Вверх

Сазонова Е. И. Портреты жителей Мурома в творчестве фотографа Ф. В. Муляка. 1870−1878


В настоящее время по истории фотографии вышло значительное количество работ, посвященных как творчеству отдельных выдающихся фотографов, так и стилям, жанрам, направлениям в фотоискусстве. Тем не менее, несмотря на обширную библиографию, работы первых провинциальных фотомастеров, отражающие жизнь населения России в небольших городах и селах, остаются малоизвестными.


Творчество Ф. В. Муляка относится к ранней истории фотографии в Муроме. К настоящему времени нам известны всего несколько фамилий фотографов, которые имели в Муроме свои собственные мастерские во второй половине XIX столетия: Ф. В. Муляк (1870−1878), К. И. Глинский (1878−1894), Е. В. и С. Е. Соколовы (1880−1891), С. П. Соколов (1893−1898), М. Тэпфер (1898−1900), В. И. Тэпфер (1892-?), Н. Н. Сажин (1893−1928).


Фома Варфоломеевич Муляк был выходцем из мещанской среды. Краткие сведения о нем даны в справочнике А. Р. Комлева о фотографах Мурома: «Муляк Фома Варфоломеевич. Ново-Александровский мещанин. В сентябре 1870 г. работал по промысловому свидетельству Муромской городской думы. Разрешение получил 30 ноября 1871 г. Владелец фотографии в 1870—1878 гг., Московская улица, дом мещан Иконниковых. В полицейском рапорте за 1879 г. отметка: «за выбыванием (владельца) не существует. В 1883 г. работал в Меленках и числился меленковским мещанином»»1. Таким образом Ф. В. Муляк работал в Муроме восемь лет.


Ф. В. Муляк оставил нам галерею портретов рядовых муромских жителей 1870-х годов: купцов, мещан, крестьян. Среди них и молодые люди, и старики, и дети. Это небольшие желтоватые снимки-визитки на альбуминовой бумаге, оформленные в простое паспарту. Эпоха визиток или портретов маленького формата (8×6) получила распространение благодаря изобретению французского мастера А. Э. Диздери2. Он усовершенствовал способ печати. Изготовление портретов «из почти секретного занятия превратилось в определенный механизированный процесс со стандартными операциями, овладеть которыми могли научиться многие. Это давало работу значительному числу людей и способствовало появлению целой фотографической индустрии»3. Визитки дарили друг другу, ими обменивались, они свободно помещались даже в небольшие дамские сумочки. Другое важное изобретение, которое способствовало широкому распространению фотопортрета — это открытие в середине пятидесятых годов XIX века мокроколлодионного способа фотографирования4. В сравнении с дагерротипией (снимками на серебряных металлических пластинах), мокроколлодионный способ фотографирования на бумаге был более доступен. Дагерротип получался один, а печатание на бумаге позволяло размножать снимки.


Расцвет портретного искусства в России связан с именем Сергея Львовича Левицкого. Еще в пору дагерротипной съемки он разработал основные способы освещения и расположения фигур перед аппаратом, приемы композиции снимка; можно сказать — разработал канон постановочного портретного жанра. Другой известный портретист того же времени, Андрей Иванович Деньер, придумал способ смягчения «протокольной» резкости в портретах. Изображения А. И. Деньера в известной степени служили мерилом искусства фотографии ранней поры. В 1865 году вышло двенадцать выпусков его «Альбома фотографических портретов известных лиц в России», который был распространен в среде фотографов. Долгое время работы С. Л. Левицкого и А. И. Деньера являлись эталоном для многочисленных фотографов-ремесленников, которые делали портреты или «под Левицкого», или «под Деньера». Им подражали и известные столичные фотографы того времени, такие, как Ф. Г. Мебиус, М. П. Настюков, И. Г. Дьяговченко, К. И. Бергамаско и др.


Известный историк русской фотографии С. Морозов отмечает: «Было трудно охарактеризовать творческие черты фотографов-портретистов ранней поры. Это было время, когда их энергия направлялась преимущественно на преодоление технических трудностей несовершенного еще фотографического процесса. Рассуждали об устранении полос и пятен, образующихся на отпечатках; искали новые рецепты растворов; стремились к сокращению выдержки при съемке»5. Техническими вопросами портретной фотографии тогда были «группировка», то есть выбор позы, расположение фотографируемых перед аппаратом; пользование освещением; выбор фона; степень применения ретуши; цвет снимка (вираж). Композиционные возможности были ограничены. Малая глубина резкости изображаемого пространства портретных объективов вынуждала располагать и фигуру и предметы обстановки примерно в одной плоскости. Большое значение придавалось умению пользоваться светом. В учебнике по фотографии, вышедшем в 1859 г., написано, что «форму изменяет освещение», «оно дает некоторым частям очень сильный рельеф, а другим сильную тень»6. Вплоть до начала 1900-х годов в павильонах фотографировали при дневном свете. Павильоны имели стеклянную крышу и боковую застекленную стену (сочетали верхний и боковой свет). В портретной фотографии избегали контраста. Мягкость в передаче полутонов считали одним из основных достоинств фотографии. Тонкая, покрытая слоем альбумина (яичного желтка) бумага обладала подходящими свойствами.


Таким образом, к середине 1860-х годов был разработан набор технических и эстетических шаблонных приемов, которыми овладевали многие фотографы.


