Вверх

Купряшина Т. Б. Сколько стоит Муром


Оценочные книги Мурома на 1915 г. (кн. I-V) стали последним кадастровым документом Мурома до 1917 г.


Чтобы понять, как, когда и с какой целью создавались оценочные книги, необходимо вникнуть в особенности устройства местных органов государственной власти и органов самоуправления, в особенности ведения их делопроизводства. Необходимо выяснить, где в цепочке делопроизводства стояли эти книги, как часто делались такие описи, какова их полнота, т. е. тотальное ли это описание города.


«Городовое положение» 1870 года закрепило за органами самоуправления право осуществлять оценку недвижимости для целей налогообложения. В 1875 г. гласный Муромской думы, руководитель ревизионной комиссии князь Лев Сергеевич Голицин, предложил создать комиссию по переоценке города. «В губернии есть фабрики, — отмечал он, — которые оценены более, чем в миллион»1. А Муром к этому времени был оценен в 718 314 рублей. Вопрос этот очень сложный, все в нем заинтересованы, но все по-разному.


В связи с реформами второй половины XIX века, в т. ч. налогообложения, у правительства России появилась потребность иметь сведения о ценности и доходности основного вида имущества граждан — недвижимости. В 1893 году был издан закон о переоценке всех видов недвижимого имущества в 34-х губерниях и «Правила оценки недвижимых имуществ»2. Создать единообразные критерии оценки было очень сложно. Лучшие силы русской науки принимали участие в развитии оценочной статистики. Средств хронически не хватало. Работы по оценке за шесть лет почти не продвинулись вперед. Новый закон 1899 года установил объем государственного финансирования этих работ в размере 1 миллиона рублей в год на все 34 губернии. Теперь оценочные нормы вырабатывали губернские оценочные комиссии. Функции непосредственной оценки имуществ возложены были как на уездные оценочные комиссии (избираемые), так и на уездные земские управы (постоянные органы).


К обязанностям уездной земской управы относилось: «1) ведение поземельных книг и описей (инвентарей) всех подлежащих оценке недвижимых имуществ в уезде, 2) собирание данных о составе оцениваемых имуществ, об арендных платах… и других… сведений, необходимых для установления общих оснований оценки и отдельных оценок недвижимых имуществ, 4) производство оценок отдельных недвижимых имуществ… 5) ведение делопроизводства Уездной Оценочной Комиссии»3. Следующим был Закон от 6 июня 1910 г. «О налоге с недвижимого имущества в городах». Закон предписывал первую перепись недвижимых имуществ в городах произвести в течение 1911 года. Взимание же налога начать с 1 января 1912 года. В Оценочной книге Мурома первоначальные сведения в основном на 1913 год (иногда на 1914). Значит, во исполнение этого закона и созданы Оценочные книги Мурома. Общая перепись имуществ должна была проводиться раз в пять лет. Получается, в Муроме это точно была последняя перепись, поскольку после революции 1917 года таких переписей не могло быть.


В законе 1910 года «Положением о государственном налоге с недвижимых имуществ в городах» предписывалось, что взимается он с жилых домов, нераздельно с принадлежащими к ним дворами и постройками, с фабрик, заводов, театров, бань и вообще строений разного рода, а также с… незастроенных земельных участков, складочных мест и пустопорожних земель, огородов, садов, оранжерей и проч. Все перечисленное мы и находим в муромских книгах.


Налогов было немало: казенные (государственные), земские, городские сборы. Многое было исключено из налого­обложения. Например, имущества государя, благотворительных обществ, малодоходные (если налог с них получался менее 25 копеек). Налогу подлежали недвижимые имущества, принадлежащие казне, земству, городам, духовным ведомствам, как христианским, так и нехристианским вероисповеданиям, и разного рода учреждениям, обществам, установлениям и частным лицам. В книгах нет оценок городских имуществ (строений и земель), они лишь перечислены. Книги составлены для обложения муромцев именно городскими сборами.


