Вверх

Ершов В. Е. Характеристика и территория Стародубского стана Муромского уезда по состоянию на первую треть XVII века


С XIV века Муром являлся вотчиной великого князя. Население обширной территории правого берега реки Оки подчинялось муромским наместникам. В духовных грамотах великих князей указывался «Муром с черемисами и мордвой, что к нему потягло»1. В то время эта территория, подвергавшаяся нападению татар, была непривлекательна для феодалов. Тем не менее, уже тогда, в XV веке, на правом берегу Оки рядом с великокняжеской вотчиной находились владения митрополита. Митрополитская вотчина располагалась вдоль русла реки Оки в районе устья реки Кутры. Часть этой земли, а именно пустошь Пертовскую «со всем тем, что к ней из стари потягло», в 1464 году митрополит Филипп пожаловал «муромцу, служилому человеку Ивану Григорьевичу Киселеву в пожизненное владение без права отчуждения, обмена, продажи, заклада и с возвратом обратно в митрополитскую вотчину, по его смерти»2. В 1491 г. жалованную грамоту митрополита Зосимы на эти земли получил Григорий — сын Ивана Киселева. В грамоте был указан такой же порядок владения этими землями3. Киселевы в то время служили в Нижнем Новгороде. Тогда же большие пойменные луга на правом берегу Оки, между устьями рек Велетьмы и Кутры, являвшиеся великокняжеской землей, были даны на оброчное владение жильцам близлежащих деревень4.

У Стародубского стана как части Муромского уезда была своя история образования. В середине XIV века существовало понятие «Стародуб Воческий»5. В 1351 году скончался князь Дмитрий Федорович Стародубский и был «положен в своей вотчине Стародубе от Мурома 60 верст». В 1363 году великий князь московский Дмитрий Иванович согнал со Стародубского княжения брата Дмитрия Федоровича — князя Ивана Федоровича6. В то же время наряду со Стародубом Воческим в Новгородской первой летописи среди залесских городов упоминается и Стародуб на Клязьме7. Среди исследователей имеется мнение о существовании единого рода князей Ставродубских, владевших землями как на левом, так и на правом берегах реки Оки8. При этом они оставляют без достаточного внимания понятие «Стародуб Вочский», определив его как одно из промежуточных названий Стародубского княжества. Уже с начала XVII века в источниках встречается «Стародуб Вотцкий»9, входящий в состав Муромского уезда10. В них речь идет о Стародубской Вотцкой волости, располагающейся на правом берегу реки Оки. А в Писцовой книге поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда, составленной Яковом Колтовским в 1628—1630 годах, уже определен Стародубский стан Муромского уезда11.

В XVI веке происходит активное освоение земель на правом берегу реки Оки. Возможными причинами этого были:

— недостаток земель в Волго-Окском междуречье для дач служилым людям в условиях разрастающегося «служилого государства» и активно проводимой поместной политики;

— относительное спокойствие и безопасность, которые здесь наступили после расширения территории Московского государства за счет земель, находящихся восточнее Оки и, соответственно, удаления восточных рубежей государства далеко от пределов Муромского края.

