Вверх

Смирнов Ю. М. Из истории региональных исследований в Муромском историко-художественном музее (1990-е — начало 2000-х гг.)


Сегодняшние границы Муромского района определены 17 августа 1944 года, когда была сформирована Владимирская область, в которую и вошел Муром1, в очередной раз поменяв административное подчинение. В основу территориально-административного размежевания была положена экономическая целесообразность — такая, какой ее видело правительство страны в конце войны2. В результате деления часть земель по правобережью Оки, в течение многих веков входившая в область влияния Мурома, оказалась переданной в Горьковскую область. Таким образом были административно нарушены исторически сложившиеся хозяйственные и культурные связи Муромского края. Это, конечно, повлекло за собой усложнение и без того довольно запутанного изучения истории региона. Многократное переподчинение Мурома3, за тысячу лет превратившегося из столицы княжества в уездный город, привело к тому, что его история изучалась фрагментарно, как правило, в контексте истории других регионов, где ему уделялось незначительное внимание. В лучшем случае, это были упоминания4; в норме — полное игнорирование5. Едва ли стоит заострять внимание на том, что в годы советской власти систематических профессиональных исследований по истории Мурома практически не велось; по разным причинам ею занимались местные краеведы-любители со всеми вытекающими отсюда последствиями: недостаточной репрезентативностью работ, слабой источниковедческой базой, несовершенным легендированием, отсутствием научного аппарата, идеологизированностью. Уровень их публикаций, осуществлявшихся, как правило, в городской периодической печати или местных многотиражках, значительно уступал основательности работ дореволюционных краеведов.


Тенденция к тематическому изучению муромской истории наметилась в самом конце восьмидесятых годов прошлого века. Прежде всего, здесь следует отметить несколько десятков статей о муромских святынях О. А. Суховой, вылившихся в опубликованную монографию «Иконы Мурома»6 (к работе над ней были привлечены и другие сотрудники музея) и две подготовленные к публикации книги. Тема муромских святынь в это время оказалась изученной наиболее полно. Исследования Т. Б. Купряшиной были связаны с жизнью и деятельностью А. С. и П. С. Уваровых, заложивших основы российской археологии7. В. Я. Чернышев занимался изучением купеческого Мурома8, а Е. И. Сазонова — быта горожан XIX в9. Тогда же стали появляться и работы сотрудников музея, в которых рас­сматривалась история музея и формирования музейных коллекций10. Первой, и пока единственной, попыткой изложения целостной истории города и округи является написанная в 2001 году коллективом музейных сотрудников по заказу Управления образования «История Мурома и Муромского края с древнейших времен до конца двадцатого века»11. Главной трудностью при работе над этим учебным пособием была лакунарность имевшихся в распоряжении авторов исследований и невозможность работы с архивными материалами, т. к. они хранятся в архивах других городов — Москвы, Санкт-Петербурга, Владимира, Нижнего Новгорода и др.


В 1995 году, после значительного перерыва, музеем была проведена этнографическая экспедиция. Эта экспедиция отличалась от тех, что проводились в музее в прежние времена. В ранние годы работы музея основное внимание обращалось на архео­логические разведки. Поскольку проводивший их И. Богатов, долгое время работавший директором музея, страстный археолог-любитель, открытого листа не имел, то вместе с детьми из археологического кружка он проводил визуальное обследование местности, собирал подъемный материал, фиксировал обнаруженные памятники. В семидесятые годы, когда музей был филиалом Владимиро-Суздальского музея заповедника, проводились совместные закупочные экспедиции, но, по воспоминаниям сотрудников, заинтересованность в них муромских музейщиков была невелика. Так что проведенная в 1995 году поездка стала, по сути, первой полномасштабной закупочно-этнографической экспедицией музея. Работали по левобережью р. Оки, за пределами современного Муромского района, т. к. решили повторить маршрут экспедиции Г. Масловой, работавшей здесь в двадцатые годы.12


В последующие годы трудности с финансированием заставили искать новые формы организации экспедиций. В 1998 году на правах постоянно действующей экспедиции и обучающего органа при музее был создан Детско-юношеский научный краеведческий центр (ДЮНКЦ), концепция которого на несколько лет определила полевые исследования. В условиях провинциального города с ограниченным доступом детей и юношества к гуманитарной научной информации создание ДЮНКЦ позволило значительной группе учащихся приобщиться к современным проблемам гуманитарных наук, а также экологии и социального проектирования.


