Вверх

Ершов В. Е. Характеристика и территория Унженского стана Муромского уезда по состоянию на первую треть XVII века


Имея на руках некоторые источники, я решил охарактеризовать и составить атлас-схему территории Муромского уезда на первую треть XVII века. И не случайно начал с Унженского стана, территория которого на момент составления плана генерального межевания конца XVIII века уже не входила в состав Муромского уезда.


Для определения территории Унжеского стана Муромского уезда и его характеристики по состоянию на первую треть XVII века мною были использованы следующие источники:


— писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда 1629, 1630 годов;


— список с переписной книги дворов и в них людей города и посада, поместных и вотчинных сел, деревень и дворов в станах Муромского уезда 1646 года;


— описание, в виде атласа, смежных уездов Владимирской губернии 1778−97 годов;


— отказные и межевые книги по Муромскому уезду 1629−1650 годов;


— карты Владимирской губернии и карты Владимирской области.


В ходе исследований возникли следующие трудности:


— не удалось установить местонахождение приблизительно одной шестой части поселений, упоминаемых в источниках;


— есть предположение, что некоторые поселения в прошлом располагались на других территориях;


— не имеется информации о государевых землях, находящихся в пределах данного стана.


Прежняя история южной и юго-западной части Муромского уезда известна отчасти. В XV веке на этой территории находилась крупная вотчина Федора Елизарова. Он владел деревнями Славцово, Глубокое, Ляхи и Ескино с пустошами1. В это же время род Борисовых владел сельцом Копнино, деревнями Коржавино, Корвино, Туртапка и Юрьево с угодьями2. В сельце Острецове и деревне Лазаревской находилась вотчина Осорьиных.3 Род Ознобише имел в вотчине село Кудрино с деревнями4. В это же время впервые в грамоте упоминается Унженский стан5. С XVI века на данной территории росло количество вотчин за счет земель, пожалованных служилым людям. Боярин Василий Петрович Морозов был пожалован селом Синжаны с угодьями6. Князья Юрий и Семен Львовичи Козловские получили в 1510 году в вотчину село Полянка и деревню Пастухова7.


Во второй половине XVI века на территории стана за счет дачи светскими землевладельцами были образованы монастырские вотчины. Так, князь Иван княж Иванов сын Мезецков в 1576 году отдал в Спасский монастырь деревню Зарослую8. Основным вкладчиком в дом Троице-Сергиева монастыря был Иван Семенов сын Елизаров, отдавший в Троицкую вотчину в 1576 году сельцо Домнино с деревней и пустошами9. Вотчиной Борисоглебского монастыря на территории стана являлась деревня Туртапино, которую в 1570 году отказал ему Василий Федоров сын Борисова10.


В отличие от вотчинных землевладений, поместья начали появляться на территории Унженского стана лишь в середине XVI века11. В результате активно проводимой во второй половине XVI века поместной политики к началу XVII века в Унженском стане было уже около 90 поместий. В смутные времена дача поместий приостановилась. Возможно, по этой причине некоторые служилые люди самостоятельно, без царского указа, занимали и распахивали пустующие земли, каковых было немало в Муромском уезде к тому времени.


К 1630 году на территории стана самое крупное поместье было за дьяком Михаилом Игнатьевым сыном Алфимовым12. Оно состояло из села Ратнева, четырех деревень и двух пустошей, припущенных в пашню. На реке Жерновке у него стояла мельница, что подтверждало состоятельность ее владельца. Кроме того, за крестьянином его села Ратнева Ротой Косувниным с товарищами на оброке были луга за Окой за Шиморским островом. Другими значительными помещиками были князь Данила Михайлович Болховской, владевший сельцом Популино с деревней, двумя починками и тремя пустошами13; князь Василий Михайлович Болховской с поместьем в сельце Кесове, деревней, двумя починками и четырьмя пустошами14; Павел Михайлов сын Романов, имевший в поместье сельцо Хольково с деревней и семь пустошей15; Семен Степанов сын Пороватов с поместьем в сельце Горбуше с деревней и двумя пустошами16 и Иван Кропотов, владевший селом Репино, половиной деревни, половиной починка и пустошью17.


Всего же в Унженском стане в поместьях значились 5 сел, 13 селец и 25 деревень. В них стояли 42 двора помещиков, 25 дворов приказчиков, 18 дворов людских, 183 крестьянских, 134 бобыльских и 57 пустых дворов18. В среднем в каждом крестьянском дворе проживали по три, а в каждом бобыльском — по два взрослых мужчины.