История и характеристика
вотчинных землевладений стана

Есть большая вероятность того, что село Старое Загарино в первой трети XVI века было в вотчине Левонтия и Онферы детей Федоровых. В 1531 году данное село купил у них архимандрит Успенского Московского Симонова монастыря12. Еще во второй половине XV века селом Мартовым с угодьями владела Домна Федорова жена Елизара. Своей жалованной несудимой грамотой великий князь Иван Васильевич в декабре 1491 года пожаловал то село Косте Дмитриеву сыну Муромцева. Как оказалось тогда, село Мартово и земли вокруг Домна «зовет… своею вотчиною». На самом же деле это были «земли… великого князя»13. В 1621 году царь Михаил Федорович пожаловал патриарху Филарету в Стародубе Вотцком село Ярымово, сельцо Мартово с деревнями и со всеми угодьями и лесом и т. д.14 По мнению нижегородских исследователей, данное патриаршее землевладение географически локализовывалось на территории Нижегородского уезда, восточнее территории Стародубского стана15. Центром вотчины было село Ярымово, в котором стояла церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы. В селе был двор патриарха, двор приказчиков, 28 крестьянских, 10 бобыльских, 2 пустых двора и 4 крестьянских двора за братией16. До пожалования село Ярымово было государевым дворцовым посацким селом17. Кроме сел, в патриаршей вотчине находились деревни Булатниково, малое Мартово, Мордовская, Старка Муромская, Рыбина и погосты Озерко и Бугримово18. Крупнейшей из деревень была деревня Старка Муромская, в которой стояли 33 крестьянских, 21 бобыльский и 6 крестьянских пустых дворов19; в деревне Рыбина находились 30 крестьянских, 4 бобыльских, 3 пустых и 13 дворов беспашенных бобылей20. Село Мартово было местом нахождения деревянной церкви во имя Покрова Богородицы, двора попа, двора пономаря, двора просвирницы и 5 бобыльских дворов21. Всего в патриарших вотчинных селах и деревнях в конце 20-х годов XVII века стояли двор приказчика, 159 крестьянских, 47 бобыльских, 16 беспашенных бобыльских и 12 пустых дворов22. Данные патриаршие земли имели льготы по уплате податей в государственную казну. Но после описи земель станов Муромского уезда в 1630 году из льготных земель вышло 23 выти23 с полувытью и полполтрети выти24.

1621 год можно считать годом нарушения целостности крупной Стародубской волости и началом истории Стародубского стана Муромского уезда. Кроме патриаршей, в первой трети XVII века на территории стана появляется вотчина, пожалованная из дворцовой Стародубской волости великим князем Михаилом Федоровичем своему ближайшему родственнику боярину Ивану Никитичу Романову25. Эта вотчина являлась самой крупной в Муромском уезде на правобережье реки Оки. В ее составе были села Пурока и Арефино, 3 сельца, 59 деревень, 6 починков, 2 погоста и 9 пустошей. Вотчина занимала обширную территорию, включающую в себя центральный, северный, восточный и юго-восточный районы Стародубского стана. Центром землевладений боярина Ивана Никитича Романова являлось село Пурока на Оке, в котором было 14 крестьянских, 5 бобыльских дворов, двор приказчика, приезжих боярских людей и 2 пустых двора. Рядом с селом при монастыре в слободке стояли еще двор игумена, двор попа, двор пономоря, двор просвирницы, 13 келий и 14 бобыльских дворов26. В другом селе — Арефине — находилось 10 крестьянских, 6 бобыльских, один пустой двор, 27 лавок и 3 харчевни27. Тут же в селе на погосте стояла церковь Николая Чудотворца, 2 двора попов, двор пономаря, двор просвирницы, 27 бобыльских дворов и 7 келий28. Рядом с Арефиным в монастыре стояла церковь преподобных Бориса и Глеба, монастырский двор, двор попа, двор черного монаха, 13 келий и 16 бобыльских дворов29. Среди селец крупнейшим было сельцо Озябликово, в котором стояло 40 крестьянских, 13 бобыльских и 6 пустых дворов30. Среди деревень крупнейшими были Ольмехино и Павликово. В деревне Ольмехино было 34 крестьянских, 13 бобыльских и 2 пустых двора31, а в деревне Павликово 31 крестьянский, 13 бобыльских и 7 пустых дворов32.Остальные деревни в среднем насчитывали около 10 крестьянских и 3 бобыльских дворов каждая.

Всего же в вотчинных селах, сельцах, деревнях, монастырях и погостах боярина Ивана Никитича Романова было 4 поповых двора, 2 двора пономарей, 2 двора прошенниц, двор игумена, 26 келий, двор приказчика, двор приезжих боярских людей, 759 крестьянских, 185 бобыльских дворов, 22 двора беспашенных бобылей и 180 дворов пустых33. В последующие годы землевладения боярина Ивана Никитича Романова в Стародубском стане перешли к его сыну Никите Ивановичу34.