Центр ставил перед собой следующие цели: приобщение детей и молодежи к археологической, этнографической и охранно-экологической работе, сбору вещевых коллекций и фактического материала, камеральной и научной обработке музейных предметов; получение начальной профессиональной подготовки по ряду гуманитарных дисциплин (история, археология, этнография, фольклор, краеведение, музееведение, библиотековедение, архивоведение и т. п.); освоение навыков научно-исследовательской работы (написание рефератов, докладов, статей, участие в научно-практических семинарах и конференциях); патриотическое воспитание; привлечение студентов и учащихся на археологические раскопки и в этнографические экспедиции в период летних каникул; обеспечение комплектования коллекций МИХМ; приобретение навыков жизни в полевых условиях и освоения некоторых приемов и методов выживания в экстремальных условиях; разработка и освоение историко- и эколого-туристических маршрутов. Таким образом, ДЮНКЦ предполагал проведение в регионе полного цикла профильной исследовательской деятельности — от полевых изысканий до юношеских научных конференций и подготовки научно-популярных изданий. Под осуществление проекта музей получил свой первый грант — грант Президента Российской федерации.


На время учебного года музейным сотрудникам пришлось переквалифицироваться в преподавателей и методистов, а летом 1999 года восемь членов ДЮНКЦ вошли в состав закупочно-этнографической экспедиции. В круг своих интересов экспедиция включала сбор музейных предметов и проведение фольклорно-этнографических исследований. Экспедиция продолжила работу по маршрутам Г. Масловой, но теперь уже на правом берегу Оки и опять же на территории, ныне не входящей в состав Муромского района. Неожиданно оказалось, что участие школьников в работе экспедиции приносит неоспоримые преимущества: местные жители охотнее идут на контакт, с удовольствием отвечают на вопросы и гораздо охотнее расстаются с вещами, которые заинтересовали музейщиков, причем, очень часто даже категорически отказываются брать за них деньги. В результате коллекции музея значительно пополнились, а также был собран интересный фактический материал13.


В том же году по инициативе Муромского историко-художественного музея было создано Региональное отделение Ассоциации музеев России «Музеи Нижней Оки», объединившее провинциальные музеи Владимирской, Ивановской, Нижегородской и Рязанской областей — городов Ардатова, Арзамаса, Вязников, Выксы, Гороховца, Касимова, Коврова, Кулебак, Навашина, Мурома, Павлова, Сарова, Шуи. Важной особенностью РО АМР «Музеи Нижней Оки» являлась его привязанность не к административному региону, а к культурному пространству, включающему смежные территории, входящие сейчас в несколько областей, но имеющие традиционные исторические, культурные и экономические связи. Деятельность Содружества должна способствовать сохранению и развитию культурно-исторической целостности этой территории. Эта целостность рассматривается, в частности, как общее информационное поле культуры и науки, научных и образовательных контактов, общее поле изучения и сохранения объектов наследия и связанной с ними культурно-исторической среды. Условная страна Содружества получила название Окландия, обзавелась собственным «правительством», территориальными картами, а, главное, музеи получили возможность совместного действия в рамках исторически сложившегося культурного региона. Сам процесс объединения был достаточно трудоемким, однако его преимущества сказались сразу же, подтвердив девиз Содружества: «Врозь — осколки, вместе — сокровищница».


Уже летом 2000 года был получен следующий грант Президента Р. Ф. на проведение Детской научной школы-лагеря «Три кита». По сравнению с предыдущими экспедициями, деятельность лагеря была расширена и количественно, и по направлениям работы. Проект осуществлялся на территории Муромского района, но в нем уже принимали участие и сотрудники музея «Саровская пустынь» вместе с группой школьников. Базировались в лагере отдыха «Ясный». Всего работало 47 детей и 18 музейных работников и специалистов. «Китами» были три основных направления работы: этнография, археология и туризм (под туризмом понималось обучение детей навыкам жизни в полевых условиях и поведения в экстремальных ситуациях). За лагерную смену рабочие группы проходили ротацию, в результате чего каждая группа поработала на этнографических маршрутах, на археологических раскопках и разведках, пожила в полевом палаточном лагере. Собранный материал поступил в Муромский музей.