Основанием налогообложения служила средняя чистая доходность имуществ. По закону сбор сведений шел следующим образом. Каждый владелец недвижимости доставляет не позже 1 января (года назначенной переписи) в Городское по налогу Присутствие заявление с указанием: 1) всех строений и земельных участков, входящих в состав владения; 2) находящихся в каждом строении: а) наемных помещений; б) помещений, предоставленных в бесплатное пользование или занятых самим владельцем; 3) наемной платы и пр. Бланки таких заявлений рассылаются всем, но неполучение бланка не освобождает от ответственности. О размере оклада (т. е. суммы налога) каждому плательщику через полицию посылается особое извещение до 1 сентября. В течение месяца можно было подать возражения. Общий список налогоплательщиков идет в Казначейство. Налогоплательщики получают окладные листы не позднее 1 февраля. Налог можно вносить частями в два срока — 30 июня и 31 декабря. Если до 1 марта не были уплачены недоимки, могли описать имущество должника. По окончании работ по оценке составляется общая ведомость оценок, которая публикуется в отрытой печати. Сведения публиковались во Владимирских губернских ведомостях (официальной части). Возражений у граждан, разумеется, было много. Постоянно по всем инстанциям рассматривались всевозможные тяжбы, и Муром не исключение.


Так, в 1914 г. Муромской уездной земской управой рассматривалось прошение «О понижении оценки торгово-промышленных помещений Христорождественской церкви»4. Посмотрим, о каких имуществах спор? В Оценочной книге находим описание этих помещений: «Гостиный двор. 5 корпус. № 31. …Муромской Христорождественской ц. кам. двухэт. корпус лавок, вверху этажа которой помещение для трактира и одноэтажный корпус лавок при церкви. 1 — длиною 10 саж, а шириною 8 саж, 2 — длин 9 1/2 саж. Шириною 1  сажени»5. Оценены: на 1914 — 11 025, на 1917 — 45 000 р. В Докладе управы сообщается, что произведенным дознанием установлена «несоответственность», т. е. на самом деле церковь получает больше арендной платы, чем установлено по оценочным ведомостям и прошение причта следует отклонить.


Между плательщиками и сборщиками налогов разного уровня постоянно шли споры о справедливости тех или иных сборов. Спор о переоценке Мурома долгие годы вел муромский городской голова Иван Петрович Мяздриков. В ноябре 1908 года он подал докладную записку министру внутренних дел6. Средний бюджет Мурома, как он пишет, за последние десять лет (1897−1906) в 77 769 р. не может удовлетворить городское население, которое гораздо требовательнее сельского. Люди с достатком, отмечает Мяздриков, предъявляют свои права на средние и профессиональные школы, библиотеки, кредитные учреждения, на хорошие тротуары, мостовые, водопровод, канализацию, хорошее освещение и пр. Бедные люди в городе, обычно не имеющие собственности, желали бы еще бесплатного обучения, медицинской помощи, дешевых бань, здоровых и недорогих жилищ и прочее. За эти 10 лет уездный сбор повысился на 40%, губернский — почти на 75%, а городской остался все тот же. Земство, как посчитал Мяздриков, обложило каждого жителя Мурома по пяти рублей с души на нужды уезда, тогда как городское управление — всего по 1.54 р., причем на его прямые потребности. Городское же управление не может увеличивать сборы, влачит жалкое существование, кое-как поддерживая уже сложившиеся потребности. Многое приходит в ветхость, новое создавать невозможно. Растут городские займы и проценты по ним, как сетует городской голова.


В 1909 по жалобам городского головы Мяздрикова, купца И. М. Каратыгина и прочих граждан вопрос о переоценке недвижимых имуществ в Муроме рассматривался во Владимирском губернском по земским и городским делам присутствии. Авторы жалобы просили ликвидировать земско-городскую комиссию, и прислать специалистов из губернского статистического бюро. По мнению городской управы подход у земства к налогообложению был «неуравнительный», обременительный для города, тем более, что жители, кроме земского, должны платить еще и городской налог. Земство оценивало уездные имущества по чистой доходности, а городские по валовой. По требованию владимирского губернатора Муромская земская управа (виновница несправедливой переоценки) представила объяснения. Так, управа считала, что жалобщики просто боятся, что оценка их имуществ повысится, и что все жалобы написаны по наущению городского головы. В итоге Губернское присутствие сочло жалобы преждевременными, поскольку пока еще неизвестно было, какие приемы будут использовать оценщики статистического бюро. Неравномерность оценок признана. Однако во Владимирской губернии в это время (1909 г.!) еще не утверждены были оценочные нормы. В результате решено было оставить жалобы без последствий.


И. П. Мяздриков проделал колоссальную работу, отстаивая столь важный для города вопрос. Для пущей убедительности он составил таблицы сравнительного анализа оценки имущества и налогов по 191-му городу за 1904−1908 годы7. Мяздриков обратился с письмами к городским головам этих городов. И получил сведения по обложению земскими и городскими сборами и об отношении земств к городам. Выявил тенденцию, что в последнее десятилетие усилилась экономическая зависимость городов от земств, поглощающих «платежные силы» городского населения. Он подсчитал, что 4/5 «платежной силы» уходит из городов. Надо, как он считал, изменить методы обложения недвижимых имуществ и урегулировать соотношение городских и земских сборов.


