Вверх

Васильченко Е. А. Открытки времен Великой Отечественной войны в собрании Муромского музея


В 2010 году отмечалось 65-летие Победы в Великой Отечественной войне. Этой дате были посвящены многие мероприятия уходящего года. Муромский историко-художественный музей разработал проект «Реликвии войны», который предполагает оцифровку предметов из музейных фондов и создание электронного каталога. В ходе подготовки проекта были использованы открытки из коллекции филокартии. В собрании МИХМ хранится 24 экземпляра фронтовых открыток.


Великая Отечественная война знаменует собой новый этап в развитии советской открытки. Художники стали создавать сюжеты, а типографии выпускать открытки с героической тематикой. В годы войны было выпущено большое количество изобразительных открыток. Их выпускали многие издательства: «Искусство», Воениздат, Военмориздат, «Художественный фонд СССР», «Филателистическая контора КОГИЗа». Изобразительная сторона таких почтовых карточек знакомит нас с художественными особенностями произведений печатной графики той поры, демонстрирует самые актуальные лозунги и наиболее яркие призывы, которые поднимали боевой дух солдат, укрепляли их веру в победу. А из коротких строк писем на оборотной стороне мы узнаем бытовые подробности жизни обычных людей в суровых условиях военного времени.


Сюжетами фронтовых открыток становились эпизоды сражений на передовой и в партизанском ополчении, призывы к ударному труду в тылу и др. На открытках из музейной коллекции встречаются такие лозунги и призывы: «Стреляю так: что ни патрон — то немец»; «Больше угля нарубишь — скорей фашиста погубишь!»; «Слава боевым подругам» (М-9353, М-18 913, М-19 127); запечатлены эпизоды танковых и воздушных боев; тиражируются открытки с изображением великих полководцев. В нашей коллекции — репродукция с картины В. А. Серова «Александр Невский», изображение Богдана Хмельницкого на коне с рисунка (Ю. Н.?) Шевердяева (М-18 904) (Рис. 1, 2, 3, 4).


В создании художественных открыток принимали участие не только живописцы и графики, но композиторы и поэты. Большой популярностью пользовались так называемые литературно-музыкальные открытки с текстами стихов и песен, обычно с нотами. Часто такие «фронтовые письма» не поступали в свободную продажу, а раздавались в воинских частях. В музее хранится ряд так открыток. Это экземпляр с рисунком Ф. Константинова, изображающим партизанский отряд и текстом стихотворения М. Зенкевича «Девушка-партизанка» (М-19 129), открытки с текстами песен «Вечер на рейде», «Табачок», «Ночь укрыла сопок скаты» (М-19 125, М-18 912). Очень интересна открытка, изданная государственным литературным музеем с отрывком из стихотворения А. С. Пушкина «Воспоминания в Царском Селе»:


Страшись, о рать иноплеменных!


России двинулись сыны;


Восстал и стар и млад; летят на дерзновенных,


Сердца их мщеньем возжены.


Вострепещи, тиран! Уж близок час паденья!


Ты в каждом ратнике узришь Богатыря… (М-18 906).


Это стихотворение Пушкин написал вскоре после Отечественной войны 1812 года. А впервые оно было напечатано в № 4 журнала «Российский музеум» за 1815 год.


В большом количестве выпускались открытки с карикатурами на врага. Подобные сюжеты поднимали боевой дух солдат. Буквально через месяц после начала войны издательство «Искусство» в Москве выпустило карикатуру «Палач культуры», созданную художниками В. Дени и Н. Долгоруковым со стихотворением Д. Бедного (М-9354). На открытке, изданной товариществом «Советский график» в 1942 году в Москве, маленького тщедушного немца одной рукой удерживает наш солдат (М-18 901) (Рис. 4). Под рисунком напечатан диалог двух немцев:


Ганс: Карл, я красную дивизию поймал!


Карл: Тащи ее сюда.


Ганс: Да не пускает!


Открытки военных лет нередко выходили целыми сериями. Например, серия «Цепные фашистские собаки» с карикатурами на гитлеровских главарей художника В. Гальбы, выпущенная издательством «Искусство». В нашей коллекции из этой серии представлена открытка с карикатурой на Геринга.


