Вверх

Глущенко Л. И. Быт и досуг детей и молодежи в предвоенные годы и годы ВОВ в Муроме и Муромском районе


Преобразования, проводимые советской властью в предвоенные годы, затронули все стороны жизни страны, начиная с промышленности, сельского хозяйства, образования, социальной сферы и кончая повседневностью и бытом взрослых и детей. Предпринятая большевиками работа по тотальной перестройке общества и общественного сознания в соответствии с коммунистической доктриной не могла не затронуть и подрастающие поколения1. Культура свободного времени, взятая под идеологический контроль, также была прочной составной частью сталинского режима. Приметой эпохи стала установка на массовые формы отдыха2, что в особенности касалось детей и молодежи.

Материалом для написания статьи послужили публикации в местной периодической печати за 1936−1945 годы и данные опросов жителей, чье детство пришлось на предвоенный и военный период.

В связи с Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 года, которое в числе прочего запрещало аборты3, стала увеличиваться рождаемость. В Муроме среднемесячная рождаемость за первую половину 1937 года достигла 150 человек, а в предыдущем году на свет появлялось всего 78 малышей. Аналогичная ситуация наблюдалась и в сельской местности. Например, «если в Подболотне с 1 января по 1 июня в 1936 году родилось 19 ребят, то за этот же период 1937 года мы имеем уже 28 человек»4. Увеличивалось и количество дошкольных учреждений. «На сегодняшний день 642 малыша находятся в детских яслях города… правда этого мало, т. к. потребность вдвое больше», — писала газета в 1937 году5. На 1 января 1941 г. в городе насчитывалось 17 детсадов, 7 яслей и 6 детплощадок. В районе, кроме постоянных яслей и детплощадок, летом 1940 года работало 97 сезонных детяслей, которыми обслужено 3743 ребенка6. В 1939 году в СССР было введено всеобщее обучение: в городах работали десятилетние средние школы, в селах семилетние неполные средние школы7.

Жизнь детей и подростков Мурома предвоенных лет мало отличалась от жизни советских детей в других провинциальных городах центральной части России. Значительная часть времени уходила на посещение общественных образовательных учреждений (школы, детсады), приготовление домашних заданий, работу по дому, сон, меньшая оставалась на досуг. В идеале детский досуг, по мнению местного «теоретика» воспитания — «лектора тов. Михайловой» — выглядел так: «Прежде всего надо воспитывать детей в духе коммунизма, чтобы росли они физически крепкими, выносливыми, стали образованными, культурными детьми… Надо разрешать (Sic! Здесь и далее курсив мой. — Л. Г.) детям пользоваться санками, коньками, лыжами. Летом играть в лапту, крокет, городки и др. игры. Посещать кино, театр, Дом пионеров, причем достаточно сходить в театр 2−3 раза в месяц… Приучать детей к культурному отдыху необходимо. Хорошо видеть, когда группа детей играет в снежки. Но иногда этот вид отдыха проходит по-другому. Расшалившись, дети теряют чувство меры, начинают снежками бросать в прохожих, в автомобили, в возчиков. Хорошо, когда наши подростки гуляют парами по тротуарам, развивая в себе чувство товарищества… Родителям надо знать, где и как проводят свой досуг их дети, соблюдают ли они навыки культурного отдыха… Хорошо, когда родители ежедневно 1,5−2 часа найдут времени для бесед с ними… В выходные дни семья должна найти время, чтобы почитать вслух книгу, обменяться мнениями о прочитанном или прослушать лучшее из радиопередач… дети любят ходить в кино, музей, на прогулку по улице с родителями. Это удовольствие необходимо предоставить нашему подрастающему поколению»8. Свои рекомендации она изложила на занятии родительского университета в учительском институте, где присутствовало сто человек. Подобные занятия и родительские конференции проходили регулярно, в частности, в городском театре9.

В Муроме, что соответствовало установке партии и правительства, в числе культурно-досуговых учреждений развивалась библиотечная сеть. К 1937 году работало 48 библиотек, в том числе 21 школьная10. Статистика гласила: «За 1940 год в детской библиотеке было выдано читателям 78 тыс. книг. Проведено 76 бесед, 99 громких читок, было организовано 15 книжных выставок, сделано 14 альбомов из газетных и журнальных вырезок. В библиотеке насчитывалось 7.536 книг, выпускалась стенная газета»11. В школьных библиотеках насчитывалось 19 925 экземпляров, что, однако, составляло не более 1-й книги на учащегося12. В конце 1936 года в Муроме открыли Дом художественного воспитания детей, «куда со всех концов города сходятся школьники проводить вечерние часы досуга… 144 человека охвачено кружковой работой» в хоровом, драматическом, художественном, музыкальном и др. кружках13. Но и там не все было гладко: не хватало квалифицированных руководителей, мало уюта, недостаточно настольных игр, в драмкружке отсутствовала литература, не хватало мебели для занятий14.