Прошло четыре года. В 1910 г. вышел новый закон. Уже оценка ведется Статистическим бюро губернского земства, но ситуация не меняетя. В 1912 году Мяздриков все еще пишет на эту тему. Выводы его таковы. Жители Мурома платят в среднем налогов со своих жилых домов более 40%, а с торгово-промышленных помещений более 60% от чистого дохода с этих имуществ. Из общей суммы всех налогов, платимых городским населением, менее 1/6 части поступает в городскую кассу. Городскому управлению, по словам Мяздрикова, «пресловутая правильность земской оценки по доходности, произведенная статистическим бюро губернского земства, является просто мифом»8. Иван Петрович Мяздриков (1854−1931) исполнял должность городского головы Мурома с 1907 по 1916 годы, почти десять лет. Едва ли кто-то более него знал городские проб­лемы. Во время создания последних Оценочных книг он все еще был городским головой. Интересно, удовлетворила ли его система оценки, зафиксированная в этих книгах.


Сделки с недвижимостью были запрещены в декабре 1917 г. Декретом ВЦИК «Об отмене права частной собственности на недвижимость в городах» от 20 августа 1918 г. право частной собственности на все земельные участки было отменено. В городских поселениях с численностью жителей свыше 10 тыс. чел. (в Муроме около 15 тыс.) было отменено право частной собственности на все строения, которые вместе с находящейся под ними землей имели стоимость или доходность свыше предела, установленного местными органами власти. Все городские земли и строения, изъятые из частной собственности, подлежали передаче в распоряжение местных органов власти — производилась муниципализация. Так и называется посвященная этому процессу одна из оценочных книг Мурома. Таким образом, система управления имуществами и, следовательно, налогообложения была уничтожена. Казна городская опустела.


После 1917 г. с ликвидацией частной собственности на землю и средства производства оценочная деятельность утратила общественный интерес. Сохранились лишь отдельные ее элементы, преобразованные в одну из функций Бюро технической инвентаризации (БТИ) и Земельного кадастра. С возвращением частной собственности стала возрождаться и оценочная деятельность. Вопросы о размерах налоговых сборов всегда остаются актуальными.




1 Смирнов Ю. М. Муром, любовь и шампанское // Сообщения Муромского музея — 2010. — Муром, 2011. — С. 46.


2 Правила оценки недвижимых имуществ для обложения земскими сборами. — Муром, 1893. Издание неофициальное. Библиотека МИХМ. № 6452.


3 Там же. — С. 7.


4 Доклады Муромской уездной земской управы очередному Муромскому уездному земскому собранию 1914 года. — Муром, 1914. — С. 36. — № 34.


5 Оценочная книга недвижимых имуществ города Мурома за 1915 г. // МИХМ. Научный архив. Цифровые копии: Архив Муромского отделения Владимирского филиала ФГУП Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ. — Ч. IV. — Л. 42. Гостиный двор. 5 корпус. № 31.


6 Докладная записка министру внутренних дел. Уполномоченных Муромской городской думы городского головы Мяздрикова и гласных Суздальцева и Способина. Город Муром. Ноябрь 1908 года. Экземпляр хранится в библиотеке МИХМ.


7 Мяздриков И. Сводка сведений, полученных от городских управлений по обложению недвижимых имуществ в городах государственным, городским и земскими сборами за 1904−1908 годы. — Муром, 1909. Экземпляр хранится в библиотеке МИХМ. — № 6383, 6451; он же. Пояснительная записка к сводке сведений, полученных от городских управлений по обложению недвижимых имуществ в городах государственным, городским и земскими сборами за 1904−1908 годы. — Муром, 1909. Экземпляр хранится в библиотеке МИХМ. — № 6383, 6451.


8 Мяздриков И. Таблица сборов с недвижимых имуществ в г. Муроме в 1911 году по отношению к чистому доходу с них, исчислен. для государств. налога. — Муром. 1913. Экземпляр хранится в библиотеке МИХМ. Б/н. Январь; Таблица сборов с недвижимых имуществ в г. Муроме в 1912 году по отношению к чистому доходу с них, исчислен. для государств. налога. — Без выходных данных.


← Назад | Вперед →