К 1630 году на территории Унженского стана по описи земель станов Муромского уезда, проведенного в том году, числилось 88 вотчинных землевладений. Среди них было 8 выслуженных вотчин, 71 родовая, купленная и закладная, 6 монастырских и 3 церковных вотчины. Крупнейшими из них по количеству поселений были вотчины боярина князя Ивана Борисовича Черкасского в селе Синжаны с двумя деревнями и одиннад­цатью пустошами19; боярина князя Бориса Михайловича Лыкова в половине сельца Ляхова с тремя деревнями20; Спасского монастыря в сельце Кудринском с двумя селищами, тремя деревнями и восемью пустошами21; Троице-Сергиева монастыря в селе Домнине с деревней и девятью пустошами22; Ивана и Василия Петровичей Власьевых в селе Казневе с двумя деревнями и пустошью23; Субботы и Якова Семеновичей и Ивана Артемиевича Чеадаевых в селе Стригине с двумя деревнями и двумя пустошами24.


В вотчине же боярина князя Юрия Яншевича Сулешева и его брата Василия было всего по одному поселению. Но по количеству дворов и угодий эти вотчины можно также отнести к крупнейшим на территории стана. Так, в селе Панфилове, принадлежавшем князю Юрию, стояли двор приказчика, 3 двора деловых людей, 87 дворов крестьянских, 33 двора бобыльских и 7 дворов пустых25; в вотчинном селе князя Василия Карачарове были двор вотчинника, двор приказчика, двор задворского человека, 16 дворов деловых людей, 59 крестьянских дворов, 26 бобыльских и 18 пустых дворов26. Кроме сел, братья имели большие рыболовные и бортные ­угодья. Остальные вотчины были некрупные по своим размерам и состояли из одного небольшого поселения с пустошами или нескольких пустошей.


Всего в Унженском стане в вотчинах стояли 8 сел, 42 сельца, 28 деревень, слободка, 8 починков, 4 погоста и 111 пустошей. В них было 52 двора вотчинников, 20 дворов приказчиков, 51 двор людских, 233 двора крестьянских, 138 дворов бобыльских, 65 дворов пустых и числилось 121 место дворовое27.


В монастырских же вотчинах числились село, сельцо, 2 селища, слободка, 5 деревень, 23 пустоши и 2 полянки. В них стояло 4 двора приказчиков, 5 дворов монастырских, 5 дворов служек, 55 крестьянских дворов, 49 дворов бобылей, 23 двора детенышев, 79 дворов ремесленных людей, 17 пустых дворов и 31 место дворовое28.


Крупнейшими селами стана были уже упомянутые ранее Панфилово и Карачарово. Также к числу сел с большим населением относились: село Синжаны29, в котором было 10 дворов крестьянских, 4 двора бобыльских, 3 двора не пашенных бобылей; село Стригино30, в котором 2 двора вотчинников, двор приказчика, 4 двора людских, 11 дворов крестьянских, 5 дворов бобыльских, 20 мест дворовых и село Денятино31, в котором 2 двора вотчинников, 12 дворов крестьянских, 6 дворов бобыльских и 3 места дворовых.


Из других поселений крупнейшим было монастырское сельцо Кудринское32, в котором в 79 дворах жили ремесленники и торговцы; сельцо Дмитриевы Горы33, в котором стояли двор вотчинника, двор приказчика, 6 дворов задворных людей, 12 дворов крестьянских и 4 двора бобыльских; монастырское сельцо Орлово,34 в котором двор монастырский, двор приказчика, двор служки, 5 дворов детенышев, 18 крестьянских дворов и 9 бобыльских дворов, деревня Окулово,35 в которой 22 крестьянских дворов и 7 бобыльских дворов и монастырская деревня Абрамова Раменье36, в которой двор монастырский, двор приказчика, 4 двора детенышев, 6 крестьянских дворов и 6 бобыльских дворов. В то же время в большинстве поселений располагалось от 3 до 10 дворов. Такие поселения, как сельцо Меленки37 и сельцо Уличищ38, являясь центрами землевладений, были заселены только вотчинниками. В них стояло только по 3 двора ­вотчинников.


На территории некоторых поселений находились одновременно вотчинные и поместные землевладения. Так, две трети деревни Толстикова было в вотчине за Матвеем Офонасьевичем Новосильским39, а одна треть той деревни в поместье у Ивана Всеволоцкого40; половина деревни Урусова числилась в вотчине за муромцем Иваном Петровичем Власьевым, а другая половина в поместье за его братом муромцем Василием Петровым сыном Власьева41; часть сельца Семин было в поместье за муромцем Прокофьем Ондреевым сыном Шибанова, а часть в вотчине за жильцом Богданом Савиновым сыном Пестрова42. Части сельца Дьяконова числились в вотчинах Семена Васильевича Волынского, Ильи, Романа и Михаила Ивановых и Леонтия, Ортемия и Степана Григорьевых детей Юматова, а также в поместье жильца Григория Ондреевича Мячкова43. Полсельца Ляхи было в вотчине за боярином князем Борисом Михайловичем Лыковым, другая половина наперед того была в вотчине за боярином князем Иваном Васильевичем Голицыным, а после сего отписана на царя Михаила Федоровича44.