В краеведческом музее тоже были организованы кружки для детей: художественный, фотографический и юннатский, которые затем слились в один — «Кружок друзей музея»15. Там же во время каникул показывали детские диапозитивы (сказки про животных, зоопарк, бронепоезд и т. д.). Однако И. Богатов в 1937 году сетовал, что «почему-то младше 4 класса посещают музей слабо. За 6 дней каникул было только 5 экскурсий школьников»16. Вероятно, пропаганда музея среди школьников велась весьма активно, поскольку уже в зимние каникулы 1939 года музей организовал «широкое обслуживание школьников и пионеров экскурсиями и показом диапозитивов на различные темы. За первую половину каникул посетило 42 экскурсии школьников города и района. Охвачено 1000 человек. Ребята познакомились с такими тематическими материалами, как «Знатные люди района», «20 лет ВЛКСМ», «Муром в прошлом»» и т. д.17 Надо сказать, что Муромский краеведческий музей был весьма популярен. К концу 1930-х годов при населении города около 40 тыс. человек посещаемость музея составляла более 63,5 тыс. человек в год. Экскурсионным обслуживанием были охвачены 20 461 человек или 50% всех посетителей. В числе посетивших за 8 мес. музей: взрослых — 14 702, учащихся 21 06918. С одной стороны, это, конечно, свидетельствовало об активной просветительской позиции музея, с другой — об ограниченности досуговых возможностей в городе.

Наиболее доступной, а, следовательно, и массовой формой досуга являлся кинематограф. В Муроме детвора, как и взрослые, охотно посещала кинотеатр «Унион», который подчинялся Горьковскому управлению кинофикации. Ежедневно в нем проходил детский киносеанс19. Заведующий кинотеатром тов. Материков сообщал, что «ребята кино любят… Я не помню ни одного дня, чтобы на детских киносеансах было хотя бы одно свободное место. За январь детские киносеансы посетило 6223 человека. Больше трех тысяч посетило за первую половину февраля (1937 года. — Л. Г.). Плохо лишь с подбором кинокартин…»20

Во время каникул в «Унионе» проводили разные акции для детей, например, детский кинофестиваль в январе 1937 года. На нем школьникам города и района были продемонстрированы фильмы «Цирк», «Партбилет», «Дубровский», «Чудесный корабль». Судя по сообщению, что было обслужено 950 отличников учебы городских и сельских школ, билет на фестиваль являлся формой поощрения для успевающих учеников. Перед сеансами был организован показ художественной самодеятельности пионерских отрядов, а после просмотра фильмов устраивалось их обсуждение21. С 8 по 11 января 1941 г. для детей демонстрировался сборный кинофильм «Мультипликационные»22. Кстати, на вечерние сеансы дети до 15-ти летнего возраста не допускались23.

С 30 января 1941 года «цены на кинобилеты детскому зрителю до 16 лет вводятся по всей ведомственной, профсоюзной и государственной сети в городе 75 коп., в сельской местности — 50 коп.»24. Средняя зарплата по стране в 1940 году составляла 339 руб., на которые можно было купить 665 кг картошки. Так что билет на сеанс в сельской местности стоил как один, а в городе — чуть меньше полутора килограммов картофеля25.

Фильмы о русских полководцах стали частью патриотического воспитания. Например, газета «Муромский рабочий» от 30 марта 1941 года сообщает: «Картину «Суворов» про­смотрело 9302 человека. Ежедневно в кинотеатре «Унион» было по 4 сеанса и все переполнены. С 19 по 27 марта включительно картину «Суворов» просмотрело: взрослых — 6439 чел., пионеров и школьников — 2863 чел.»26. Любимые фильмы просматривались многократно.

Один из респондентов вспоминал, что, когда он был еще ребенком 7−10 лет, первым бежал смотреть фильм. К ним в деревню Подболотня до войны приезжала киноустановка, на воротах дома около магазина натягивали белую простыню и показывали кинокартины. Собиралась вся деревня. Чаще всего показывали фильм «Чапаев»27.

Накануне войны в кинотеатрах, на кинопередвижках, а также в городских и сельских клубах показывали оборонные кинокартины. Так, «в ознаменовании 23-й годовщины Красной Армии Муромское отделение «Главкинопрокат» и районное управление кинофикации организует месячник показа оборонных кинокартин по темам:

а) «Красная Армия и Военно-Морской Флот в борьбе за социалистическую Родину, за освобождение братских народов»,

б) «Защита Отечества — долг каждого гражданина СССР»,

в) «Социалистическое переустройство нашей Родины»
и предлагает посмотреть следующие кинокартины: «Чапаев», «День нового мира», «Победа», «Линия Маннергейма», «Тимур и его команда» и другие»28. А 21, 22, 23 февраля перед началом киносеансов проводили беседы, доклады и лекции на оборонные темы29.

Школьники изучали жизнь и деятельность Сталина. Собирали рисунки, фотографии, вырезки из газет и журналов, стихи и рассказы об Иосифе Виссарионовиче. Из всего этого составляли альбомы и оформляли уголок Сталина. «В каждой школе в пионерских комнатах надо создать уголки Сталина», — писал в местной газете старший пионервожатый 13-й школы30, а в 16-й школе на пионерском сборе отряда им. Ворошилова «дети рассказывали отдельные эпизоды из юности вождя, о его школьных годах… Потом звучали песни о Сталине»31. Январские выпуски газет 1937−1941 гг. пестрят заголовками о том, как весело школьники проводят свои каникулы в городе и районе: в школах устраиваются новогодние елки и балы-маскарады32. Но ни один детский новогодний праздник не обходился без чтения стихов о Сталине — лучшем друге детей — или пения песен о нем: «О детстве счастливом, что дали нам, веселая песня, звени! Спасибо великому Сталину за наши чудесные дни!»33

Летом праздники для детей устраивали в Окском парке34, на стадионе «Локомотив»35. Как правило, для младших и старших классов они проводились отдельно. Состояли они из номеров художественной самодеятельности, массовых игр, аттракционов, спортивных состязаний36.

