в трубочку, загрязненные, покоробленные, с разрывами. Они были отданы в реставрацию, из которой вернулись в 2007 году. Поскольку нас уже интересовала фамилия Первовых, возникло желание расшифровать инициалы персонажей, изображенных на этих портретах, и установить возможную связь нашей родственницы с этими людьми. Задача оказалась достаточно несложной, т. к. в перечне сведений о купцах на сайте муромского музея можно было найти некоторое количество данных о муромских Первовых4, среди которых обнаружились сведения о существовании супружеской пары Карпа Ильича Первова (1793 г. р.) и его жены Александры Илларионовны (1792 г. р.). Инициалы супругов совпадали с инициалами, поставленными на портретах. Это позволило с достаточной долей достоверности предположить, что на картинах представлены Карп Ильич и Александра Илларионовна. В дальнейшем это предположение нашло полнейшее подтверждение в архивных материалах. В результате изучения данных метрических книг, исповедных росписей и брачных обысков Владимирского государственного архива, удалось установить, что Карп Ильич был сыном купца третьей гильдии Ильи Михайловича (1752 г. р.) и его жены Акилины Григорьевны (1752 г. р.), родом из старинного муромского купечества5. Илья Михайлович имел благоприобретенный капитал в размере 8000 руб. и в 1769 г. владел лавкой возле москательной площади6, а в 1813 г. он купил у купеческого сына Василия Тимофеевича Суздальцева его крепостную землю в мясном ряду за 100 руб. ассигнациями7. Выяснилось также, что старший брат Карпа Ильича, Матвей Ильич (1780−1837), был женат на Дарье Львовне (1785 г. р.) и имел двух дочерей: Анну (1808 г. р.) и Татьяну (1816 г. р.). Таким образом, нам удалось узнать, что наша прапрабабушка Татьяна Матвеевна была родной племянницей изображенного на портрете Карпа Ильича. В семейном архиве Н. В. Насоновой сохранилась фотография 70-х годов XIX века, на которой Татьяна Матвеевна из­ображена со своим младшим сыном Григорием.


Судьба обеих дочерей Матвея Ильича сложилась удачно. Старшая из сестер, Анна, в 1826 г. в возрасте шестнадцати лет венчалась в Сретенской церкви с восемнадцатилетним Михаилом Козьмичем Зворыкиным8, сыном богатого муромского торговца, впоследствии купца первой гильдии, Козьмы Дмитриевича Зворыкина (прадедушки знаменитого В. К. Зворыкина). Татьяна Матвеевна (1818−1875) стала женой Петра Павловича Гундобина. Он, внук подъячего приказной канцелярии Василия Петровича, стал владельцем полотняной фабрики и одним из первых в г. Муроме был возведен в звание потомственного почетного гражданина. Венчание состоялось в 1834 г. в Казанской церкви; среди поручителей на венчании был и муж сестры невесты (Анны), потомственный почетный гражданин Михаил Козьмич Зворыкин9. Собственно на этом род Первовых по линии Матвея Ильича прекратил свое существование, и ближайшие его потомки уже носили фамилии Гундобины или Зворыкины, а позднее и Жадины.


Младший брат, Петр Ильич (1797 г. р.), умер в возрасте двадцати пяти лет, и о его жизни пока сведений не имеется. Вторая ветвь муромских Первовых, берущая начало от другого брата Матвея, т. е. от Карпа Ильича, существует и в настоящее время. Карп Ильич умер в 1837 г. в возрасте сорока четырех лет и, следовательно, портреты были написаны где-то в первой четверти XIX века. Александра Илларионовна была второй женой Карпа Ильича и в браке родила двоих детей: дочь Анну и сына Карпа.


Карп Ильич и Александра Илларионовна последовательно улучшали свое благосостояние и активно занимались торговлей недвижимостью; так, в 1827 году Карп Ильич купил огородную и усадебную землю в 45-м квартале10, а в конце того же 1827 года Александрой Илларионовной был приобретен участок земли на берегу р. Оки против Спасского монастыря за 500 рублей ассигнациями11. По-видимому, именно на этом участке их сыном Карпом Карповичем и был построен дом, ставший родовым гнездом потомков Карпа Ильича и сохранившийся до настоящего времени по адресу Набережная ул. д.15.