История и характеристика
поместных землевладений стана

Тогда же, в первой трети XVII века, Голенищевской приход Стародуба Вотцкого был дан в поместье боярину Михаилу Борисовичу Шеину35. Располагались эти поместные земли на территории восточного и юго-восточного районов Стародубского стана. Всего за боярином Михаилом Борисовичем Шеиным в конце 20-х годов XVII века на территории Стародубского стана было село Голенищево, погост Козьмодемьянский, 24 деревни и пустошь36. Центром поместья в 1630 году было село Голенищево, в котором стояли 28 крестьянских, 12 бобыльских и 6 пустых дворов37. Кроме села, крупнейшими поместными деревнями были Жайская на Оке, а в ней 20 крестьянских, 8 бобыльских и 4 пустых двора38 и Короваева, а в ней 10 крестьянских и 4 пустых дворов39. Остальные деревни состояли в среднем из 2−3 крестьянских и 1−2 бобыльских дворов. При этом в некоторых деревнях количество пустых дворов превосходило количество жилых дворов. Так, в деревне Шарапово стояло 2 крестьянских и 4 пустых двора40, а в деревне Слобода Колесниково было 3 крестьянских и 7 пустых дворов41. Всего в селе Голенищеве и деревнях стояло 116 крестьянских, 62 бобыльских, 110 пустых дворов и 10 дворов беспашенных бобылей42. Кроме этого, на Козьмодемьянском погосте было 3 двора поповых, двор пономаря, двор просвирницын и 12 дворов церковных бобыльских43. Данное поместье в последующем было взято у Михаила Борисовича Шеина, и его поместные земли уже к середине XVII века стали государевыми пашенными землями44.

Других землевладений в Стародубском стане Муромского уезда в первой трети XVII века не было. Исключение составляют некоторые из землевладений, располагавшихся анклавами на территории этого стана, но относящиеся к Дубровскому стану того же уезда. Обобщив материал, мы приходим к заключению, что всего в Стародубе Воческом в первой трети XVII века было отдано в вотчины святейшему патриарху Филарету и боярину Ивану Никитичу Романову, а также в поместье боярину Михаилу Борисовичу Шеину 5 погостов, 5 сел, 3 сельца, 88 деревень, 6 починков и 10 пустошей45.

В этих селах, сельцах, деревнях и починках стояли 2 двора приказчиков, двор проезжий людской, 1064 крестьянских, 293 бобыльских, 48 дворов беспашенных бобылей и 302 пустых46. Кроме этого, на погостах, в селах, монастыре были двор патриарха, двор игумена, 7 дворов поповых, двор дьяка, 3 двора пономарских, 3 двора просвирницыных и 12 дворов церковных бобылей47.

Сравнивая поместные и вотчинные землевладения стана в конце 20-х годов XVII века, видим, что вотчины занимали значительную территорию Стародубского стана: его северную, восточную и южную части. При этом в составе вотчин было три четверти всех поселений стана. Качественное состояние поселений также не в пользу поместных. Наиболее населенными были вотчинные патриаршие деревни. Среди них самой малонаселенной являлась деревня Булатниково с 11 крестьянскими и одним бобыльским двором48. В каждом вотчинном селе, сельце, починке и в каждой деревне боярина Романова числилось в среднем 11 крестьянских и 2,5 бобыльских двора. При этом каждое поместное село, погост и деревня боярина Шеина в среднем состояли из 4,5 крестьянских и 2,5 бобыльских дворов. На более чем 60 вотчинных поселений тогда приходилось 180 пустых дворов, то есть менее чем по 3 двора на поселение. Для сравнения: в 25 поместных поселениях стояли 110 пустых дворов, то есть более чем по 4 двора на поселение. Как видите, все сравнения не в пользу поместных поселений.

Всего на территории Стародубского стана в первой трети XVII века было пашни паханной, перелогом и лесом поросло 5011 четвертей49 доброй земли и 11 080 четвертей середней земли50. Обращает на себя внимание полное отсутствие худых земель. Около половины всех описанных земель числилось в патриаршей вотчине51. Соотношение земель в светских землевладениях стана было не в пользу поместных. Если в вотчине боярина Ивана Никитича Романова в пашне, перелогом и лесом поросло 2437 четверти доброй земли и 3661 четверти середней земли52, то в поместье боярина Михаила Борисовича Шеина в пашне, перелогом и лесом поросло числилось всего 2448 четвертей середней земли53.

