Вверх

Г. Л. Новикова. Скандинавские амулеты из владимирских курганов


Г. Л. НОВИКОВА,
аспирантка кафедры археологии
исторического факультета
Московского государственного университета

Изучение и систематизация находок североевропейских языческих амулетов на территории Восточной Европы имеет большое значение для исследователей русских древностей. Определение хронологии, распространения, назначения и употребления на родине и за ее пределами отдельных гипотез и категорий данных вещей является одним из исходных моментов в решении ряда проблем русско-скандинавских связей IХ-ХI вв., в датировке и интерпретации как отдельных археологических комплексов, так и включающих их могильников и поселений. Будучи предметами культа, амулеты сохраняли свое значение только для носителей этого культа и не могли выступать в качестве постоянных составных частей торговых сделок между представителями различных религиозных верований, т. е. места их находок показывают пребывание на данной территории их владельцев.

Из так называемых Владимирских Курганов (курганных могильников бывшей Владимирской губ, раскопанных в 1851—1854 гг. А. С. Уваровым и П. С. Савельевым) происходит около пятой части всех известных в настоящее время скандинавских языческих амулетов, найденных на территории древней Руси. Примечательно, что здесь представлены почти все категории этих предметов, выделяемые европейскими исследователями. Однако, из-за депаспортизованности коллекций, хранящихся в Государственном историческом музее, этот материал, важный для решения этнических, социальных и культовых вопросов, остается без должного внимания.

Наиболее изученной категорией из рассматриваемых нами североевропейских древностей являются железные гривны с «молоточками Тора», что объясняется массовым характером их находок как в Скандинавии, так и за ее пределами, а также тесной связью этих предметов с погребальным обрядом. Железные тордированные шейные обручи из четырехгранного дрота выделяются различными привесками в форме молоточков, колечек, спиралей, но встречаются и без них. Последний факт, а также фрагментированность материала и неразработанность терминологии в отечественной историографии нередко приводят к включению в категорию скандинавских амулетов обычных в Европейской части СССР толстопроволочных железных гривен, отличных от североевропейских по ряду признаков (М. В. Фехнер, И. Янссон), Владимирские курганы дают 5 находок железных гривен без привесок и один обломок гривны с дополнительной скобой, на которой подвешен ромбический «молоточек Тора» (рисунок опубликован А. А Спицыным). Аналогии последнему известны из Гнездовских курганов, в Швеции и на Аландских островах. Владимирские шейные обручи происходят как из захоронений по обряду трупосожжения (Веськово, Шокшово), так и из трупоположений (Шугарь, Кривец, пустошь «Плавь»).

Следующей группой скандинавских языческих амулетов эпохи викингов являются кресаловидные привески — небольшие металлические плоские прорезные украшения округлой или овальной формы с подтреугольным выступом в центре нижней части. Внешне они копируют форму широко распространенных во всей Европе калачевидных кресел и являются символом священного жертвенного и очищающего огня (М. Стенбергер). Привеска, происходящая из Суздальского уезда (Васильки?), отличается от восточноевропейского и скандинавского материала многообразием орнаментальных приемов: серебряное поле украшения почти полностью покрыто пуансонным рисунком из кружков, треугольников и штрихов, ближайшие аналогии встречены в Гнездовском кургане, в кладе у д. Скадино, на Сарском городище, на о. Готланд и на территории материковой Швеции.

Количественно выделяется группа щитообразных привесок из Владимирских курганов (Осипова пустынь, Васильки, Б. Брембола, Давыдково, Щурскало и др.), составляющая 50 проц. всех восточноевропейских находок. Интерпретация этих женских украшений, представляющих собой серебряные или бронзовые круглые тонкие пластины с полусферической выпуклостью в центре, украшенные простым пуансонным орнаментом из точек, кружков или треугольников, образующих рисунок «сегнерова колеса» или концентрические окружности, является наиболее спорной. Для владимирских экземпляров (как штампованных, так и зерненых) отмечено сходство с остальным восточноевропейским и скандинавским материалом по основным признакам при наличии некоторых отличий, возможно, связанных с их местным изготовлением.

Миниатюрные наборы амулетов, копирующих предметы вооружения и быта, а также изображающих волшебные образы и атрибуты, встречаются не так уж часто. Каждая связка посвоему уникальная, так как состав, компоновка, форма, размер, техника изготовления и количество привесок сильно варьируют. В кургане № 2408 у с. Городище найдено железное проволочное кольцо с завязанными концами с помещенными на него четырьмя привесками — «молоточками Тора». Ближайшие аналогии происходят из культурного слоя Гнездовского селища и Новгорода.

В кургане у с. Васильки обнаружена круглая серебряная подвеска с рельефным рисунком, изображающим человека в окружении двух птиц. Эго редкая находка: с территории Восточной Европы известно еще три экземпляра (Гнездово, Седнев, Белогородская Николаевская пустынь), столько же подвесок представлено и в Северной Европе (Бирка, Седерманланд, Пренцлау) Мнения исследователей различны: одни видят здесь восточные мотивы (Т. Арне, И. Янссон), другие А. Македонского с грифонами (П. Лундстрем, Б. А. Рыбаков, Л. А. Голубева), третьи — Одина со своими вещими воронами Хугином и Мунином (Г. Ф. Корзухина).

Таким образом, коллекции из раскопок Владимирских курганов содержат интересный и разнообразный материал для изучения скандинавских языческих культов на территории древней Руси и вопроса о характере пребывания здесь их носителей. К сожалению, нарушенность комплексов оставляет многие проблемы открытыми. На основании изучения отдельных категорий можно говорить о принадлежности большинства находок (за исключением гривен) женским погребальным инвентарям. Общая датировка по аналогиям (Х-ХI вв.) не противоречит времени функционирования владимирских могильников, содержащих скандинавские древности. Этническая окраска т. н. щитообразных привесок неоднозначна, находки железных гривен «скандинавского типа», набора амулетов и кресаловидной привески с большей степенью вероятности можно связать со скандинавскими захоронениями.


← Назад | Вперед →