Руководство страны понимало, что война неизбежна, поэтому уделяло большое внимание развитию спортивного досуга. Проводились различные военно-спортивные соревнования, соревнования по лыжам, конькам, стрельбе37. Массовым явлением стала подготовка так называемых «значкистов» — ГТО («Готов к труду и обороне»), членов массовой добровольной общественной организации «Осоавиахим» («Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству») и других38. Школьники помладше сдавали нормы на значок БГТО («Будь готов к труду и обороне»). Газета 1937 года сообщала, что дети школьного возраста имеют 722 таких значка, а в прошлом году его получили 502 человека39. 185 человек сдало нормы на значок ПВХО (противовоздушная и химическая оборона), 81 человек сдал нормы на значок «Будь готов к санитарной обороне», 21 — на значок «Готов к санитарной обороне». Пионеры 7-х и 8-х классов готовятся к сдаче на третий значок40, по линии «Осоавиахима» подготовлено 12 ворошиловских стрелков 1-й ступени, в их числе 10 комсомольцев. 150 учащихся имеют значки «Будь готов к ПВХО»41. В период подготовки к Первому мая пионеры 13-й средней школы научились пользоваться противогазом.

В апреле 1941 года Горьковская областная детская экскурсионно-туристическая станция облоно и газета «Клич пионеров» в ознаменовании 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции объявили о проведении туристической экспедиции пионеров и школьников по изучению своего колхоза, села, района и области. Участие в экспедиции могли принять все пионеры и школьники, начиная с 5-го класса42. Понятно, что организаторы этого мероприятия решали не только образовательные, но и задачи военно-спортивного воспитания, поскольку, участвуя в походах и экскурсиях, ребята закаляли свое здоровье, волю, развивали ловкость, наблюдательность, знакомились с историей, социалистическим строительством и природными богатствами своего района, приобретали оборонные навыки (топография, походная жизнь и т. д.)43. Вот как описывает свой поход ученица 7-го класса 9-й неполной средней школы: «3 мая в 9 часов утра ученики под руководством учителя А. А. Вагина собрались на экскурсию в Ковардицкий лес. Шли весело, любовались природой… А вот и лес. Отдохнули немного и отправились вглубь леса. Рассматривали деревья, лишайники, мхи, первые растения… Затем сели около своего руководителя, послушать его рассказ о борьбе с разными суевериями…»44

Развивая промышленность и сельское хозяйство, руководители страны старались, чтобы взрослое население максимально отдавалось работе; именно на освобождение родителей для общественного производства была направлена организация общественного дошкольного и школьного воспитания и работа внешкольных учреждений, а летом — организация пионерских лагерей. Таким образом родители частично освобождались от заботы о своих чадах, а государство к тому же имело возможность контролировать процесс идеологического воспитания детей.

В конце 30-х годов многие предприятия города выделяют средства на строительство пионерских лагерей близ Мурома. Так, «партийный комитет паровозоремонтного завода решил, что в 1937 году пионерские лагеря будут построены в Подболотском лесу, недалеко от реки Илевны. На постройку лагерей отпускается 70 тыс. руб., в них будут отдыхать 200 пионеров — детей рабочих и служащих завода»45.

В 1930—1940-х годах в основе воспитательной работы в лагерях лежала идеологическая направленность. События, которые переживала страна в этот период, находили отражение в отрядных и лагерных мероприятиях: это героика строительных будней, война с Финляндией, рекордные дальние перелеты советских летчиков, освоение Северного Ледовитого океана и завоевание Северного полюса, новые научные и технические открытия, достижения в области литературы, искусства, спорта и т. п.46

По сути дела на самостоятельный досуг у школьников оставалось совсем немного времени. И тратилось оно в основном на игру: на улице — в «догонялки», «жмурки», мяч, городки47. Газетные фотографии 1937 года рассказывают об играх с песком, в шашки, рыбку, качании на качелях, а зимой, чаще всего в каникулы, катании на санках «Поезд», на лыжах, на коньках (Ил. 2).

В распоряжении деревенских детей было значительно меньше культурно-досуговых учреждений, чем у городских. Культурным центром на селе была либо изба-читальня, либо клуб, который зачастую располагался в бывшей церкви, как, например, в деревнях Репино, Лазарево. В «культурный очаг» ходили не только смотреть фильмы, читать газеты и книги; там же устраивали концерты для сельчан. «В колхозном клубе под рук. пионер-вожатой тов. Сорокиной Т. и заведующего школой тов. Лавровым был проведен пионерский самодеятельный вечер. Ученица 4-го класса… декламировала стихотворение «Баллада о человеке, который молчал»… Хорошо были проведены коллективные танцы и индивидуальные пляски. Внимательно смотрели самодеятельность пионеров пожилые колхозники, колхозницы и молодежь», — писала газета про ефановских пионеров48. Во время зимних каникул дети спешили на застывшие речку или пруд. «Как только ребят Петраковской школы отпустили на зимние каникулы, они, под рук. вожатого Поликарпова, с веселым криком побежали на пруд расчищать каток… Все каникулы школьники проводили весело и интересно: катались на санках, на коньках, играли в военные игры», — писала газета49.