Из семейного архива Первовых, кроме портретов, в музей поступило и большое количество фотографий. В июне 2013 года Н. В. Насоновой удалось встретиться на даче в Подмосковье с Ниной Федоровной Первовой, женой упомянутого выше Константина Михайловича, одного из праправнуков Карпа Ильича. Нина Федоровна любезно разрешила ознакомиться с фотоархивом семьи Первовых и оцифровать значительную часть фотографий. Предоставленный архив позволил увидеть лица многих представителей этого рода.


О дочери Карпа Ильича, Анне Карповне, пока узнать ничего не удалось. А сын его Карп Карпович старший (1833−1893) стал преуспевающим торговцем, получил аттестат купца второй гильдии и приобрел полотняную фабрику. В ведомости полотняной фабрики купца Карпа Карповича Первова12 указано, что фабрика помещается в одном каменном и трех деревянных домах. На фабрике один стан, а в селениях работают еще 200 станов. Имеются две машины: одна для тканья полотен, вторая водоподъемная с использованием лошадиной силы. Работают 1 мастер и 25 рабочих. Материалом служит суровая пряжа, а для беления полотен используется поташ. На фабрике производят фламандское армейское полотно и равендук, которые сбывают на Нижегородской ярмарке, в Муроме и Костромской губернии. Карп Карпович был рачительным хозяином, в развитие производства вкладывал много сил и средств. За следующее десятилетие (к 1875 году) количество станов на фабрике возросло до 8-ми, был приглашен на работу еще один мастер, а число рабочих увеличилось вдвое. Значительно расширился и ассортимент вырабатываемых полотен, стали производить фламандское гвардейское полотно, брезент суровый, рубашечные ткани в 24 вершка и подкладочную ткань. Несколько расширилась территория фабрики, она уже занимала 4 деревянных дома13. Под расстилку полотен Карп Карпович арендовал у города на оброчное содержание участок земли в 4 десятины за 101 руб. в год14. Карп Карпович владел также земельными участками с садами, огородами, хозяйственными и жилыми строениями на улице Набережной и на пересечении улиц Никольской (Первомайской) и Спасской (Лакина). Так, на углу Никольской и Спасской за ним числились в 1890 г. три сада, огород и амбар; а по Набережной № 15 и № 21 — жилой дом с флигелем, два сарая и два сада15. В середине XIX века Первовы были не только богатыми, но и весьма уважаемыми людьми в городе, и Карп Карпович неоднократно избирался на престижную и почетную должность товарища директора городского общественного ­банка16.


В семейном фотоархиве Первовых, переданном музею Ниной Федоровной, наше особенное внимание привлекла почти выцветшая фотография с изображением семейной пары. Снимок в компьютерной программе удалось сделать более конт­растным и резким. На нем можно было видеть, что мужчина имеет явное сходство с живописным портретом Карпа Ильича. В фондах музея оказался двойник этой фотографии хорошего качества, записанный как изображение неизвестной семейной пары17. Снимок сделан муромским фотографом Ф. В. Муляком, который работал в Муроме с 1870 по 1878 гг. Опираясь на эти даты и имея ввиду сходство лиц на портрете и фотографии, можно предположить, что на фотографии запечатлен сын Карпа Ильича — Карп Карпович и его жена.


Женился Карп Карпович на дочери купца первой гильдии Елене Дмитриевне Зворыкиной (1838−1920) из рода Зворыкиных-Торских-Железных18. Отец Елены Дмитриевны — Дмитрий Иванович (1795 г. р.)19, был прадедом широко известного за пределами Мурома крупного специалиста, изобретателя быстроходной льнопрядильной машины — Ивана Дмитриевича Зворыкина20. Интересно заметить также, что сестра Елены, старшая дочь Дмитрия Ивановича, Анна Дмитриевна Зворыкина (1821 г. р.), вышла замуж за Алексея Козьмича Зворыкина21, который приходился родным братом Михаилу Козьмичу, мужу Анны Матвеевны Первовой. Таким образом, дети Матвея и Карпа Ильича Первовых породнились с двумя семействами Зворыкиных — потомками купца первой гильдии, владельца торгового дома «Г. П. и К. Зворыкины» Козьмы Дмитриевича; и с потомками купца первой гильдии Дмитрия Ивановича Зворыкина-Торского-Железного. Между последними также возникли родственные связи через браки с Первовыми.


В семье Карпа Карповича и Елены Дмитриевны было шестеро детей; двое из них умерли в младенчестве. О судьбе старшей дочери Александры (1856 г. р.) пока узнать ничего не удалось. Ее сестра, Надежда, стала второй женой муромского второй гильдии купеческого сына Николая Михайловича Засухина (1851 г. р.). Венчание состоялось 25.01.1882 г. в Крестовоздвиженской церкви22.