Проект следующего — 2001 года — получил грантовую поддержку на Пермской ярмарке социальных проектов Приволжского федерального округа. Участие в ярмарке стало возможным именно благодаря сотрудничеству Муромского музея с музеями ПФО. По условиям ярмарки проект был осуществлен на территории Навашинского района Нижегородской области, где базой стал оздоровительный центр «Озеро Свято». Кроме школьников из Мурома и Сарова, уже знакомых с экспедиционной работой, в лагере собрались школьники из населенных пунктов Нижегородчины. Персонал проекта из 37 человек занимался с 325 детьми. Поскольку с осени 2000 г. к проекту подключилась детская лаборатория «Экокультура» (г. Муром), направления работы расширились за счет экологической составляющей. Сложились следующие специализации, каждая из которых состояла из нескольких частей: археология (поисковая и экспериментальная — оружейная мастерская), этнография (полевая и экспериментальная — гончарная мастерская), экология (охрана биологического разнообразия природного комплекса оз. Свято, игровая экология, экологический туризм). Кроме этого, было организовано музейное направление — все находки поступали в полевой музей, проходили камеральную обработку, после чего использовались в построении экспозиции, — а также направление по использованию компьютерных технологий в музейном деле. В день перед выездом в лагерь администрация Навашинского района уведомила участников проекта, что детей будет больше, чем запланировано, поэтому срочно пришлось ввести еще одно направление — театр фольклора. В таком виде проект получил название «Под защитой детства».


Основные трудности в работе были связаны с организацией взаимодействия с системой оздоровительного центра. Удивление вызывала заорганизованность, палочная дисциплина, командные методы общения с детьми, рутинность мероприятий, царящих в лагере. Несмотря на все просьбы сократить запланированную лагерную программу, руководство лагеря не захотело переориентировать ее на научную деятельность, тогда как вожатые проявляли большую заинтересованность в столь необычной для них работе.


Проект «Под защитой детства — 2», представленный на Саратовскую ярмарку социальных проектов и получивший там поддержку, представлял собой, по сути, уже апробированную модель. Проходил он летом 2002 года в лагере «Водопрь» Арзамасского района Нижегородской области. Главным его отличием было то, что в работе проекта принимали участие специально отобранные дети со всего Приволжского федерального округа (105 человек). Некоторые из ребят, прошедшие предыдущие экспедиции, но выросшие из «лагерного» возраста, были включены в проект волонтерами. Основными направлениями работы оставались полевая и экспериментальная археология, полевая и экспериментальная этнография. Археологам в этом сезоне удалось поработать на полномерном раскопе мордовских средневековых могильников. Кроме этого, одна группа из экспедиционных сборов создавала музей реальный, а вторая — виртуальный, в Интернете. Для желающих проводились занятия по палеоастрономии. Туристическую подготовку проходили все. Археологи-экспериментаторы (оружейники) в процессе работы готовили снаряжение для следующего проекта — «Музейный экотранзит», который так же был поддержан на Саратовской ярмарке и проходил сразу после окончания лагерной смены.


Проект представлял собой ролевую игру — экспедицию на специально построенной копии древнерусской ладьи по маршруту Муром — Нижний Новгород. Научная проблематика экспедиции заключалась в реконструкции взаимоотношений общество — природа X-XI веков и сравнении ее с современной системой аналогичных отношений. В проекте принимали участие музейные сотрудники и школьники из Мурома, Арзамаса, Выксы, Павлова, Сарова. Команда ладьи была одета в специально изготовленную одежду a’la X век и вооружена реконструированным оружием того же времени. Параллельно движению ладьи по берегу реки шел автобус с другими членами экспедиции, которые проводили этнографические исследования побережья. На протяжении всего маршрута проводились экологические акции. Во время проведения одной из таких акций — уборки территории на озере Кусторке Павловского района — была обнаружена дюнная стоянка эпохи неолита, а этнографы привезли из села Мещеры подаренные местным жителем А. Н. Герасимовым серебряные монеты XVI века, которые он хранил с 1940 года. Попали они к нему чудесным образом: упали с неба вместе с дождем.