Однако детям в деревне беззаботных дней выпадало гораздо меньше, чем в городе. Деревенским приходилось помогать родителям не только по хозяйству на собственном огороде, но и на колхозных полях и фермах. Например, «пионерский отряд д. Битюково взял шефство над молодняком колхозной фермы. Пионеры взяли обязательство сохранить весь молодняк, рождения этого года. Сейчас зоотехник тов. Башаров проводит с пионерами беседы об уходе за телятами и жеребятами. Общее собрание пионерского отряда вызвало Борисглебский пионеротряд на соревнование по уходу и сохранению молодняка»50. Информант из деревни Репино рассказывал: «Играть было некогда. Мать работала ткачихой. Половики ткала. Меня заставляла теребить паклю, отходы от пакли… Дояркам помогали — возили мерзлый навоз на салазках в поле»51. Ему вторила жительница той же деревни: «Играли… не помню, чтоб играли. Вот грядки копали, на поле матери помогали, серпом жали»52.

Как и в городе, культурно-массовая работа деревенской молодежи в предвоенные годы строилась в контексте политико-пропагандистских установок. Не случайно поздняковская молодежь вечер, посвященный 23-й годовщине Красной Армии, провела так: «Сначала члены в кандидаты партии, комсомольцы, учителя, бригадиры и весь актив села прослушали доклад тов. Крыгина П. А. о боевых заслугах и великих победах нашей любимой и могучей Красной Армии. После доклада все выстроились у клуба в два отряда — пешие и лыжники. Пешие боевым строем с военными песнями прошли по улице села. А лыжники, в количестве 40 чел., под командованием т. Богатова М. Д. тронулись в поход до деревни Ефаново… Пройдя 10 км за 1 ч. 20 мин., отряд лыжников прибыл в Ефаново. Ефановская молодежь горячо встретила участников похода. В клубе заиграли три гармошки. Начались танцы, пляски. Поздняковские девушки, несмотря на 10 километровый поход, весело танцевали. В 12 часов ночи поздняковцы двинулись на лыжах обратно»53.

Все культурные мероприятия, проводимые в городе и деревне, были нацелены, прежде всего, на патриотическое воспитание молодежи, на поддержание в народе боевого духа.

С началом Великой Отечественной войны формы и содержание массового досуга, судя по газетным публикациям, претерпели не слишком большие изменения. Однако теперь главное место во временном измерении у людей в тылу занимала трудовая деятельность. Экстремальная ситуация в стране заставляла взрослых работать так, что свободного времени почти не оставалось. Для выполнения заказов фронта трудились и подростки. Часть досуга также стали занимать всякого рода общественные мероприятия, направленные на поддержку фронта: сбор и изготовление подарков для бойцов, шефство над госпиталями, работа на колхозных полях и проч.

Степень вовлеченности в производственную деятельность была разной. У сельских подростков и молодежи она становилась неизбежной реальностью с 12−13 лет, поскольку мужчин призывного возраста отправляли на фронт. Один из информантов рассказывал: «Отец ушел на фронт, мать работала на конном дворе. Я ей помогал, на быке подвозил всякое, что надо. В 13 лет меня отправили с деревенскими мужиками за дровами в Кулаки (Тургенево). Мужики нагрузили подводы и поехали. Я был последний. Я тоже поехал. Через некоторое время началась метель. Лошадь заупрямилась и остановилась. Я ее и так дерну, и за вожжи потяну, а она стоит — и все тут. Мужики на подводах уехали. Стало темнеть. Не далеко отъехали от Кулаков, когда стало совсем темно, сбросил я все дрова с подводы и пошел в деревню и лошадь за мной. Замерз весь. Пришел в первый дом, постучал. Открыла женщина. Она меня приютила, накормила и отправила на печку греться. А сама пошла распрягать мою лошадь. Мужики приехали в Подболотню. Мама меня встречает — а меня нет. Она стала мужиков спрашивать, а они сказали, что попозже приедет. Я утром встал, оделся, пошел на улицу, чтоб взять лошадь и опять нагрузить дров, а лошади нет. Выбила жердь в заборе и ушла. Пришлось мне пешком возвращаться из Кулаков домой… Вообще в войну очень много работали. Работали, учились и в колхозе помогали. А в 14 лет я пошел в ФЗО, закончил и стал работать на местном заводе слесарем. А сам маленький, до станка, стоя на полу, руки не дотягивались, так мастер мне ящик под ноги поставил. Я на него вставал и так работал»54. Респондент из деревни Репино вспоминала, что когда наступила война, она училась в 8 классе. В 1942 году ее отца забрали на фронт, и «я в 9 класс не пошла. Я была самой старшей в семье, мне исполнилось 16 лет. Осталась помогать маме. Было очень тяжело. Мама упросила председателя, чтоб меня устроили в пошивочную артель, которая работала в деревне. Мы там шили нижнее белье для красноармейцев, с утра и до темноты… Мужчин взрослых в деревне почти не осталось, и председатель приходила к маме, просила, чтоб мои братья, которым тогда было 12−14 лет, пахали колхозную землю. За эту работу давали хлеб. Работа была очень тяжелая. Приходили они к вечеру, а в пять часов утра следующего дня их опять будили на пахоту. Маме моей их было очень жалко, а что делать, если некому пахать»55.

