Вверх

И. Л. Тихонов. Проблема преподавания археологии в С.-Петербургском университете в конце XIX — начале XX вв.


И. Л. ТИХОНОВ,
директор музея истории
Ленинградского государственного университета

К концу XIX в. в Петербургском университете уже был накоплен некоторый опыт преподавания археологии. Хотя специальной кафедры археологии не было, на разных факультетах читались отдельные курсы, широко использующие археологические материалы. На историке философском факультете с 1847 по 1880 гг. преподавал академик И. И. Срезневский, читавший курсы «Славянские древности VI-XII вв.», «Археология и энциклопедия археологии». В значительной степени использовали данные археологии в своих лекциях историки К. Н. Бестужев-Рюмин, А. С. Лаппо-Данилевский, искусствоведы А. В. Прахов, Н. П. Кондаков, востоковеды Н. И. Веселовский, Н. Я. Марр и др. С 1887 г. на физико-математическом факультете существовала кафедра географии и этнографии, где читался курс доисторической археологии. Однако единого понимания археологии, ее предмета и области знаний в нее входящих, среди университетской профессуры так же, как и среди всех русских археологов, не было. Существовали взгляды, трактующие археологию как историю древнего искусства (Н. П. Кондаков), или как науку о различных Древностях, в т. ч. и письменных памятниках (И. И. Срезневский), правда, некоторые ученые (например, А. А. Лаппо-Данилевский) придерживались взгляда, близкого современному, на археологию как на науку о вещественных источниках. Из-за такой неопределенности вопрос о преподавании археологии в университетах неоднократно обсуждался на Археологических съездах.

Наибольшей известностью пользуется программа для преподавания Русской археологии, представленная А. С. Уваровым на III-ем съезде. Не вдаваясь в ее сильные и слабые стороны, сле дует отметить, что А. С. Уваров объединил под «археологией» целый комплекс вспомогательных исторических дисциплин (палеографию, дипломатику, нумизматику, сфрагистику и др.).

Вновь вопрос о преподавании археологии был поднят на XI Археологическом съезде. Председатель Московского археологического общества П. С. Уварова сделала доклад на эту тему, предложив создание особой кафедры археологии, и в качестве программы для нее, повторив программу А. С. Уварова 1874 г. (Здесь интересно заметить, что в значительной степени программа преподавания, предложенная Уваровым, была осуществлена в открытом в 1878 г. Петербургском Археологическом институте, который, как известно, значительной роли ни в развитии отечественной археологии, ни в подготовке кадров для нее не смог сыграть). Съезд поддержал предложение П. С. Уваровой и, выполняя его решение, она в октябре 1899 г. направила Министру Народного Просвещения ходатайство об открытии кафедр археологии в русских университетах. Предложения П. С. Уваровой были направлены на рассмотрение комиссии Петербургского университета в составе профессоров: С. Ф. Платонова, Ф. Ф. Соколова, В. И. Сергеевича, А. Н. Веселовского, А. С. Лаппо-Данилевского. Соколов и Сергеевич представили краткие ответы, что, по их мнению, создание такой кафедры было бы желательным, но возражали против обязательности перечисленных предметов, указывая, что многие из них уже преподаются в университете, и предлагали запросить мнение других университетов.

Наиболее обстоятельный ответ дал Платонов (отзыва А. С. Лаппо-Данилевского в архивном деле нет): «Введение преподавания археологии в университетах представляется мне желательным и осуществимым, … однако, можно еще сомневаться, надобно ли учреждение вообще в университетах особой кафедры археологии. Археологическое изучение есть в сущности методический прием, приложенный к самому разнообразному материалу… Поэтому у нас и существует так много «археологии» — от «первобытной» до «церковной». Какую из них делать предметом учреждаемой особой кафедры? По мнению Московского археологического общества, эта роль принадлежит археологии первобытной…

Но это учение не обратилось еще в определенную научную дисциплину и обособилось не более, или немногим более, чем всякая иная отрасль археологии. Преподавание первобытной археологии может с большей пользой и полным удобством вестись при кафедре истории… Там, где есть специалисты и спрос на их знания, преподавание археологии следует поощрять и поддерживать. Но создавать искусственно, правительственным распоряжением, кафедру первобытной археологии во всех университетах излишне, она будет дорого стоить и для нее не хватит удовлетворительных специалистов».

Далее Платонов высказывался за то, чтобы университеты сами определяли программу преподавания археологии, исходя из наличия имеющихся специалистов. В целом надо признать, что мнение С. Ф. Платонова было достаточно обоснованным, так как исходило из реалий того времени, и представляло собой развитие идей, высказанных на III Археологическом съезде при обсуждении программы А. С. Уварова (доклад А. Г. Бриннера). Отдавая должное организаторским способностям и энергии П. С. Уваровой, необходимо признать, что предпринятая ею попытка создания централизованным путем, «сверху» кафедр археологии в университетах была объективно обречена на провал, так как, во-первых, была несколько преждевременной, во-вторых, не учитывала характер широкого образования в русских университетах, осуществляющий узкую специализацию за счет семинарских и практических занятий, и в-третьих, предлагаемая программа преподавания к рубежу к XX века была уже устаревшей, не соответствующей уровню развития археологии.

Жизнь подтвердила правоту С. Ф. Платонова в этом вопросе. В первые десятилетия XX века, несмотря на отсутствие кафедры археологии, преподавание отдельных ее разделов развернулось в Петербургском университете достаточно широко — занятия по античной и скифо-сарматской археологии вели Б. В. Фармаковский и М. И. Ростовцев, курсы по славяно-русской археологии читал А. А. Спицын, по первобытной археологии — Ф. К. Волков. Студенты принимали непосредственное участие в археологических раскопках, разборке и описании коллекций. В 1910 г. на историко-филологическом факультете А. А. Спицыным был создан Археологический кабинет, на базе которого по присоединению к университету Археологического института в 1922 г. было открыто Археологическое отделение, где началась целенаправленная подготовка специалистов-археологов.


← Назад | Вперед →