Даже поздравительные открытки к праздникам отражают военную тематику. На открытке «Да здравствует 1 Мая!», изданной Художественным Фондом СССР в 1943 году, изображены воины на танке, на красном знамени надпись: «За нашу советскую Родину». На другой первомайской открытке лозунг: «Наша великая сила — в братстве фронта и тыла». Новогодние открытки после 1917 года исчезают из советского обихода. А в дни Великой Отечественной войны традиция новогодних поздравлений стала возрождаться. Уже в декабре 1941 г. издательство «Искусство» выпустило специальные открытки для посылки на фронт. Связано это было со знаменательными днями разгрома фашистских войск под Москвой. На открытке «С Новым годом! 1943» (издательство «Искусство») художник А. Голованов изобразил танки, едущие вдоль Кремлевских стен, на знаменах надпись: «Смерть немецким оккупантам». Танк на фоне адмиралтейства изобразил М. А. Гордон на новогодней открытке, изданной в Ленинграде. На переднем плане — воин Красной Армии. Внизу надпись: «С грядущей победой!» (М-19 081).


Открытки, выпущенные в Ленинграде, в тяжелых условиях блокады составляют особую группу. В годы войны в городе было издано около тысячи иллюстрированных открыток, которые отражали суровые будни обороняющегося Ленинграда, воспевали красоты его архитектуры. Сюжетом для одной из открыток, выпущенной Воениздатом НКО, послужила иллюстрация В. В. Морозова «Ленинград в июле 1942 г.» к книге Н. Тихонова «Ленинградский год». На открытке, изданной ИЗОГИЗОМ, художник А. Ф. Белый изобразил канал Грибоедова у Казанского собора. Издательством «Искусство» была выпущена серия открыток А. Остроумовой-Лебедевой «К 240-й годовщине Петербурга-Ленинграда» (1703−1943). Из этой серии в нашей коллекции хранится экземпляр с изображением памятника Петру I и Академии Художеств (М-19 128).


Подробнее хочется остановиться на самодельной открытке, посвященной «воспоминанию славного Ленинграда в дни Отечественной войны». Автор изобразил силуэты Исаакиевского собора и Адмиралтейства, какими запомнил их еще до войны, но «при виде действий зенитки по прорвавшемуся самолету противника» (М-18 914). На обороте — письмо о Ленинграде. Боец пишет: «Он дорог для меня своими архитектурными памятниками, которые никогда не выйдут из моей памяти… Я с ужасом вспоминаю о тех варварских отношениях и уничтожениях немцев в Петергофе и Царском селе».


Как правило, содержание открыток короткое. Несколько строк о себе, вопросы к родным и друзьям об их самочувствии и делах; просьбы писать чаще. Послания различаются уровнем грамотности писавших их людей, разборчивостью почерка. Объединяет их вера в грядущую победу, ненависть к врагу и готовность отдать жизнь за свою родину.


«14.XII.42. Здравствуй, Тамара! Получил твою открытку, за что сердечно благодарю. Спешу тебе ответить, и как получу от тебя письмо, то сразу же напишу письмо. Анатолию тоже на днях напишу, а то вечерами делать нечего. Это хорошо, что вы идете учиться, а только вам достанется порядком, ведь надо успеть и работать. Ну жду от тебя письмо и я тебе накатаю такое письмо, что вряд ли у меня хватит бумаги… Твой друг» (Тамаре Васильевне Смирновой от Владимира Городского).


1943 г. «День добрый Тома, здравствуй. Прими от меня боевой фронтовой командирский привет и наил (учшие) пожелания. Я живу хорошо. Пиши как ты живешь и как вообще дела дома и в городе. Передай от меня всем привет кого только я знаю. Напиши как и где живет Гришка и где и что делает А. Туркина. Как живет Катеринка, передай ей тоже привет. Ну и все остаюсь пока жив и здоров твой брат Анатолий. (Тамаре Васильевне Смирновой от Анатолия Васильевича Смирнова)».


Апрель 1943 г. «Шлю всем по пламенному боевому привету и одновременно поздравляю с праздником 1-е Мая — днем смотра боевых сил трудящихся! Леночка! К празднику послал тебе подарок — 1000 рублей денег. Прошу пиши почаще… На то, что я другой раз пишу редко, прошу не обижаться, было некогда, вся зима в наступлении…» (Елене Ефимовне Киселевой от мужа).