Дед Николая Михайловича, Засухин Иван Григорьевич, известный скотопромышленник, торговал скотом, пригнанным из низовых мест в столичные города, был в городских службах депутатом квартирной комиссии и одно трехлетие гласным думы23. Одна из сестер Николая Михайловича, Глафира, была женой купеческого сына первой гильдии Алексея Константиновича Жадина24, а старшая сестра Екатерина - замужем за Михаилом Ивановичем Стуловым25, сыном купца второй гильдии Ивана Самуиловича Стулова (1819−1876). Так Первовы породнились еще с двумя муромскими купеческими родами: Жадиными и Стуловыми.


Младшая дочь Карпа Карповича, Лидия, по-видимому, замужем не была и вместе с матерью и большой семьей брата Константина жила в доме на Набережной улице и вместе с ними владела еще фруктовым садом26; землей «мерою по улице и сзади по 28 сажен и по сторонам по 45 сажен»27.


Наследник Карпа Карпо­вича, его единственный сын Константин Карпович (1866−1915), окончил Муромское реаль­­ное училище, но учился, видимо, без особого рвения. В протоколе педсовета мы читаем: «По заявлению классного наставника II класса 17 октября 1879 г. постановлено обращать особое внимание во время урока на Первова, Жадина, Рыжкова и Шишко, которые оказались малоуспешными потому, что были переведены из I во II класс по снисхождению, как пробывшие в I-ом классе 2 года»28. В 1880 г. за первую четверть ученику Первову был выставлен неполный бал за несоблюдение классной дисциплины29.


Константин Карпович женился поздно и взял в жены Анну Ефимовну Шестакову (1868−1958), единственную дочь богатого муромского купца первой гильдии Ефима Михайловича Шестакова и его жены Анны Дмитриевны, владевших домами на Московской улице.


В этой семье родились восемь детей — одна дочь, Александра (1905 г. р.) и семь сыновей: Николай (1894 г. р.), Константин (1895 г. р.), Пантелеймон (1895 г. р.), Карп (1896 г. р.), Михаил (1899 г. р.), Сергей (1900 г. р.) и Дмитрий (1903 г. р.)30. Все дети получили хорошее образование. Мальчики, так же, как, по-видимому, и их отец Константин Карпович, учились в Муромском реальном училище; некоторые из них успели поступить в высшие учебные заведения. В частности, Пантелеймон в 1916 г. стал студентом Петроградского технологического института31.


Михаил был успевающим учеником и, к примеру, в 1913/1914 г. был допущен ко всем переводным экзаменам в пятый класс. Семь классов реального он окончил в 1917 году. В то время, как его брат Сергей в 1913/14 учебном году был оставлен «на повторительный курс по малоуспешности». Младший Дмитрий поступил в Муромское реальное училище в 1916 году32. Наследники Константина Карповича продолжали семейный бизнес и до революции занимались выработкой парусины и мешковины. Михаил Константинович Первов женился на дочери известного муромского фотографа Н. Н. Сажина — Марье Николаевне (1903−1972).


Вот что пишет об этой семье в своей книге «Записки кремлевского пилота» племянник М. Н. Сажиной (Первовой) Вадим Игоревич Сажин: «Тетушка Маруся (как все ее звали, Муся) вышла замуж за Михаила Первова, семья которого была очень известна в Муроме. Все Первовы были образованными людьми. При этом скромными и набожными. Они имели большие склады мануфактуры и успешно вели торговлю. Породнившись с Первовыми, семья Сажиных сблизилась с их родными — семьей Зворыкиных, представителями богатого купеческого рода.


У Михаила и Муси было трое детей: Юрий, Ирина и Костя. Увы, Юры и Иры уже нет, хотя в жизни они добились многого. Костя, вернувшись из эвакуации в Москву, учился в начальных классах посредственно. Его выручала хорошая память, любознательность и обостренное чувство самолюбия. Среднюю школу он закончил с золотой медалью. Далее Московский горный институт, практическая деятельность, преподавательская работа в том же институте. Защита кандидатской. А затем докторской диссертации»33.


На фотографии из семейного архива Первовых можно видеть послереволюционный быт этой некогда благополучной семьи. Все собрались по какому-то не очень веселому поводу; скудный стол, озабоченные лица. Не хватает только Пантелеймона, который был обвинен в участии в муромском восстании 1918 года и заключен в военно-концентрационный лагерь34. В советское время от сталинского режима пострадал и Карп Константинович Первов — в декабре 1937 года он был осужден и приговорен к десяти годам лишения свободы35.