Существовала еще одна проблема в деревнях, разрешение которой ложилась на плечи подростков 8−13 лет. Это присмотр за младшими детьми. Деревенские семьи еще оставались многодетными, а детяслей и детплощадок не хватало, а то и вовсе не было. «У мамы нас было пятеро. Я самая старшая. Мама с утра до вечера в колхозе, а я за малышней присматривала, особенно летом», — рассказывала одна из информаторов56, а другая продолжала: «Мама на часах углем рисовала, когда и что нам надо сделать: прибраться, малышей накормить, одеть их, что на огороде сделать… В 12 лет я носила свою маленькую сестру (месячную) на кормление матери в поле, а дорога длинная, километра два. Мне тяжело. Соседка как-то увидела в окошко, как я надрываюсь, подсказала, как можно облегчить ношу. Привязала ребенка полотенцем к моему плечу — стало полегче. Так почти все лето и ходила туда-сюда»57. Характерно, что в воспоминаниях о военном периоде юные селяне всегда подчеркивали присутствие постоянного чувства голода. С середины войны голод, нередко массовый, становится неотъемлемым атрибутом повседневности сельских подростков и молодежи.

Драгоценные минуты личного времени, того самого досуга, дети тратили, прежде всего, на игру. Совместный досуг детей и подростков заполнялся зачастую коллективными играми: «Мы, кончив школу, собирались… мальчишки и девчонки, около дома и играли. Хоть было голодно, но мы постоянно играли… У нас были чехарда, прятки»58. Играли в самые обыкновенные простые игры: в мяч, чаще всего он был самодельный (тряпочный59, шерстяной60) или резиновый (Ил. 3). Играли в футбол; бросали мяч на крышу амбара и бежали его ловить, при этом надо было еще присесть или повернуться успеть61. Играли в лапту и девчонки, и мальчишки вместе, в городки, в «чижа», в «жмурки», в «догонялки»; мальчишки с палками бегали — в войну играли62. Жители села Репино рассказывали, что они детьми играли в «стукана» (деньги клали в стопку и «битком» — чугунной битой — надо было стукнуть по стопке), а зимой в «коногон»: «Вмораживали шест в землю, на него одевали тележное колесо и салазки. На них ездили по кругу. На масленицу играли в качели»63. Любили качаться на качелях и в деревне Подболотне, а еще летом на ходулях ходили, мальчишки играли у стены в «чику» на деньги, а молодые нарядные девушки, взявшись за руки, ходили по деревне, пели песни, иног­да под гармошку64. Маленькие девочки, кроме подвижных игр, еще играли с куклами65. Из-за недостатка средств и возможностей купить настоящую куклу, деревенские дети делали их сами из того материала, который попадал под руки: из обрезков ткани, рваных чулок: «Делали кукол из рваных чулок, набивали их разными старыми тряпками. Играли с ними. Кормили, баюкали, даже хоронили около речки. Плакали по-настоящему. Иногда закапывали просто в песок, иногда под стекло. Однажды наша подружка взяла, да втихаря одна и выкопала кукол и себе их забрала. Мы пришли посмотреть — а их нет»66. «А еще девки постарше выносили длинные веревки, двое крутили, остальные по очереди прыгали через них», — вспоминала бывшая жительница деревни Старое Ротово. Любимым развлечением сельских детей, несмотря на остро ощущающийся недостаток теплой зимней одежды, были игры в снегу, катание на деревянных санках. Последние, кстати, были далеко не у многих, и своеобразным их примитивным аналогом выступали санки, изготовленные из коровьего помета, замерзшего на морозе.

В дни Отечественной войны пионеры и школьники Муромского района помогали колхозам на уборке и заготовке сельскохозяйственных продуктов. Так, за лето 1942 года они выработали 135 685 трудодней. Учащиеся Пестенькинской школы выработали 3144 трудодня, Ефановский — 8935, Новошинской — 11 82367.

На сельхозработы во время летних каникул направляли и городских подростков 14−16-ти лет. «Второй год… напряженно и упорно работают у нас в совхозе Зименки учащиеся школы № 16. Большинство из них перевыполняют нормы, а некоторые… ежедневно вырабатывают по 200−250%. Можно сказать, что большая часть урожая спасена благодаря кропотливой работе учеников»68, — писала в газете Е. Семенова в сентябре 1943 года, а К. Кукушкин, рассказывая о том, как отдыхают муромские школьники в пионерском лагере в 1944 году, отметил, что ребята еще и занимаются общественно-полезным трудом: пропололи более 2 га картофеля и свеклы в Старо-Ратовском и Ново-Ратовском колхозах, собрали 10 кг лекарственных растений, 60 кг ягод, 510 кг щавеля69. С 16-ти лет городские юноши и девушки, как правило, начинали трудиться на промышленных предприятиях70.

Младшим же приходилось учиться в три смены, т. к. некоторые школы были заняты под госпитали для раненых бойцов71. Молодежь стремилась, как могла, помочь раненым красноармейцам: играла для них на музыкальных инструментах, пела песни72, дарила подарки73. Подарки отправляли и бойцам на фронт: например, учащиеся Булатниковской школы к октябрьским праздникам изготовили около 200 кисетов с табаком, собрали много пшена и гороха74.

Отличная учеба считалась своеобразным вкладом детей в битву с врагом.

Через различные вне­школьные мероприятия партия и комсомол привлекали детей к помощи фронту. На районной новогодней елке, организованной в гортеатре 9 января 1943 года, детдомовцы, ребята из Чаадаева и других школ выступали с художественной самодеятельностью. По окончании художественной части школьники организовали сбор средств на строительство самолета «За счастливое детство»… Всего на елке собрали 1700 рублей75. Туристические экспедиции и походы, военные игры развивали в детях дисцип­лину, ответственность, оборонные навыки: «С успехом прошла военная игра школьников, в которой участвовало 1350 человек. Тема военной игры — взятие села Панфилова»76. В разных школах города были отряды тимуровцев. Они помогали семьям фронтовиков: занимали на 1−2 часа маленьких детей, читая им книжки или гуляя с ними77, пилили и кололи дрова, подвозили их семьям ­военнослужащих78.