В период с 1630 по 1646 год произошло качественное изменение поселений: в них увеличилось количество крестьянских и уменьшилось количество пустых дворов. Например, в вотчине боярина Никиты Ивановича Романова в 1646 году, по сравнению с этой же вотчиной его отца в 1630 году, количество крестьянских дворов увеличилось вдвое, а количество пустых дворов уменьшилось в пять раз54. За тот же период в патриаршей вотчине количество крестьянских дворов увеличилось на 20%. Этот рост явился следствием наступившей мирной жизни, а также внутренней политики государства, направленной на развитие феодального землевладения и предотвращение ухода крестьян со своих дворов.

Территория стана

Выявленные источники позволяют составить атлас-схему Стародубского стана Муромского уезда по состоянию на первую треть XVII века. Согласно ей, он располагался в основном на правом берегу реки Оки, занимая при этом часть северного и восточного районов Муромского уезда. Западная граница Стародубского стана проходила по реке Оке. На севере его границей являлась линия, образованная поселениями Зименка, Степанково, Бабасово, Щепачиха. Восточная граница стана проходила по реке Руже, за исключением обособленной территории патриаршей вотчины, анклавом расположенной среди земель Нижегородского уезда. Южной границей стана была ломаная линия, образованная поселениями Голенищево, Нехайло, Мещерка, Медоварцево. При этом на западе Стародубский стан граничил с Замотренским станом Муромского уезда и Гороховецким уездом. Гороховецкий уезд был также и его северным соседом. На востоке стан граничил с Нижегородским уездом, а на юге с Дубровским станом Муромского уезда.

Основываясь на изложенном материале, выделим некоторые особенности формирования и развития феодального землевладения на территории Стародубского стана в первой трети XVII века. По своей истории это был молодой стан, образованный буквально накануне описи земель Муромского уезда в первой трети XVII века из дворцовых пашенных земель. По структуре от других станов уезда он отличался малым количеством землевладений: одна монастырская, одна светская вотчина и одно поместье. При этом часть его земель по-прежнему находилась в дворцовой волости. Анклавом среди земель стана располагалась вотчина Успенского Симонова монастыря55, записанного в Дубровском стане Муромского уезда. По своему составу все землевладения были достаточно крупными. Земли жаловались и отказывались только представителям знатных родов. Отсутствие худых земель качественно отличает Стародубский стан от других станов Муромского уезда.

1 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. — М., 1950. — С. 580.

2 Грамота И. Г. Киселева митрополиту Филиппу с обязательством не осваивать и не отчуждать пожалованные ему в пожизненное владение пустоши Пертовскую в Муромском уезде // Акты феодального землевладения и хозяйства XIV-XVI веков. — М., 1951. — Ч. 1. — С. 201.

3 Грамота Г. И. Киселева митрополиту Зосиме с обязательством не осваивать и не отчуждать пожалованные ему в пожизненные владения пустоши Пертовской, в Муромском уезде. 1491−1492 гг. // Там же.

4 Жалованная подтвердительная данная тарханно-несудимая, двусрочная и заповедная грамота ц. Федора Ивановича протопопу Рождественского собора Ивану на сельцо Новое с деревнями, пустошами и угодьями в Муромском у. // РГАДА. — Ф. 396. — Оп. 1. — № 40 642. — Л. 7−9. Список первой половины XVII в.

5 Новгородская первая летопись // Русские летописи. — Рязань, 2001. — Т. 10. — Ст. 477.

6 Карамзин Н. М. История Государства Российского. — СПб., 1892. — Т. 5. — С. 6.

7 Новгородская первая летопись. — Ст. 477.

8 Кучкин В. А. Стародубское княжество и его уделы до конца XIV в. // Древняя Русь и славяне. — М., 1978. — С. 245−246.

9 Память Нижегородского воеводы Алябьева старостам, целовальникам и крестьянам Стародубских сел Яковцево, Вача и присылки к нему целовальников. 1608 г. 10 декабря // Акты юридические. — СПб., 1864. — Т. 2. — № 113.

