Вверх

Антонова Н. Д. «Эра Радковского» (к 100-летию заслуженного работника культуры РСФСР, режисера народного театрального коллектива клуба им. В. И. Ленина Павла Петровича Радковского)


В каждом городе есть люди, дела которых остаются в истории этого города, сколько бы лет назад они не жили. Среди таких имен в Муроме почетное место занимает имя заслуженного работника культуры РСФСР, режиссера Народного театрального коллектива клуба им. В. И. Ленина Павла Петровича Радковского. 14 декабря 2009 года исполнилось 100 лет со дня его рождения.


Кто же такой Павел Петрович Радковский? Почему — уже в 1973 году уйдя из жизни — он до сих пор не ушел из памяти сердец его актеров? Почему при его имени теплеет на душе, в памяти встает его образ и ощущается благоговение и любовь к нему, любовь, не меркнущая с годами?


Павел Петрович родился на Украине в селе Каменец Подольского района. Его семья по тем временам была и грамотной, и воспитанной. Папа работал судомехаником, мама хорошо пела и играла на музыкальных инструментах, а бабушка любила танцевать и занималась живописью. Их дом был открытым домом, где собиралось общество. На таких вечерах звучали стихи, исполнялись украинские и русские песни, романсы, разыгрывались сцены из опер и оперетт. И маленький Павлик уже не мыслил себе жизни без театра. Подростком он поступает в Киевское театральное училище, по окончании которого работает актером в театре города Сумы. Здесь он встречает свою любовь — красавицу Павлинку — хореографа Павлину Васильевну. Они женятся. В 1931 году у них родится сын Вадим. В это время они принимают решение уехать в российскую глубинку, так как во время постоянных гастрольных переездов на актеров нападают свирепствующие на Украине банды, не только отнимая реквизит, но и угрожая их жизням. Таким образом в 1931 году Павел Петрович с семьей появляются в Муроме, где в клубе им. Ленина начинает работать режиссером.


В то время клуб им. Ленина был главной сценической площадкой города. Здесь проводились партийные и профсоюзные конференции, мероприятия к «красным» датам календаря, принимались приезжие артисты. Работали кружки: хоровой, танцевальный, духовой, струнный, театральная студия; демонстрировались кинофильмы. Кино в то время было «статьей» особой: сюда ходили семьями, принарядившись, кино смотрело все население города за редким исключением. Одним словом, это было место, где можно было «людей посмотреть и себя показать».


И вот в такую насыщенную атмосферу клуба вливается Павел Петрович и вскоре становится тем «винтом», вокруг которого закручиваются все творческие силы. Ему предстояло набрать свою труппу — он ее набрал из цехов и отделов Паровозоремонтного завода (позже завод им. Ф. Э. Дзержинского). Встреча режиссера с его будущими актерами состоялась 15 июля 1931 года.


Кого же увидели любители самодеятельности перед собой? Это был стройный голубоглазый красавец с красиво посаженной головой и правильными чертами лица. Он прекрасно пел, танцевал, играл на гитаре, хорошо рисовал, имел свободные манеры, мог найти контакт с любой аудиторией.


В небольшом провинциальном Муроме того времени, застроенном (если исключить бывшие дома купцов) небольшими одноэтажными давно покрашенными домами с серыми заборами, где жили своей трудной жизнью муромляне, одетые в почти одинаковые одежды и практически одинаково мыслящие, готовые лишний раз крикнуть «Да здравствует Сталин!», новый муромский режиссер носил не только шляпу, но и белый элегантный костюм! А как он говорил, как рассказывал о театре! В такие моменты слушателей охватывала некая магия, заполнявшая всю аудиторию, вырваться из которой просто не хотелось. Вместе со всем этим Павел Петрович был очень прост и доступен. Его будущие актеры были покорены с первой встречи. На ней же выбрали и правление кружка, председателем которого стал чертежник Иван Комлев. День 15 июля 1931 года считается днем основания театра Радковского.