Дети и молодежь регулярно участвовали в различных спортивных соревнованиях, в зимних79 и летних кроссах80, посещали театр81, музей. Надо сказать, что с августа 1942 года при Муромском музее начал свою работу кружок по изучению района, организованный из ребят 4−10 классов городских школ82. Причем, в 1943 году каждое воскресенье в Муромском музее проводилось по два киносеанса для детей эвакуированных дошкольного и школьного возраста. Кроме того, сотрудники музея демонстрировали два раза кино в детских садах города. Таким образом, музей обслуживал аллоскопом и узкопленочным киноаппаратом до 700 детей в неделю. В марте обслужили около 3000 человек83. Продолжал свою работу и кинотеатр «Унион», но билеты на просмотр фильма дети до 16-ти лет могли приобрести только через школы и детские организации, а дошкольники должны были приходить в кинотеатр только в сопровождении взрослых84.

Во время каникул для детей проходили организованные мероприятия в различных учреждениях культуры: клубах, кинотеатре, библиотеке85, летом по-прежнему открывались оздоровительные площадки при школах и пионерские лагеря. В них дети не только отдыхали — гуляли, ловили рыбу, играли в военные игры, в городки, но и готовили подарки воинам, выступали с небольшими концертами86.

Несмотря на заорганизованный досуг детей, они все-таки находили время для игр по собственному усмотрению. У маленьких жителей города было больше шансов, чем у сельских детей, получить для игры настоящие игрушки. Объяснялось это тем, что Муром являлся большим железодорожным узлом и соединял город с Москвой, Ковровом и др. городами. Одна из информантов рассказывала, как ее мама в 1944 году ездила в Москву и «привезла своей маленькой дочке красивую большую куклу, а еще подарила маленького медвежонка Тедди»87 (Ил. 4, 5).

Чаще игровым объединением была дворовая компания, включающая детей от 5-ти до 15-ти лет. Житель улицы Мечникова вспоминал: «Компания насчитывала 5−10 человек. Огородов не было, не надо было ходить поливать, телевизора тоже не было… Любили играть в «12 палочек», в «чижик». Чижик улетит далеко, а мы — малышня, бежим, приносим его для игры. Еще играли в «казаки-разбойники», делились на команды, выбирали атамана. В эту игру иногда несколько дней подряд играли»88. А вот так описывала свой досуг эвакуи­рованная из Москвы: «Во время войны нас вчетвером (маму, тетю и нас сестрой) эвакуировали из Москвы в Муром. Мне было 10, а Софье, моей сестре — 5 лет. Поселили нас в доме недалеко от торговой площади, на улице, которая спускалась к реке, рядом стояла церковь. В доме зимой было очень холодно, стены покрывались инеем. Мы тоже мерзли. Помню однажды, играя с гуттаперчевой куклой, которую мы привезли из Москвы, решили ее согреть. Дома работала керосинка, мы и решили на ней погреть кукле ноги. Ноги вспыхнули… чуть пожара не было. Еще любили играть в куклы на широком подоконнике, его ширина сантиметров 40, наверно, была. Шили кукол, целую семью: папу, маму, детей. Делали их из тряпочек, которые давала мама. Все части: голову, туловище, руки, ноги, сначала шили отдельно, потом сшивали все вместе, и получалась целая кукла. И одежду делали из тряпочек, какие попадутся. Мама и тетя нам помогали. С этими тряпичными куклами играли в «семью». Зимой катались на санях-розвальнях. Они ехали по улице, а мы прыгали на эти сани. Спустимся на санях вниз, а от реки домой бежали сами. На Рождество было любопытно смотреть, как молодые девушки сапог бросали»89.

С одной стороны, сталинский лозунг «Все лучшее детям» хорошо прослеживается в газетной хронике, однако архивные материалы свидетельствуют совсем о другой жизни детей. Например, состояние муромских детских домов было откровенно плачевным. Здание муромского детского дома № 1 находилось в крайне запущенном состоянии, отсутствовал водопровод, таковой отсутствовал и в других учреждениях: Мишинском детдоме, в детдоме № 2. Часто дети не только умывались в лужах, но и пили из них. Из-за отсутствия воды в детдомах грязно90. Самой большой проблемой оставалось обеспечение топливом… Критическое положение с топливом зимой 1944 г. привело к тому, что дети в детских домах буквально мерзли… собирали в лесу сухостой и шишки. В поисках выхода из положения детдома вынуждены были использовать уголовно наказуемые способы добывания топлива — растаскивание крестов с могил, заборов и т. п.91 Детские дома были плохо оснащены инвентарем; так, в Мишинском детдоме на 50 воспитанников имелось только 4 стакана92. Воспитанники детских домов были плохо одеты и обуты. Не хватало белья»93. Только в 1943 году партия и правительство обратили внимание на бедственное положение детдомов, а летом 1945 года начались подвижки и улучшение материальной жизни детдомовцев: «Криками «Ура» наполнился Муромский детдом № 1, когда за лето сюда подвели водопровод, и из кранов потекла вода, а предыдущей зимой дети совсем не умывались»94.