Дальнейшее развитие проектов предполагало, что в 2003 году будет несколько подобных лагерей на территории Нижегородской области, а сам проект превратится в движение «Под защитой детства». Поскольку в таком виде проект требовал огромной административной работы, обеспеченной полномочиями, одному музейному сообществу он был не по силам. Поэтому подготовленный и написанный сотрудниками Муромского музея проект был подан на Нижегородскую ярмарку социальных проектов от администрации полномочного представителя Президента в ПФО. Проект получил грантовую поддержку, но нас, несмотря на все предыдущие заверения, участвовать в нем не пригласили.


Таким образом, в условиях полного отсутствия бюджетного финансирования исследовательской работы, Муромскому музею удалось создать структуры, которые не только позволили проводить исследования, но и попутно способствовать решению важных социальных задач, связанных с организацией познавательной деятельности и активного летнего отдыха детей и молодежи. Выработанная модель весьма мобильна, при необходимости может быть дополнена или сокращена и, что весьма существенно, может «с колес» работать на любой территории. В отличие от школьных моделей краеведения, ставка делается не на усвоение какой-то суммы фактов по истории края, а на развитие навыков профессиональной работы, поиск этих фактов и их дальнейшую обработку. Кроме того, одним из результатов проекта можно считать то, что Муромский музей и ряд других музеев Содружества получили оргтехнику, экспедиционное оборудование, приобрели огромный опыт и пополнили свои коллекции. Достаточно сказать, что в начале восьмидесятых годов в фондах Муромского музея было всего два вышитых полотенца. Сегодня их около двухсот.


Еще одним важным механизмом, не только активизирующим работу местных историков, но и позволяющим привлечь к муромской истории квалифицированных исследователей из других регионов, является проведение научной конференции «Уваровские чтения»14. Конференция проводится с 1990 года в память о создателе Императорского археологического общества графе А. С. Уварове и его жене П. С. Уваровой, ставшей председателем общества после смерти мужа. Их имение Карачарово сейчас находится в черте Мурома. Именно в этом имении А. С. Уваров нашел первую в средней России палеолитическую стоянку. Как и археологические съезды, проводившиеся Уваровыми, «Уваровские чтения» проходят раз в три года. Для каждой конференции определяется тема, проблематика которой по тем или иным причинам интересна для изучения истории Мурома. Таким образом, на каждой конференции не только пополняется база исследовательских данных, но и выявляется контекст, позволяющий определить место локальной истории Мурома в общеисторическом процессе.15 Конференция, имеющая официальный статус конференции муниципального музея, стала по сути международной: Шестые Увровские чтения, проходившие в 2005 году, собрали более ста ученых из семи стран.




1 Ведомости Верховного Совета СССР. — 1944. — 17 авг. — С. 4.


2 Брыкин В. А. Реорганизация административно-территориального деления РСФСР в 1944 году на примере Горьковской, Ивановской и Владимирской областей // Уваровские чтения — VI. — Муром, 2006. — С. 464−465.


3 См. об этом: Большакова Н. В. Церковное строительство Ивана Грозного по пути следования его войска в Казань в 1547—1552 гг. // Уваровские чтения — V. — Муром, 2003; Смирнов Ю. М. «Русский» Муром: Очерк этнодемографических контактов за тысячу лет // Этнодемографические процессы на Севере Евразии. — Москва-Сыктывкар, 2005. — С. 87.


4 См., например: История Владимирского края. Учебное пособие для школ. — Владимир, 2001. — С. 8, 12, 15, 16, 18; Родина М. Е. Международные связи Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. (по материалам Ростова, Суздаля, Владимира и их округи). Историко-археологические очерки. — Владимир, 2004.