Началась упорная ежедневная работа. Он учил своих питомцев всему: сценическому движению, когда даже воздух на сцене кажется густым, и его надо преодолевать; сценической речи, чтобы каждое слово было слышно и на последних рядах; этике и эстетике, общению между собой, речи в обыденной жизни, умению красиво одеться. Актеры учились охотно, и уже в июле 1932 года на сцене летнего театра на стадионе рядом с клубом состоялась премьера первого спектакля. Это был спектакль «Диктатура пролетариата». Приверженец В. Мейерхольда, Павел Петрович задействовал в спектакле до ста человек. Помимо главных героев, это были хор, танцевальный коллектив, частушечники и гармонисты; жители поселка Казанка и школьники близлежащей школы изображали «народ», из толпы которого слышались выкрики: «Долой буржуев!», «Да здравствует коллективизация!». Спектакль прошел на ура! Несколько дней о нем гудела вся Казанка, а Павел Петрович вошел в культурную жизнь города, сразу заняв в ней значительное место. Так началась в Муроме «эра Радковского», длившаяся с 1931 по 1973 год.


Помимо основного состава он занимается с подростками и детьми, готовя их для ввода в основной состав. Он не отказывает никому — народ для массовых сцен нужен всегда.


Чуткий и внимательный, он точно ощущал, какой спектакль нужно ставить. Росла его популярность, а вместе с ней и ответственность режиссера. Павел Петрович хорошо осознавал предъявляемые жизнью требования и соответствовал им.


Несколько лет он работает директором клуба. В 1936 году клуб им. Ленина считается лучшим рабочим клубом среди городов типа Мурома. Немалая заслуга в этом принадлежит Радковскому.


Успеху режиссера очень способствует его жена Павлина Васильевна, работавшая в этом же клубе заведующей детским сектором. Красивая, веселая, очень подвижная и общительная женщина, для мужа она была своеобразной «подушкой безопасности», взяв на себя не только заботы о сыне, быте, но и о техническом оснащении спектаклей и костюмов к ним. Она же все годы бессменный гример и постановщик танцев. Все это высвобождало время режиссера только для творческой работы.


Занимаясь своим коллективом, Павел Петрович, тем не менее, постоянно курирует работу самодеятельных кружков на предприятиях города: цехов ПРЗ, фанерного комбината, дает советы, а порой и репетирует. Его интересуют кружки вагонного депо, ставящего пьесы А. Островского, где однажды администрация ради успеха спектакля не пожалела двух живых берез для украшения сцены, и где самодеятельные актеры играли с большим энтузиазмом, вызывая не менее живой отклик у многочисленных зрителей, битком набивавших зал, а также театралы клуба железнодорожников. Здесь ставили спектакли «И один в поле воин» Ю. Дольд-Михайлика и Г. Ткаченко, «Укушенный» В. Е. Ардова, «Мирандолина» К. Гольдони и «Медведь» А. Чехова. Одним словом, его интересовали все театральные коллективы города, где бы они не возникали.


Его же основной коллектив в клубе им. Ленина рос и развивался. Здесь ставятся спектакли с очень известными названиями, требующие от актеров определенной степени мастерства, и оно у них уже было.


Вот наиболее популярные спектакли, сыгранные за несколько лет:


— 1932 — четыре спектакля, среди них «Каменный гость» А. С. Пушкина;


— 1936 — два (в т. ч. «Женитьба» Н. В. Гоголя);


— 1940 — пять (в т. ч. «Лес» А. Н. Островского);


— 1947 — четыре (в т. ч. «Платон Кречет» А. Е. Корнейчука):


— 1950 — три (в т. ч. «Егор Булычев и другие» А. М. Горького);


— 1959 — два («Блудный сын» Э. Ранета и «Чудесный сплав» В. М. Киршона). Спектакль «Блудный сын» на областной декаде театрального искусства во Владимире занял первое место, а коллективу было присвоено почетное звание «Народный»;


— 1960 — четыре (в т. ч. «Барабанщица» А. Д. Салынского);


—  1961 — «Стряпуха» А. В. Софронова. Спектакль шел два года и в 1962 году был удостоен показа на Центральном телевидении (отрывок в прямой трансляции); продолжением явился спектакль «Стряпуха замужем», пользовавшийся не меньшим успехом, чем «Стряпуха».