Тем временем заголовки и передовицы местной прессы продолжали рапортовать: «Государство, партия, лично тов. Сталин требовали и требуют заботливого отношения к детям — будущему нашей Родины…»95


1 Минц М. М. Повседневная жизнь советского общества в сталинскую эпоху // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: michael-mints.ru/my-publications/publications-russia-ussr/povsednevnaya-zhizn-sovetskogo-obshchestva-v-stalinskuyu-epokhu / Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2012. № 1. С. 106−119.

2 Минц М. М. Указ. соч.; см. также: Глущенко Л. И. Массовый досуг в Муроме и Муромском округе в предвоенные годы и годы Великой Отечественной войны (по материалам местной прессы) // Уваровские чтения — IX. — Владимир, 2014. — С. 130−141.

3 Постановление ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 года «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовной ответственности за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о ­разводах».

4 Сталинская забота о матери и ребенке // Муромский рабочий. — 1937. — № 146. — С. 3.

5 Там же.

6 Детские ясли, сады и площадки // Муромский рабочий. — 1941. — № 56 (3062). — С. 2.

7 Образование в СССР // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%B2_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0.

8 Берзин С. На лекции в родительском университете // Муромский рабочий. — 1941. — № 55. — С. 3.

9 Горюнов В. Счастливое детство // Муромский рабочий. — 1937. — № 39. — С. 4.

10 История Мурома и Муромского края с древнейших времен до конца двадцатого века. — Муром, 2001. — С. 337; см. также: Васильченко Е. А. «Как пройти в библиотеку?» К вопросу о досуге в Муроме в первой половине XX века // Уваровские чтения — IX. — Владимир, 2014. — С. 142−148.

11 Евтихеева М. В. детской библиотеке // Муромский рабочий. — 1941. — № 21. — С. 4.

12 Берзин С. Прививать школьникам любовь к книге // Муромский рабочий. — 1937. — № 12. — С. 2

13 Горюнов В. Дом художественного воспитания детей // Муромский рабочий. — 1937. — № 10. — С. 4.

14 Там же.

15 История Мурома и Муромского края с древнейших времен до конца двадцатого века. — С. 334

16 Богатов И. Подарок школьникам // Муромский рабочий. — 1937. — № 8 (1810). — 10 янв. — С. 4.

17 Музей посетило 1000 школьников // Муромский рабочий. — 1939. — № 9 (2410). — С. 4

18 Посещаемость Муромского музея// Муромский рабочий. — 1939. — № 224. — С. 4

19 Любители кино // Муромский рабочий. — 1937. — № 40 (1842). — 17 фев. — С. 3.

20 Там же.

21 Володин А. Как прошел детский кино-фестиваль // Муромский рабочий. — 1937. — № 13 (1815). — 16 янв. — С. 4.

22 Кинотеатр «Унион» // Муромский рабочий. — 1941. — № 6 (3012). — С. 4.

23 Там же.

24 Муромский рабочий. — 1941. — № 38. — С. 4.

25 Средние зарплаты в царской России, СССР и РФ с 1853 по 2012 годы // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: opoccuu.com/wages.htm.

26 Муромский рабочий. — 1941. — № 75. — С. 4.

27 Инф. И. М. Бочков 1930 г. р.

28 Муромский рабочий. — 1941. — № 33. — С. 4.

29 Павлов Ф. Кинофильмы на оборонные темы // Муромский рабочий. — 1941. — № 36. — С. 4.

30 Морозов. Пионеры изучают жизнь и деятельность товарища Сталина // Муромский рабочий. — 1937. — № 5 (1807). — С. 3.

31 Рахманов Я. На пионерском сборе отряда им. Ворошилова // Муромский рабочий. — 1937. — № 86. — С. 1.

32 Новогодний маскарад школьников // Муромский рабочий. — 1937. — № 1 (1803). — С. 6; Чегасов П. Веселье ребят // Муромский рабочий. — 1937. — № 3 (1805). — 4 янв. — С. 1; Детская елка // Муромский рабочий. — 1937. — № 5 (1805). — С. 3; Новогодняя елка // Муромский рабочий. — 1940. — № 1. — С. 2; Самарин Н. Новогодний праздник // Муромский рабочий. — 1941. — № 7. — С. 3; Муромский рабочий. — 1941. — № 4 (3010). — С. 4.

33 Савчук К. Елка, елка, — колючая иголка // Муромский рабочий. — 1937. — № 9 (1809). — С. 4.

34 6 июня — детский праздник // Муромский рабочий. — 1937. — № 127 (1929). — С. 2.

35 Детский праздник // Муромский рабочий. — 1937. — № 140 (1942). — С. 4.

36 Там же.

37 Военно-спортивные соревнования // Муромский рабочий. — 1937. — № 23 (1825). — 29 янв. — С. 4.

38 История Мурома и Муромского края с древнейших времен до конца двадцатого века. — С. 368.

39 Физкультурная хроника // Муромский рабочий. — 1937. — № 2 (1804). — 3 янв. — С. 4.

40 Старший пионервожатый Морозов. Пионеры изучают военное дело // Муромский рабочий. — 1937. — № 102 (1904). — 5 мая. — С. 4.

41 Куприянов Е. Школьники значкисты // Муромский рабочий. — 1937. — № 114 (1916). — 20 мая. — С. 1.

42 Туристическая экспедиция пионеров и школьников // Муромский рабочий. — 1941. — № 101 (3107). — 30 апр. — С. 4.

43 Там же.

44 Костакова Т. (ученица 7 класса 9 неполной средней школы. — Л. Г.) Наша экскурсия // Муромский рабочий. — 1941. — № 106 (3112). — 8 мая. — С. 4.

