Вверх

Сазонова Е. И. Фотографии муромского купца, городского головы И. П. Мяздрикова


Ивана Петровича Мяздрикова можно смело назвать первым фотографом-любителем в Муроме. Фотографией он стал заниматься «ради интереса», так как был человеком весьма любознательным и хорошо образованным. Возможно, что этот интерес пробудил в нем муромский фотограф Сергей Павлович Соколов, который в 1890-е годы открыл в городе фото­ателье. По всей видимости, общение между семьями Соколовых и Мяздриковых было очень тесным: в 1890 г. родная сестра С. П. Соколова вышла замуж за Михаила Петровича Мяздрикова, брата Ивана Петровича. Интересы мужчин — Ивана Петровича и Сергея Павловича — совпадали: кроме фотографии они увлекались художественными искусствами. Иван Петрович был неплохим рисовальщиком, а Сергей Павлович впоследствии стал профессиональным художником.


Иван Петрович Мяздриков, совладелец торгового дома «Братья И. и М. Мяздриковы», родился в 1854 году в состоятельной купеческой семье, получил домашнее образование, с молодости и до конца своей жизни изучал историю Мурома и природу Муромской земли. В архиве музея имеются его многочисленные записи исторического характера: выписки о Муроме из трудов известных историков, а также воспоминания старожилов о прежней жизни. В краеведческой литературе за Иваном Петровичем утвердилась формулировка «первооткрыватель муромской природы». Дело в том, что много лет подряд он вел записи наблюдения погоды. Во дворе собственного дома по высланным из столицы чертежам установил метеорологическую станцию («будку») и направлял результаты своих наблюдений в Санкт-Петербург, Владимир, Нижний Новгород. В 1901 г. за свои труды от Главной физической обсерватории он получил золотую медаль. В архиве муромского музея хранятся его разнообразные «климатические карты» с 1889 по 1907 гг. В 1910-е годы Иван Петрович сотрудничал с Русским энтономологическим обществом, разработал способ отпечатывания чешуек с крыльев бабочек путем перевода их на бумагу.


Особенно активно Иван Петрович Мяздриков участвовал в общественной жизни Мурома. В 1895 г. его стараниями в городе была открыта женская гимназия; он был членом Муромского городского попечительства о бедных, несколько раз избирался гласным в городскую думу, а с 1907 г. по 1917 г (то есть целых десять лет) был городским головою. В эти годы он занимался благоустройством Мурома, мечтал установить памятник городскому голове А. В. Ермакову, деятельность которого на благо развития города служила для него примером. После революционных событий 1917 г. И. П. Мяздриков полностью посвятил себя научно-краеведческой деятельности: стал работать сотрудником в Муромском музее. Благодаря его стараниям собрание музея пополнилось гербарием, состоящим из растений муромских лугов, полей и оврагов1.


Умер Иван Петрович в 1931 г. Это печальное событие в дневнике отметила его старшая дочь Валерия: «25 марта умер папа от воспаления легких. Хворал недолго, все порывался идти колоть дрова. Тихо умер рано утром»2.


Об Иване Петровиче Мяздрикове как о фотографе практически ничего не известно. Единственная небольшая заметка о нем размещена А. Р. Комлевым в сборнике «Фотографы в Муроме. Незабытые имена»3. К сожалению, фотографическое наследие Мяздрикова представлено в музейном собрании только одним большим альбомом (25,5×32,5×3,5), в котором на листах крепко накрепко наклеены 125 снимков, выполненных Иваном Петровичем с 1895 по 1907 годы. Эти отпечатки можно разделить на три тематические группы: виды города Мурома, портреты домочадцев и сцены из повседневной жизни, а также сюжеты, связанные с охотой и рыбалкой. На двух фотографиях в левом нижнем углу помещен логотип фотографа «И. М.» (Иван Мяздриков), на шести — проставлена точная дата снимков. Интерес представляют два отпечатка, на которых фотограф отметил марку своих фотокамер: «Снимок камерой Монополь, момент летом 1895 г.», а также «Снимок широкоуг. бистигм. 1896 г.».