Рассмотрим конкретно портреты Ф. В. Муляка. На настоящий момент в коллекции Муромского музея находится 32 портрета этого автора, имеющих «клеймо мастера». Это или тисненый штамп внизу на лицевой стороне паспарту фотографии с надписью «Фото. Мулякъ. Муромъ» (10 ед.), или небольшой синий штамп на обороте — надпись в три строки «Фотографiя Муляка въ Муроме» (22 ед.). Эти снимки выполнены в размере визиток (10×6), находятся в составе альбомов муромских купцов Нехорошевых, Шелудяковых, а также в составе двух неопределенных по принадлежности альбомов второй половины XIX века.


Кроме снимков, имеющих фирменное клеймо, удалось определить еще 25 портретов, несомненно выполненных в муромском ателье Ф. В. Муляка. Все они имеют размер визиток, отпечатаны на альбуминовой бумаге, но самое главное, на них отражен небогатый реквизит фотомастерской. Предметы этого реквизита в разных вариациях повторяются на снимках Ф. В. Муляка. Набор вещей классический. Подобного рода предметы встречаются на многочисленных портретных снимках других фотографов того времени. Это «живописные фоны», драпировки, тумбы, подставки, столики, стулья, бутафорские балюстрады и пр. Но при внимательном рассмотрении хорошо видно, что в каждой мастерской были свои отличительные особенности: свои узоры на драпировках и коврах, формы балясин, ножек у столов и стульев и т. д. Важно еще отметить, что оформление снимков Ф. В. Муляка несколько кустарное: простое гладкое паспарту (без декоративных рамочек), в некоторых случаях фотография наклеена неровно. Тисненый штамп иногда почти не виден, его заметно только при сильном увеличении. Большинство фотографий угасают, имеют «бледный вид», что свидетельствует о нарушении процесса печати. В этой связи представляет интерес обращение мещанина Ивана Яковлевича Маврина7 в Муромскую городскую думу в 1884 году для получения свидетельства на открытие фотомастерской. Городская дума приняла во внимание, что «существующая в Муроме фотография не вполне удовлетворяет требование публики, и открытие другой было бы полезно в видах конкуренции»8. Этот ответ думы приоткрывает вопрос о работе первых фотомастерских в Муроме. Их было немного, и их продукция, по-видимому, выполнялась не на должном уровне. В это время Ф. В. Муляк в Муроме уже не работал, но дошедшие до нас его фотоснимки свидетельствуют о среднем техническом качестве.


Фома Варфоломеевич был типичным фотографом-ремесленником, усвоившим вышеперечисленные навыки фотомастерства. Он делал портреты и «поясные», и «полноростные», и «под Деньера», и «под Левицкого». На удивление, ему удавались портреты детей, хотя снимать непоседливых мальчиков и девочек при длительной выдержке было непросто. Заслуживает внимание портрет Феденьки Студина: кажется, что ребенок стоит свободно, в непринужденной позе, держа одну руку в кармане штанишек. Так же непринужденна поза муромского адвоката Федора Федоровича Львицына, сидящего за столом со стаканом вина. Мы видим, что перед нами незаурядная личность. Ф. Ф. Львицын — выходец из купеческой среды, и женат был на купеческой дочке Кате Шелудяковой. Он смог получить юридическое образование, имел адвокатскую практику, хотя в то время обычно купеческие сыновья заканчивали коммерческие училища. Двойственность натуры Ф. Ф. Львицына хорошо передана на портрете Ф. В. Муляка. С одной стороны — перед нами разухабистый купчик в сапогах и русской рубахе. С другой — мы видим интеллигентное умное лицо, которое не сочетается ни с костюмом, ни с лохматой бородой. Так и кажется, что она бутафорская. Может быть, Ф. Ф. Львицын был сторонником славянофильского движения «хождения в народ», которое в 1870-е годы набирало силы среди образованного населения.


Особняком стоят поясные «безфоновые» портреты. Их всего девять, но они отличаются более хорошим качеством исполнения. Здесь есть портреты представителей известных муромских семей: М. Зворыкиной, М. М. Жадиной, К. Д. Жадина, В. Ф. Шелудякова. Среди неустановленных личностей привлекает внимание выразительный портрет старика с седыми волосами и бородой, который пристально смотрит на нас из далекого прошлого.


К сожалению, большинство лиц на портретах Ф. В. Муляка пока остаются неизвестными. Можем только говорить об их сословном происхождении. Перед нами представители купеческо-мещанского сословия, которые составляли большую часть городских жителей. Некоторые из них одеты в европейские платья, некоторые — в длиннополые кафтаны и поддевки. Мы видим типичных городских обывателей, у которых не было средств заказывать свои портреты в дорогих столичных ателье, и они пользовались услугами местного мастера. В этом плане работы Ф. В. Муляка несут ценнейшую визуальную информацию о бытовой культуре жителей города 1870-х годов. Кроме того, портреты Ф. В. Муляка представляют большой интерес как произведения первой фотомастерской в Муроме.



1 Фотографы в Муроме. Незабытые имена. Автор-составитель А. Р. Комлев. — Муром, 2002. — С. 7.

2 Бархатова Е. В. Русская светопись. Первый век фотоискусства. 1839−1914. — СПб, 2009. — С. 87.

3 Там же.

4 Стеклянную пластину покрывали коллодионной эмульсией и азотистым серебром. Пластинку нужно было обрабатывать, пока она была мокрая. Отсюда и название метода — «мокрый». Метод просуществовал до 1880-х годов, до начала промышленного производства сухих бромосеребряных желатиновых пластинок, пленок, бумаги.

5 Морозов С. Русская художественная фотография. — М., 1955. — С. 28.

6 Цит. по: Морозов С. Указ. соч. — С. 29.

7 Других сведений о существовании мастерской Маврина в Муроме и о самом фотографе И. Я. Маврине не имеется.

8 Журнал Муромской городской думы за 1884 год. — Муром, 1885. — С. 11.


← Назад | Вперед →