«6.10.43 года. …Костя, пиши чаще. Как живет мама. Как ты учишься, нравится тебе в ремесленном или нет. Костя, немного о себе: живу хорошо, пока стою со своей машиной на ремонте и скоро должны опять ехать догонять фрицев и гнать их до полного уничтожения» (Константину Михайловичу Быкову от брата Ивана Михайловича Быкова).


«Здравствуй, дорогая сестренка Верочка. Шлю я тебе свой сердечный фронтовой офицерский привет и желаю тебе успеха в жизни и учебе. Пиши, какие преподаватели остались в школе. От меня им сердечный привет. Твой любящий брат Михаил. 16/I 1944 года» (Вере Александровне Лебединской от Михаила Александровича Лебединского) (М-18 904об.) (Рис. 5).


Очень интересная открытка, трогательно адресованная «врачу СССР». «29.VI.43. Врачу СССР. Добрые минуточки Нина Ивановна. В первых строках своего письма благодарю вас за ваше чисто материнское отношение к нам, раненным фронтовикам. Я, один из этих фронтовиков, никогда не забуду вашего внимательного отношения ко мне. И теперь, когда я вступил в строй, благодаря вас, клянусь вам, что бить гитлеровскую свору буду еще сильнее, чем до этого, а если нужно будет положить жизнь на благо Родины — положу. Пока до свидания, дорогой врач СССР. Ночь» [Нине Ивановне Мигушиной (?) от Александра Михайловича Марченко].


Еще выдержки из двух открыток на тему здоровья.


1943 г. «25.VIII …Живу я сейчас в более лучших условиях. Кругом леса и рощи. Глаза мои все не проходят. Ночью вижу только при луне и то плохо. Не знаю, что и делать. Рыбий жир пил, но эта доза, что мне дали не помогла…» [Марии Ивановне Евтихеевой (?) от сына].


1944 г. «31 июля. Здравствуйте, Лена, Риммочка и Сашенька. Снова кочевая жизнь, продвигаемся на запад. Да вчера получилось маленькое несчастье: а именно крепко отшиб ногу ступень, даже нельзя ходить, и так вот пришлось не слезать с повозки. Ну ничего все заживет, а в остальном чувствую себя хорошо. Пока до свидания. Целую, твой Шурик» (Елене Романовой от мужа Александра Романова).


Привлекает внимание открытка, написанная малограмотным солдатом А. Рогожкиным своей знакомой А. Орловой 14 июля 1943 года. В ней он бесхитростно описывает фронтовые будни своей «боивой жизьни», что немного отдохнули «1 м. были во втором ишелони», а сейчас снова на переднем крае; сообщает, что бывает очень скучно и «розвлеч ету скуку нечим потому все одно, насиления никакого нету, одно поля овраги и местность очень плохая и погода стоит ниважная». Далее упоминает о своем сослуживце Петре Петровиче, которого в такую погоду мучает боль в ноге. Вероятно, это последствия ранения, так как в следующих строчках читаем, что Петр Петрович был награжден орденом Красного Знамени. Это был первый из советских орденов. Им награждали за особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите Отечества. Вплоть до учреждения ордена Ленина в 1930 году орден Красного Знамени оставался высшим орденом Советского Союза. Автор простодушно пишет, что обмыть награду пока нечем.


Все письма и открытки с фронта обязательно просматривались военной цензурой. Объяснялось это соображениями безопасности, чтобы не дать возможности врагу по содержанию писем догадаться о дислокации частей, их численности и вооружении. На почтовые отправления ставился штамп «Проверено военной цензурой» (М-18 909об).


Военные открытки уступали в полиграфическом отношении старинным изданиям. Часто они печатались на серой тонкой бумаге или рисовались от руки в перерывах между боями. Много было одноцветных открыток. Часто художники работали только с двумя цветами — черным и красным, чтобы ускорить процесс печати. Красный цвет ассоциировался с цветом знамени, цветом победы. Как правило, мелким шрифтом печатался лозунг «Смерть фашистским оккупантам». Фронтовые открытки играли большую агитационную роль, вселяли в людей веру в победу. Созданные по рисункам известных художников или изготовленные вручную, написанные образованным офицером или малограмотным бойцом, они призывали к борьбе против фашистов.


← Назад | Вперед →