45 Пионеры берегут молодняк // Муромский рабочий. — 1937. — № 65 (1867). — 20 марта. — С. 1.

46 История развития детских лагерей и детского отдыха // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: goldf2.livejournal.com/1007.html.

47 Инф. П. С. Райков 1932 г. р.

48 Спирин. Хорошо провели самодеятельный вечер Ефановские пионеры // Муромский рабочий. — 1937. — № 22 (1824). — 28 янв. — С. 1.

49 Тарасов И. Мы весело провели каникулы // Муромский рабочий. — 1937. — № 11 (1813). — 14 янв. — С. 2.

50 Пионеры берегут молодняк // Муромский рабочий. — 1937. — № 65 (1867). — 20 марта. — С. 1.

51 Инф. П. С. Райков 1932 г. р.

52 Инф. Л. О. Дырова 1932 г. р.

53 Якунин Н. Лыжный поход поздняковцев // Муромский рабочий. — 1941. — № 46. — С. 4.

54 Инф. И. М. Бочков 1930 г. р.

55 Инф. В. В. Курбатова (Козлова) 1926 г. р.

56 Инф. Ф. П. Кожухова 1932 г. р.

57 Инф. В. С. Бочкова (Додонова) 1933 г. р.

58 Инф. В. В. Курбатова (Козлова) 1926 г. р.

59 Инф. И. М. Бочков 1930 г. р.

60 Инф. В. В. Курбатова (Козлова) 1926 г. р.

61 Там же.

62 Там же.

63 Инф. П. С. Райков 1932 г. р.

64 Инф. И. М. Бочков 1930 г. р.

65 О том, в какие игрушки играли муромские дети, см.: Глущенко Л. И., Смирнов Ю. М. Взрослые игры в детские игрушки (Игровые куклы ­20−50-х гг. Муромская округа в контексте времени и страны) // Материалы Межрегиональной краеведческой конференции (24 апреля 2009 г.). — Владимир, 2010. — С. 163−168; они же. Детские игрушки в Муроме // Сообщения Муромского музея-2010. — Владимир, 2011. — С. 58−72; они же. Детские игрушки и взрослая политика // Уваровские чтения-VIII. — Владимир, 2012. — С. 261−291.

66Инф. В. С. Бочкова (Додонова) 1933 г. р.

67 Данилина Е. Активизировать пионерскую работу // Муромский рабочий. — 1942. — № 137(3388). — С. 2.

68 Муромский рабочий. — 1943. — № 100. — С. 2.

69 Пионеры помогают колхозу // Муромский рабочий. — 1944. — № 86. — С. 2.

70 Назаров А. И. // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.dissercat.com/content/povsednevnaya-zhizn-molodezhi-v-sovetskom-tylu-v-gody-velikoi-otechestvennoi-voiny-1941−1945#ixzz2yePBsb9K.

71 История Мурома и Муромского края с древнейших времен до конца двадцатого века. — С. 373.

72 Токарев. Забота о здоровье раненых // Муромский рабочий. — 1943. — № 61 (3465). — С. 2.

73 Юнин, Баканов, Давыдов. Желанные гости // Муромский рабочий. — 1945. — № 61 (3770). — С. 2.

74 Данилина Е. Активизировать пионерскую работу // Муромский рабочий. — 1942. — № 137(3388). — С. 2.

75 На самолет «За счастливое детство» // Муромский рабочий. — 1943. — № 7 (3411). — С. 2.

76 Локастов Н. Военная игра школьников // Муромский рабочий. — 1943. — № 26. — С. 2.

77 Фадеева. Тимуровцы // Муромский рабочий. — 1943. — № 7. — С. 2.

78 Тимуровцы 16 школы // Муромский рабочий. — 1944. — № 5. — С. 2.

79 Лыжный кросс // Муромский рабочий. — 1942. — № 17 (3278). — С. 4; Деева Н. Лыжный кросс // Муромский рабочий. — 1943. — № 21 (3425). — С. 2.

80 Все на кросс // Муромский рабочий. — 1944. — № 64 (3617). — С. 1.

81 В Муромском городском театре // Муромский рабочий. — 1943. — № 71 (3475). — С. 2.

82 Богатов И. Школьный кружок при музее // Муромский рабочий. — 1942. — № 99 (3350). — 23 авг. — С. 2.

83 Кинообслуживание детей в музее // Муромский рабочий. — 1943. — № 33 (3437). — С. 2.

84 Объявление // Муромский рабочий. — 1942. — № 114 (3365). — С. 2.

85 Монич М. Каникулы начались // Муромский рабочий. — 1944. — № 3. — С. 2.

86 Летний отдых детей // Муромский рабочий. — 1944. — № 76 (3629). — С. 1.

87 Инф. жительница г. Мурома М. В. Б. 1941 г. р.

88 Инф. житель г. Мурома И. Я. Макаров 1940 г. р.

89 Инф. Т. Н. Сергеева 1931 г. р.

90 Корешкова Н. Ф. Детские дома Владимирской области в годы Великой Отечественной войны // Материалы Межрегиональной краеведческой конференции (16 апреля 2010 г.). — Владимир, 2010. — С. 269.

91 Там же. — С. 267.

92 Там же.

93 Там же. — С. 268.

94 Там же. — С. 269.

95 Летний отдых детей // Муромский рабочий. — 1944. — № 76 (3629). — С. 1.


← Назад | Вперед →