Жилой дом Первовых на Набережной улице стоит до сих пор. В этот дом в 1980-е годы приезжали погостить вместе сыновьями к дяде Николаю и тете Ане Константин Михайлович и Нина Федоровна Первовы. Из этого дома Константин Михайлович взял уже известные нам парные живописные портреты своих прапрабабушки и прапрадедушки. Летом 2013 г. Н. В. Насонова вместе со своей дальней родственницей Н. Д. Антоновой посетили дом Первовых. По рассказам современных жителей, дом был построен в 1860-е годы, рядом с домом находилась полотняная фабрика Первовых. Это была городская усадьба с жилыми и хозяйственными постройками. Сам жилой дом в настоящее время производит довольно странное впечатление: с фасада он двухэтажный, а со двора имеет три этажа. Видимо, за годы своего длительно существования он не раз перестраивался.


В 1961 году в доме был первый капитальный ремонт, после которого он был переделан под отдельные квартиры для советских жильцов. Внутри дома мало что сохранилось. Раньше на втором этаже был зал для приема гостей, на мезонине была детская, а внизу жила прислуга. Из семьи Первовых в этом доме доживали свой век Николай Константинович (1892−1978; похоронен на Вербовском кладбище) и его жена Анна Федоровна.


Проведенный анализ доступных переписных документов по г. Мурому показывает, что фамилия Первов не является исконно муромской, и упоминание о Первовых начинает встречаться где-то ближе к первой трети XVIII века. Возможно, что родители Ильи Михайловича (деда Татьяны Матвеевны Первовой) были одними из первых Первовых в Муроме. Поиск в Интернете показал, что в поволжских (Пошехонье, Рыбинск, Углич, Мышкин, Калязин) и приокских (Касимов, Рязань, Павлово и др.) городах фамилия Первовы достаточно распространена. Так, в исследовании Д. Ю. Филиппова36 отмечается, что в XVIII веке в Касимове семьи купцов Первовых происходили из служилых людей старых служб — однодворцев и казенных кузнецов. Связь касимовских купцов с Муромом прослеживается на протяжении XIX и начала XX века. Так, например, в конце XIX века касимовские предприниматели, двоюродные братья Сергей Николаевич и Василий Федорович Шемякины, обвенчались с сестрами Надеждой и Анной Гундобиными. 2-го ноября 1853 года было бракосочетание третьей гильдии купеческого сына Василия Ивановича Первова, жившего в г. Касимове в приходе соборной Вознесенской церкви, с до­черью известного муромского купца первой гильдии Данилы Семеновича Жадина Татьяной Даниловной37. Всего в ста километрах от Мурома в конце XIX века павловские предприниматели, братья Первовы, владельцы собственного торгового дома, основали два завода металлических изделий. Оба существуют до сих пор. В 1888 году в селе Сосновском Горбатовского уезда была открыта фабрика стальных изделий, среди прочего там делали ножницы для стрижки овец. Ныне — это инструментальное производственное объединение «Металлист». В 1907 году начала работать их фабрика в деревне Лаптево Детковской волости Горбатовского уезда, на которой изготавливали топоры, ножницы, складные и кухонные ножи. В 1920 г. производство стало носить название фабрики ножевых и других металлических изделий, и на ней производился хирургический инструмент и шорно-седельная фурнитура. Фабрика находилась в подчинении Павлово-Муромского металлообрабатывающего треста. В настоящее время — это Павловский опытно-экспериментальный завод шорной фурнитуры «Луч»38. О судьбе фабриканта Первова рассказано на страницах сборника Г. Глинки «Павлово на Оке»39.


