Вверх

В. А. Лапшин. О методике раскопок Владимирских курганов


В. А. ЛАПШИН,
кандидат исторических наук,
ст. н. с. института археологии
АН СССР, г. Ленинград

Раскопки более 7700 Владимирских курганов, произведенные в 1851—1854 гг. А. С. Уваровым и П. С. Савельевым, явились первыми массовыми исследованиями древнерусских памятников. Своими организацией и размахом они послужили образцом для масштабных раскопок курганов второй половины XIX в. Поэтому выяснение методики раскопок Владимирских курганов представляет интерес для истории русской археологии в целом.

Дореволюционные археологи и историки, в особенности связанные с Московским археологическим обществом, оценивали методику раскопок А. С. Уварова и П. С. Савельева как образцовую.1 Но уже в 1905 г. А. А. Спицын дал прямо противоположную оценку результатам этих раскопок. Он пришел к выводу, что при раскопках не велась необходимая полевая документация, опись вещей была составлена А. С. Уваровым по памяти и отчетам, поэтому его выводы недостоверны.2 С конца 20-х годов, когда наследие русской дореволюционной археологии было подвергнуто критическому пересмотру, деятельность А. С. Уварова, в том числе и качество раскопок Владимирских курганов, оценивались только отрицательно. Мнение А. А. Спицына стало господствующим на многие десятилетия,3 Только в 1961 г. А. А. Формозов, пересмотревший многие историографические штампы, реабилитировал А. С. Уварова как крупнейшего деятеля русской археологии XIX в. В области полевой археологии, традиционно отмечая невысокий методический уровень раскопок А. С. Уварова, А. А. Формозов подчеркнул целенаправленность исследований во Владимирской губернии, постановку конкретных исторических задач, интерес к рядовым предметам древнего быта.4

Сейчас, когда полевые Дневники А. С. Уварова 1851−1852 гг.5 стали известны и доступны (дневники П. С. Савельева 1853−1854 г. г.6 были известны еще А. А. Спицыну7), уже использовались в ряде работ8, наступило время источниковедческого разбора материалов исследований Владимирских курганов и пересмотра устоявшегося мнения о их безвозвратной гибели.

«Дневник раскопок А. С. Уварова в Суздальском уезде в 1851 г.» сохранился в первоначальном, черновом виде, что позволяет сделать ряд наблюдений. Дневник велся непосредственно в процессе раскопок, на это указывает почерк и характер записей. Суммируя разбросанные в тексте замечания, можно реконструировать методику раскопок: насыпи раскапывались не колодцем или траншеей, а целиком, «на снос», до материка; посередине кургана оставлялся останец («столб») «для замеров сколько копано в глубину», его снимали после обнажения материка; иногда в материке добавочно прокапывались крест-накрест две контрольные («пробные») канавки. То, что насыпи раскапывались на снос, подтвердил визуальный осмотр сохранившихся следов курганов, раскопанных в 1853 г. у с. Городище Переславского уезда. Ровики вокруг насыпей не фиксировались и, видимо, не раскапывались. В 1854 г. П. С. Савельев, впервые раскопав крупную курганную
насыпь двумя широкими перпендикулярными траншеями, описал в дневнике «новый прием».

Дневники 1852 и 1853 гг. сохранились только в чистовых копиях. «Дневник раскопок в Ростовском уезде в 1854 г.» сохранился в первоначальном, полевом, и в переписанном, чистовом, вариантах. Полевой (черновой) экземпляр особенно интересен с точки зрения выяснения приемов работы автора. Дневник написан очень неразборчивым, «летящим» почерком. Между размашистыми строками, написанными, вероятно, днем непосредственно во время раскопок, позднее П. С. Савельев бисерным почерком вписывал дополнения, которые обычно состояли в более подробной характеристике находок, а иногда включали суммарное описание погребального обряда в описываемой курганной группе. При правке дневника находки, по-видимому, вторично осматривались, для чего необходима была их упаковка по комплексам. Действительно, на некоторых находках 1853−1854 гг. (ГИМ) сохранились полевые этикетки, номера на которых совпадают с номерами по описям, приложенным к дневникам П. С. Савельева.

Дневники 1851−1854 гг. содержат покурганное описание 7622 комплексов (заключительная часть дневника 1852 г. не найдена). В описании отражены размеры насыпей, обряд погребения, при описании ингумаций фиксировалось положение сопровождающего инвентаря относительно тела погребенного. Таким образом методика раскопок и качество фиксации А. С. Уварова и П. С. Савельева не уступали лучшим образцам второй половины XIX — начала XX в. Депаспортизация значительной части коллекции явилась следствием последующего музейного хранения, что связано с отсутствием в то время сложившегося понимания исторической ценности целостного археологического комплекса.

В то же время не следует забывать, что дневники являются не просто археологическими источниками, но одновременно и письменными источниками середины XIX в. и требуют предварительного источниковедческого, в том числе и лексического исследования. Так термин «могила» употребляется в двух значениях: как просто «место погребения» (в насыпи, на материке) и как «погребение в подкурганной яме». «Вышина» в дневниках П. С. Савельева соответствует «глубине» в дневниках А. С. Уварова, а не высоте курганной насыпи в современном понимании и т. д.


1 Ардашев Н. Н. Граф А. С. Уваров как теоретик археологии. М., 1911.; ТР. I. АС. Т. I. М. 1871. С. ХС.

2 Спицын А. А. Владимирские курганы ИАК. 1905. № 15. С. 89.

3 Лапшин В. А. Оценка деятельности А. С. Уварова в русской и советской археологической литературе (динамика критики). Финно-угры и славяне (Проблемы историко-культурных контактов). Сыктывкар, 1986. С. 75−79.

4 Формозов А. А. Очерки по истории русской археологии. М., 1961. С. 69.

5 ГИМ, ОПИ, ф. 17, № 209−211.

6 Архив ЛОИА АН СССР, ф. 8, 1853, № 2; 1854, №№ 4, 5.

7 Спицын А. А. Ук. соч. С. 87.

8 Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Л., 1961, Т. 1. С. 10; Рябинин Е. А. 1) Владимирские курганы (опыт источниковедческого изучения материалов раскопок 1853 г.) СА. 1979. № 1. С. 228−243, 2) Славяно-мерянские курганные могильники Владимирской земли (по материалам раскопок 1853−1854 гг.). Проблемы изучения древнерусской культуры (расселение и этно-культурные процессы на Севере-Востоке Руси). М., 1988. С. 33−56; Леонтьев А. Е., Рябинин Е. А. Этапы и формы ассимиляции летописной мери (постановка вопроса). СА. 1980. № 2. С. 67−79; Лапшин В. А. Население центрального района Ростово-Суздальской земли X-XIII вв. (по археологическим материалам). Дис. канд. ист. наук. Л., 1985.


← Назад | Вперед →