5 Например, Мазур А. А. Русский город XI-XVIII вв. Владимирская земля. — М., 2006. То, что Муром в этой работе не упоминается, вполне объяснимо: официально он вошел в состав Владимирской земли только в XVIII в.


6 Сухова О. А. и др. Иконы Мурома. — М., 2004.


7 Купряшина Т. Б. Родословное древо Уваровых // Уваровские чтения. — Муром, 1990; она же. Усадьба Уваровых в Карачарове // Архитектура и строительство России. — 1991. — № 2. — С. 12−13; она же. Коллекция из имения А. С. и П. С. Уваровых Карачарово в Муроме // Очерки истории русской и советской археологии. — М., 1991; она же. Фамильные портреты // Муромский сборник. — Муром, 1993. — С. 101−108; она же. Атрибуция фамильных портретов из Карачарова // Уваровские чтения — II. — М., 1994.


8 Чернышев В. Я. Московская улица. Прогулки по Мурому (Социоэкономическая история XVII — начала XX вв.) — Муром, 2005.


9 Сазонова Е. И. Дом и усадьба жителя города Мурома в XIX в. // Уваровские чтения — V. — Муром, 2003. — С. 202−208.


10 Муромский историко-художественный музей. Путеводитель / Сост. Т. Б. Купряшина. — М., 2003; Купряшина Т. Б. Хроника Муромского историко-художественного музея: 1989−1994 // Музеи Верхней Волги: Проблемы, исследования, публикации. — Ярославль, 1997. — С. 313−318; Лукина О. А. От советского музея к историко-художественному (Муромский музей: взгляд изнутри) // Музеи Верхней Волги: Проблемы, исследования, публикации. — Ярославль, 1997. — С. 40−45; Субботина Е. А. Дети в музее (из опыта работы Муромского музея) // Музеи Верхней Волги. — Ярославль, 1997. — С. 50 — 62; Сухова О. А. Коллекция графов Уваровых из Карачарова как основа собрания Муромского историко-художественного музея // Уваровские чтения. — Муром, 1990; она же. Этнографическая коллекция И. С. Куликова в собрании Муромского музея: история и судьба // Музеи Верхней Волги. — Ярославль, 1997. 328 с. — С. 63−86; Смирнов Ю. М. Муромский историко-художественный музей // Художественные музеи России. Справочник-указатель. — СПб., 1999. — С. 133−135; он же. Интеллигенция, революция, музей (страницы муромской истории) // Рождественские чтения. — Ковров, 2006.


11 История Мурома и Муромского края с древнейших времен до конца двадцатого века. Учебное пособие / Под ред. Ю. Смирнова. — Муром, 2001.


12 См.: Уколова М. Г. Этнографическая экспедиция Г. С. Масловой (к вопросу о традиционном костюме Муромского уезда) // Рождественские чтения. — Ковров, 1995. — Вып. II. — С. 109−112.


13 Смирнов Ю. М. Муромский историко-художественный музей: экспедиция 99 // Вестник Ассоциации музеев России. — Вып. 4, осень 1999. — Приложение. — С. 52.


14 См., например: Смирнов Ю. М. Муромский историко-художественный музей // Вестник Ассоциации музеев России. — Вып. 3, лето 1999. — Приложение. — С. 41−42.


15 Уваровские чтения. Тезисы докладов. — Муром, 1990; Уваровские чтения — II. Муром, 21−23 апреля 1993 г. — М., 1994; Уваровские чтения — III. Русский православный монастырь как явление культуры: история и современность / Материалы научной конференции, посвященной 900-летию муромского Спасо-Преображенского монастыря. Муром, 17−19 апреля 1996 г. — Муром, 2001; Уваровские чтения — IV. Богатырский мир: эпос, миф, история. Муром, 14−16 апреля 1999 г. — Муром, 2003; Уваровские чтения — V. Материалы научной конференции, посвященной 1140-летию г. Мурома. Муром, 14−16 мая 2002 г. — Муром, 2003; Уваровские чтения — VI. Граница и пограничье в истории и культуре. Муром, 16−18 мая 2005 г. — Муром, 2006.


← Назад | Вперед →