Обременительные подати, которыми облагалось население в виде сошного обложения, соседство с Касимовской дорогой, отличавшееся разбоем, привели к тому, что в начале XVII века крестьяне уходили со своих дворов. Во всех вотчинных селах и деревнях стана более сотни дворов стояли пустыми, что составляло восьмую часть от всех крестьянских и бобыльских дворов, находившихся в вотчинах. Многие деревни опустели. По расположению поселений наиболее населенными были районы, прилегающие к Дубровскому стану, ближе к Мурому, и по рекам Ока и Унжа.


Пашня занимала менее процента всей площади стана. Остальную его территорию занимали леса и болота. В первой трети XVII века в Унженском стане в светских вотчинах, в поместьях числилось пашни паханные, перелогу и лесом поросло доброй земли 1150 четей,45 пашни паханные, перелогу и лесом поросло середней земли 18 455 четей, пашни паханные, перелогу и лесом поросло худой земли 1552 четей. А всего пашни паханные, перелогу и лесом поросло доброй, середней и худой земли 21 157 четей46. Отдельно в монастырских вотчинах значилось пашни паханные, перелогу и лесом поросло середней земли 2596 четей и худой земли 222 чети47. В то же время в поместных землевладениях стана числилось пашни паханные, перелогу и лесом поросло добрые земли 557 четей, пашни паханные, перелогу и лесом поросло середней земли 9905 четей и пашни паханные, перелогу и лесом поросло худой земли 1115 четей. Всего пашни паханные, перелогу и лесом поросло доброй, середней и худой земли 11 577 четей48.


Путем несложных арифметических действий устанавливаем, что количество вотчинных и поместных земель в стане приблизительно одинаковое. Но в составе поместных землевладений худых земель больше, чем в вотчинных. На составленной мной схеме указаны места расположения на территории стана добрых и худых земель. На ней видно, что добрые земли располагались ближе к руслу реки Оки, худые на заболоченной местности.


Анализируя источники, я составил схему Унженского стана Муромского уезда по состоянию на первую треть XVII века. Она показывает, что, располагаясь на обоих берегах реки Оки, он занимал западную и юго-западную части уезда.


На левом берегу реки Оки его южная граница с Мещерским уездом проходила по рубежу поселений Чаур49, Семеновка50, Окшево51. На западе он граничил с Мещерским уездом по речке Колпи. Северная его граница с Куземским станом Муромского уезда проходила по линии Икошево52, Бутылицкая слободка53, Бойцово54, Пансырьево55, Зарослово56. На северо-востоке земли стана по рубежу поселений Катышево57, Коржавино58, Лазаревское59, Кудринское60 примыкали к землям Дубровского стана Муромского уезда.


На правом берегу реки Оки его северная граница с Дубровским станом проходила по речке Велетьма и деревне Окулово61, на востоке по рубежу Туртапино62, Рудное63, Веретья64 он граничил с Арзамаским уездом. Свое название стан получил от речки Унжа, которая протекала по большей части территории стана.


Если наложить определенную территорию Унженского стана в первой трети XVII века на карту межевания конца XVIII века, то станет очевидно, что южный рубеж стана проходил по установленной в конце XVIII века части южной границы Владимирской губернии. При сравнении современных карт с картой межевания конца XVIII века мы увидим схожесть линий части современной южной границы области и границы Владимирской губернии в конце XVIII века. Исходя из этого, приходим к выводу, что границы регионов России определялись рубежами прежних территориальных образований, исторически являющимися предшественниками регионов. То есть для Владимирской области это территория прежней Владимирской провинции. В последующем именно территория Унженского стана становится основой вновь образованного Меленковского уезда.


Данная работа является первым шагом в определении территории Муромского уезда по состоянию на первую треть XVII века. Наряду с этим важным является выявление структуры и состояния уезда. Его анализ в последующие века позволит проследить эволюцию уезда и ответить на многие вопросы, которые стоят перед местными краеведами.