10 Жалованная грамота, данная и тарханно-несудимая, царя Михаила Федоровича п. Филарету на с. Ярымово и другие Муромского уезда // Акты феодального землевладения и хозяйства. — М., 1961. — Ч. 3. — С. 441.

11 Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда письма и меры Якова Козловского и подьячего Романа Прокофьева 1628−1630 гг. // РГАДА. — Ф. 1209. — Оп. 1. — К 11 828, К 11 829.

12 Там же. — Л. 892.

13 Жалованная данная (поместная) и несудимая грамота в. кн. Ивана Василь­евича Дмитриеву сыну Муромцева на деревни Славцово, Глубокое, Ляхи и другие в Унженском стане Муромского уезда. Декабрь 1491 г. // Государственный архив Тульской области. — Ф. 2202. — Оп. 1. — № 447. Список конца XVII — начала XVIII в. Публикуется по копии, представленной А. В. Маштафаровым.

14 Жалованная грамота, данная и тарханно-несудимая, царя Михаила Федоровича патриарху Филарету на село Ярымово и другие Муромского уезда // Акты феодального землевладения и хозяйства. — Ч. 3. — С. 441.

15 Давыдов А. И. К вопросу о локализации и составе Стародубовоцкого стана Муромского уезда // НИКА. — Н. Новгород, 1999. — С. 68.

16 Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда письма и меры Якова Козловского и подьячего Романа Прокофьева 1628−1630 гг. // РГАДА. — Ф. 1209. — Оп. 1. — К 11 828, К 11 829. — Л. 138.

17 Там же. — Л. 138.

18 Там же. — Л. 138−149.

19 Там же. — Л. 143.

20 Там же. — Л. 144.

21 Там же. — Л. 139.

22 Там же. — Л. 147.

23 Выть — доля, равная 12 четвертям доброй, 14 средней и 16 плохой земли.

24 Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда письма и меры Якова Козловского и подьячего Романа Прокофьева 1628−1630 гг. — Л. 148.

25 Там же. — Л. 1.

26 Там же. — Л. 2−3.

27 Там же. — Л. 30.

28 Там же. — Л. 30−31.

29 Там же. — Л. 27−29.

30 Там же. — Л. 40−42.

31 Там же. — Л. 6−7.

32 Там же. — Л. 78−79.

33 Список с переписной книги дворов и в них людей города и его посада, и поместных и вотчинных сел, деревень и дворов в станах Муромского уезда 1646 г. // РГАДА. — Ф. 1209. — Оп. 1. — К 11 834. — Л. 130.

34 Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда письма и меры Якова Козловского и подьячего Романа Прокофьева 1628−1630 гг. — Л. 109.

35 Там же. — Л. 96−97.

36 Там же. — Л. 129.

37 Там же. — Л. 111−112.

38 Там же. — Л. 115−118.

39 Там же. — Л. 120.

40 Там же. — Л. 122.

41 Там же. — Л. 127.

42 Там же. — Л. 130.

43 Там же. — Л. 128.

44 Список с переписной книги дворов и в них людей города и его посада, и поместных и вотчинных сел, деревень и дворов в станах Муромского уезда 1646 г. — Л. 145, 154, 165.

45 Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда письма и меры Якова Козловского и подьячего Романа Прокофьева 1628−1630 гг. — Л. 151−152.

46 Там же. — Л. 153−155.

47 Там же. — Л. 154.

48 Там же. — Л. 138.

49 Четверть — мера земли, равная 1/2 десятины; десятина — 1,09 гектара.

50 Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда письма и меры Якова Козловского и подьячего Романа Прокофьева 1628−1630 гг. — Л. 136−138.

51 Там же. — Л. 137.

52 Там же. — Л. 97−98.

53 Там же. — Л. 131.

54 Список с переписной книги дворов и в них людей города и его посада, и поместных и вотчинных сел, деревень и дворов в станах Муромского уезда 1646 г. — Л. 371−374.

55 Там же. — Л. 892.


← Назад | Вперед →