В 1962 году в городе открывается Дворец культуры им. 1100-летия г. Мурома, где начали работать хоровой, танцевальный, цирковой коллективы; зовут сюда работать и П. Радковского. Но как оставить уже сложившийся коллектив? А во Дворце больше возможности для работы и, прежде всего, это поворотный круг сцены и ее большая глубина. Но в клубе Ленина все уже состоялось: есть великолепный работоспособный коллектив, которому по плечу любые задачи, есть звание «Народный», есть его непререкаемый авторитет. Но его режиссерская душа, всегда жаждущая всего нового, не дает ему покоя. Он ходит в ДК, ходит и смотрит — и начинает работать сразу в двух местах.


В ДК к нему приходят молодые, полные энтузиазма и задора любители, а главное, они все музыкальные. И режиссер решается на отважный шаг: с людьми без музыкального образования поставить оперетту. Он выбрал «Морской узел» Е. Э. Жарковского.


А автор оперетты, между тем, плывет на пароходе туристом, высаживается в Муроме прогуляться и поражается, увидев объявление о своей оперетте. Он заходит в зал и неожиданно попадает на репетицию, где удивляется мастерству самодеятельных актеров и живой музыке малого симфонического оркестра, сопровождающего действия оперетты. И это в каком-то маленьком Муроме!


Премьера состоялась в 1965 году и прошла триумфально, хотя задачи актеров усложнились: свою роль им надо было строить в четырех планах — драматическом, комедийном, вокальном и хореографическом. Но все справились великолепно! На областном смотре коллектив получил диплом, а режиссер стал Заслуженным работником культуры РСФСР.


Затем была искристая оперетта «Свадьба в Малиновке» Б. А. Александрова, которая муромского зрителя впечатляла гораздо больше, чем вышедший в это же время фильм.


В 1970 году Павел Петрович вновь обращается к так любимой им классике: спектаклю по пьесе А. М. Горького «Последние». Возможно, это стечение обстоятельств, возможно, перст судьбы, но спектакль с таким говорящим названием стал последним в жизни Радковского, его «лебединой песней». Он уже перенес несколько инфарктов, сказались годы войны и бои в Сталинграде, ранения, волнения за актеров, стрессы, ответственность, с которой он относился к своему делу. Не зря наука подсчитала, что нервное напряжение режиссера во время спектакля равно напряжению летчика-испытателя во время полета. Выпустив спектакль, он слег с постоянными болями в сердце. Так продолжалось три года. А спектакль продолжал жить без него, ожидающего своих актеров для рассказа об их сегодняшних удачах и промахах. Он боролся изо всех сил, но болезнь не отступала. Он умер 22 октября 1973 года, не дожив 1 месяц и 22 дня до своего 64-летия.


Профессия режиссера требует всего человека без остатка. Павел Петрович Радковский положил свою жизнь на алтарь театра, оставив после себя крепкий, спаянный работоспособный коллектив. Это люди, ставшие друг другу почти родными. Они общаются на ежегодных встречах, говоря о тех, с кем работали бок о бок на сцене и вспоминая разные курьезы. Коллектив Радковского оказал огромное прогрессивное влияние на развитие театра не только в Муроме, но и в области, через него прошли десятки людей, составив его славу. Сам же режиссер каждого из них пропустил через свое сердце, наделив тем умением, которым актер потом блистал на сцене.


Те семьдесят с лишним спектаклей и сорок два года, когда гремело имя Павла Петровича, мы сегодня с полным правом называем «эрой Радковского». 14 декабря 2009 года в день его столетия на клубе им. Ленина была открыта мемориальная доска с именем, что получило горячий отклик в сердцах муромцев-любителей театра и актеров-радковцев. Муромские СМИ печатали их воспоминания, а телевидение «Муромский меридиан» совместно с активом радковцев и музеем культуры выпустило шесть передач и диск по ним под общим названием «Эра Радковского». Авторы видели, что все это не только всколыхнуло память знавших Павла Петровича, но и познакомило многих молодых муромлян с творчеством этого замечательного человека.


← Назад | Вперед →