1 Жалованная данная (поместная) и несудимая грамота в. кн. Ивана Ва­сильевича Дмитриеву сыну Муромцева на дд. Славцово, Глубокое, Ляхи и др. в Унженском стане Муромского уезда // Государственный архив Тульской области. — Ф. 2202. — Оп. 1. — № 447. Список конца XVII — начала XVIII в. Публикуется по копии, представленной А. В. Маштафаровым.


2 Жалованная несудимая грамота великого князя московского Василия Ивановича братьям Матвеевым на отцовскую их вотчину в селе Юрьеве Унжинского стану Муромского уезда //Акты XIII-XVII веков представленные в разрядный приказ представителями служилых фамилий после отмены местничества. Собрал и издал А. Юшков. — М., 1898. — Ч. 1. — № 121.


3 Жалованная льготная и несудимая грамота в. к. Василия Васильевича Матвею Александровичу Осорьину на его вотчину с. Степаньково и сц. Сухмен с деревнями в Муромском уезде // Акты служилых землевладельцев XV — начала XVII века. — М., 2002. — Т. 3.


4 Жалованная данная (поместная), тарханная и несудимая грамота в. кн. Ивана Васильевича Василию Ознобише и его сыну Никите на с. Кудрино с деревнями в Муромском уезде // Акт соцэкономической истории северо-восточной Руси конец XIV — начало XVII века. — М., 1964. — Т. 3.


5 Жалованная данная (поместная) и несудимая грамота в. кн. Ивана Васильевича Дмитриеву сыну Муромцева на дд. Славцово, Глубокое, Ляхи и др. в Унженском стане Муромского уезда // Государственный архив Тульской области.


6 РГАДА. — Ф. 1209. — Оп. 1. — Д. 1632. — Л. 1392.


7 Жалованная несудимая грамота великого князя московского Василия Ивановича кн. Юрию да кн. Семену Львовичам Козловским на дворцовые романовские и муромские села // Акты XIII-XVII веков представленные в разрядный приказ представителями служилых фамилий после отмены местничества. Собрал и издал А. Юшков. — № 80.


8 РГАДА. — Ф. 1209. — Оп. 1. — Д. 1632. — Л. 1666.


9 Там же. — Л. 1649.


10 Там же. — Л. 1677.


11 Ввозная грамота Якову и Степану Пансыревым с племянниками на поместное их сельцо Беловожа с деревнями в Унжинском стане Муромского уезда // Акты XIII-XVII веков представленные в разрядный приказ представителями служилых фамилий после отмены местничества. — № 196.


12 Там же. — Л. 1299.


13 Там же. — Л. 1179.


14 Там же. — Л. 1310.


15 Там же. — Л. 1245.


16 Там же. — Л. 1238.


17 Там же. — Л. 990.


18 Там же. — Л. 1340−1343.


19 Там же. — Л. 1392.


20 Там же. — Л. 1403.


21 Там же. — Л. 1658−1661.


22 Там же. — Л. 1649−1652.


23 Там же. — Л. 1519−1521.


24 Там же. — Л. 1434−1437.


25 Там же. — Л. 1347−1353.


26 Там же. — Л. 1358−1368.


27 Там же. — Л. 1387, 1656.


28 Там же. — Л. 1656−1676.


29 Там же. — Л. 1391.


30 Там же. — Л. 1434, 1462.


31 Там же. — Л. 1484, 1488.


32 Там же. — Л. 1658.


33 Там же. — Л. 1427.


34 Там же. — Л. 1662.


35 Там же. — Л. 1353.


36 Там же. — Л. 1667.


37 Там же. — Л. 1444.


38 Там же. — Л. 1625−1626.


39 Там же. — Л. 1379−1381.


40 Там же. — Л. 1040−1041.


41 Там же. — Л. 1444.


42 Там же. — Л. 1252.


43 Там же. — Л. 1077, 1423, 1229.


44 Там же. — Л. 1403.


45 Мера земли, равная 1/2 десятины, десятина равна 1,09 гектара.


46 РГАДА. — Ф. 1209. — Оп. 1. — Д. 1632. — Л. 1646−1648.


47 Там же. — Л. 1652−1685.


48 Там же. — Л. 1340−1344.


49 Там же. — Л. 1109.


50 Там же. — Л. 981.


51 Там же. — Л. 1288.


52 Там же. — Л. 1126.


53 Там же. — Л. 1680.


54 Там же. — Л. 1476.


55 Там же. — Л. 1189.


56 Там же. — Л. 1666.


57 Там же. — Л. 1236.


58 Там же. — Л. 1587.


59 Там же. — Л. 1607.


60 Там же. — Л. 1658.


61 Там же. — Л. 1355.


62 Там же. — Л. 1677.


63 Там же. — Л. 1229.


64 Там же. — Л. 929.


← Назад | Вперед →