Среди достопримечательностей г. Пошехонья значится дом жилой Первовых постройки начала XIX века, охраняемый как историко-культурный памятник республиканского значения. Хозяином дома упомянут Иван Степанович Первов, купец тридцати шести лет, владелец кожевенного завода и кожевенной торговли. Современные путешественники описывают дом как очень нарядный, нежно бирюзовый, с белыми каменными наличниками на первом этаже: просто картинка из провинциальной жизни богатого семейства40! В городе Рыбинске доживает последние дни изумительной красоты здание — усадьба Первовых, ответственность за сохранность которой оспаривают между собой Ярославская областная администрация и руководство г. Рыбинска41. Нам этот дом интересен тем, что, возможно, в нем жил известный русский педиатр Николай Петрович Гундобин (1860−1908), отец которого, любитель русской старины и благотворитель, рыбинский (шуйский) купец Петр Ильич Гундобин, внук муромского купца Сергея Романовича Гундобина, был женат на Екатерине Николаевне Григорьевской. После смерти мужа Екатерина Николаевна стала единственной наследницей его богатейшей коллекции, судьба которой до сих пор остается неизвестной. Екатерина Николаевна вторично вышла замуж за Петра Николаевича Первова и вторично овдовела. Мы связались с рыбинским историко-художественным музеем и договорились о совместном исследовании истории Гундобиных и Первовых в Рыбинске и Шуе.




1 Казанкова М. А., Лаптева Т. А. Купеческий род Жадиных в истории города Мурома и его генеалогические связи // Уваровские чтения-VIII. — Владимир, 2012. — С. 205.


2 Казанкова М. А., Насонова Н. В., Сазонова Е. И. Из истории рода Муромских купцов Гундобиных // Сообщения Муромского музея-2012. — Владимир, 2014. — С. 40.


3 Кроме портретов, он передал и несколько копий фотографий из архива семьи Первовых-Сажиных.


4 Ревизские сказки 9 ревизии г. Мурома // ГАВО. — Ф. 301. — Оп. 5. — Д. 614.


5 ГАВО. — Ф. 301. — Оп. 5. — Д. 470. — Л. 169об.-170.


6 ГАВО. — Ф. 403. — Оп. 1. — Д. 70.


7 ГАВО. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 30а.


8 ГАВО. — Ф. 590. — Оп. 1. — Д. 748. — Л. 7а.


9 ГАВО. — Ф. 590. — Оп. 1. — Д. 667. — Л. 4.


10 ГАВО. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 60а. — Л. 24.


11 ГАВО. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 60а. — Л. 92об.


12 МИХМ. — Ф. 3. — Оп. 5. — Д. 1/3.


13 Там же. — Д. 1/7.


14 ГАВО. — Ф. 403. — Оп. 2. — Д. 35.


15 ГАВО. — Ф. 394. — Оп. 1. — Д. 225.


16 ГАВО. — Ф. 403. — Оп. 2. — Д. 38.


17 МИХМ. — Ф. 01−170−98 мм14 533 — приобретена на рынке.


18 ГАВО. — Ф. 301. — Оп. 5. — Д. 764. — Л. 111об.


19 ГАВО. — Ф. 301. — Оп. 5. — Д. 614. — Л. 17об.


20 История Мурома и Муромского края с древнейших времен до конца двадцатого века. — Муром, 2001. — С. 427.


21 ГАВО. — Ф. 590. — Оп. 1. — Д. 749.


22 ГАВО. — Ф. 590. — Оп. 29. — Д. 62.


23 ГАВО. — Ф. 415. — Оп. 1. — Д. 20. — Л. 3.


24 ГАВО. — Ф. 590. — Оп. 1. — Д. 751. — Л. 79.


25 ГАВО. — Ф. 590. — Оп. 29. — Д. 61.


26 ГАВО. — Ф. 394. — Оп. 1. — Д. 364.


27 Оценочная ведомость недвижимого имущества г. Мурома (1915 г.) // архив Бюро технической инвентаризации г. Мурома


28 ГАВО. — Ф. 480. — Оп. 1. — Д. 55.


29 Там же.


30 ГАВО. — Ф. 394. — Оп. 1. — Д. 620.


31 ЦГИА. — Ф. 492. — Оп. 2. — Д. 13 672.


32 Чернышев В. Я. Муромское реальное училище 1875−1918 гг. — Муром, 2009. — С. 139.


33 Сажин В. И. Записки кремлевского пилота. — Владимир, 2009. — С. 27


34 Красная книга ВЧК. — М., 1989. — Т. 1.


35 Книга памяти Владимирской области. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.avo.ru/region/memory-book.


36 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.petergen.com/publ/filippov.shtml.


37 ГАВО. — Ф. 590. — Оп. 1. — Д. 750. — Л. 12.


38 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: admpavlovo.ru/page/cociano-ekonomicheskaya-spravka.


39 Глинка Г. Павлово на Оке. — Горьковское краеведческое издательство, 1936.


40 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.otzyv.ru/read.php?id=139 826.


41 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: palborum.livejournal.com/tag/рыбинск.


← Назад | Вперед →