Вверх

А. Г. Мельник. К вопросу о времени существования Григорьевского затвора в Ростове Великом


А. Г. МЕЛЬНИК,
зав. архитектурным отделом
Ростово-Ярославского
архитектурно-художественного
музея-заповедника

История Григорьевского затвора или, другими словами, монастыря Григория Богослова почти совершенно не изучена. Обычно сведения по данной теме черпаются из жития Стефана Пермского, но относятся эти сведения лишь ко второй половине XIV в.

А. А. Титов указал еще на один документ, касающийся Григорьевского монастыря — грамоту царя Ивана Грозного, данную Ростовскому архиепископу Никандру в 1554−55 гг. Но автор подчеркнул, что время упразднения монастыря неизвестно.

Распространено мнение, что в 1214 г. князь Константин Всеволодович перевел из Ярославля в Ростов духовное училище. А. А. Титов назвал его «предтечей» той братской духовной академии, которая впоследствии находилась в Григорьевском монастыре. Однако строго документальное подтверждение этих мнений отсутствует.

После проведения в 1955 г. археологических исследований на месте существования затвора Н. Н. Воронин высказал предположение о ликвидации его в конце XV в. Основанием для такого утверждения послужил единственный факт, заключающийся в том, что в пределах раскопа, захватившего меньшую масть территории затвора, монастырское кладбище было заброшено в начале XVI в.

Остатки палаты, обнаруженные в процессе археологических работ у Григорьевской церкви, Н. Н. Воронин отнес к комплексу архиерейского двора конца XVI в.

Сопоставление данных археологии и письменных источников позволяет пересмотреть утвердившееся представление о хронологических рамках существования Григорьевского монастыря.

Итак, как говорилось выше, пока мы не можем с определенностью судить ни о времени основания затвора, ни о его существовании до второй половины XIV в. Что же говорят источники о последующей судьбе монастыря?

Из грамоты Ивана Грозного следует, что монастырь Григория Богослова не только не был ликвидирован в конце XV в., но продолжал действовать и в середине XVI в. В это время он хотя и имел вотчины в Ростовском уезде, но непосредственно принадлежал Ростовскому архиерейскому дому, то есть был «домовым» или «приписным». Однако грамота не дает права утверждать, что он стал таковым в 1554−55 г. Возможно, монастырь был домовым изначально. Во всяком случае, грамота Грозного в основном лишь подтверждает права ростовских архиереев на их, как в ней сказано, «исконивечные владения». Тот же документ довольно точно указывает место расположения монастыря, который находился «на посаде», следовательно, вне центрального укрепленного ядра города, «в саду за архиепископским двором».

Пережил монастырь и особо тяжелую для Ростова эпоху польско-литовской интервенции начала XVII в., о чем говорит подтверждение в 1622 г. владельческих прав на него ростовских митрополитов, О том же свидетельствуют писцовые книги 1629−1631 гг.

Ценное свидетельство по данной теме содержит синодик Ростовского Успенского собора, составленный при митрополите Ионе (1652−1690). Для поминовения в синодик внесен род игумена Григорьевского монастыря.

По свидетельству краеведов А. А. Титова и И. А. Шлякова, множество фрагментов надгробных плит XVI-XVII в. в. было найдено во время раскопок на территории монастыря у основания круглой садовой башни в конце XIX в. Это буквально в нескольких метрах от раскопа, заложенного в 1955 г. Н. Н. Ворониным. Следовательно, монастырское кладбище не было заброшено в начале XVI в., как предполагал последний, а лишь сместилось несколько юго-восточнее от старого места.

Писцовые книги Ростовского Богоявленского монастыря 1685−1686 гг. вновь указывают на владения «домового митрополичь Григорьевского монастыря Богослова».

Весьма конкретно описан монастырь в описи Ростовского архиерейского дома, составленной в 1691 г. В ней сказано: «У митрополичьего двора в саду монастырь, в нем церковь каменная Григория Богослова… Ворота святые каменные… На монастыре три кельи каменные поземные пономарские».

Однако, по данным за тот же 1691 г. приходо-расходной книги Ростовского архиерейского дома Богословский монастырь уже не обладал традиционной для монастыря организационной структурой. В то время в монастыре числились только поп, диакон, пономарь. Очевидно, именно в правление митрополита Ионы (1652−1690) Григорьевский монастырь, хотя номинально и продолжал существовать, но окончательно потерял свое былое значение и штат. Видимо, сохраняемый в таком виде монастырь имел для митрополита Ионы скорее чисто мемориальное, символическое значение. Характерно, что облик церкви Григория Богослова, построенной в 70−80-х г. г. XVII в. в Григорьевском монастыре по заказу митрополита Ионы, имеет вид традиционной для монастырей церкви с трапезной.

Григорьевский монастырь еще упоминается в приходо-расходных книгах Ростовского архиерейского дома 1696−1697, 1697−1698, 1702 гг. Окончательное же его упразднение произошло впервые десятилетия XVIII в.

Таким образом, на территории, примыкающей с юго-запада к архиерейскому двору, вплоть до начала XVIII в. существовал не просто митрополичий сад, как считалось до сих пор, а своеобразный монастырь Григория Богослова. Его келейным корпусом и была обнаруженная Н. Н. Ворониным палата.


← Назад | Вперед →