К настоящему времени отпечатки имеют разную степень сохранности. Часть снимков пожелтела, небольшая часть — угасает, но в целом альбом находится в удовлетворительном состоянии. Несомненно, фотографии И. П. Мяздрикова представляют большой интерес не только для истории Мурома, но и для изучения повседневной культуры провинциальных городов центральной России. Бытовые снимки, выполненные непрофессиональными фотографами, всегда привлекают внимание исследователей, так как они делаются не «по заказу», отражают непосредственную реальную обстановку, не откорректированную ретушерами.


Фотографии с видами города Мурома


В этом блоке обращают на себя внимания архитектурные памятники и застройка муромских улиц, которые не сохранились до настоящего времени.


На одном из снимков изображена панорама Мурома с видом на городской собор Рождества Богородицы, памятник архитектуры XVI столетия. В этом соборе до его разрушения в 1930‑е годы находились особо почитаемые святыни города — мощи супругов князя Петра и княгини Феронии, покровителей брачных уз и семейного благополучия. И сам собор, и святые мощи являлись главной городской достопримечательностью. Снимок был сделан с колокольни Христорождественной церкви, находившейся на торговой площади. С нее открывался этот красивый эпический вид: величественный белый храм, плывущий над водами извилистой Оки. В альбоме имеется еще один вид городского собора с юго-западной стороны. Дан общий вид памятника: удачно скомпонованы и сам собор, и его высокая колокольня. Хорошо видны и некоторые архитектурные детали. Вполне возможно, что И. П. Мяздриков сотрудничал с Московским археологическим обществом, которым в то время руководила графиня Прасковья Сергеевна Уварова. Имение Уваровых находилось под Муромом в селе Карачарове. Именно в 1890-е годы Прасковья Сергеевна много раз бывала в Муроме и активно общалась с местной интеллигенцией, интересующейся историей края и сохранением его древностей. К документальным фотографиям можно отнести еще три архитектурных снимка, выполненным И. П. Мяздриковым в 1895—1897 гг.: вид южного фасада Успенской церкви, а также Николо-Набережной и Крестовоздвижеской церквей.


Большой интерес для истории города представляет вид на Зарядье (так называлась восточная часть торгового центра Мурома). Скорее всего, этот снимок был выполнен И. П. Мяздриковым с колокольни Казанской церкви Троицкого монастыря. Здесь мы видим Николо-Зарядскую церковь (памятник архитектуры XVII в., не сохранился), здание городской управы, фрагмент особняка купцов Зворыкиных, где в 1888 г. родился известный изобретатель, «отец телевидения» В. К. Зворыкин. Этот уголок Мурома Владимир Кузьмич Зворыкин описал в своих воспоминаниях: «Дом располагался на большой общественной площади лицом к двум церквям. На площади каждую субботу устраивался базар, куда крестьяне привозили свой товар. Субботний вид из наших окон на площадь и базары был источником развлечений и никогда незабываемым восторгом ранних лет моей жизни»4.


Панорама Рождественской улицы сделана фотографом с водонапорной башни, стоящей на пересечении Рождественской и Вознесенской улиц. Благодаря этому снимку мы можем видеть гостиный двор: многочисленные торговые лавки, которые по периметру охватывали торговую площадь, в центре которой стояла церковь Рождества Христова. Храм не сохранился, а от торговых рядов остались небольшие фрагменты. Сейчас на месте церкви возвышается памятник В. И. Ленину. На заднем плане фотографии хорошо просматривается церковь Иоанна Предтечи, которая также была разрушена в советское время.


Серия снимков И. П. Мяздрикова показывает нам обыденную жизнь, происходящую в одном из кварталов улицы Московской. Дело в том, что дом купцов Мяздриковых стоял на перекрестке улиц Московской и Полевой (современная ул. Свердлова). Почти все кадры этой серии выполнены Иваном Петровичем из окна второго этажа, откуда хорошо просмат­ривался и сам перекресток с водоразборным фонтаном, и перспектива улицы. Практически вся застройка этого квартала безвозвратно утрачена, как и сама усадьба Мяздриковых. На фотографиях этой замечательной серии видим обычных прохожих, идущих по своим делам; коров, бредущих посередине улицы; водовозов, набирающих воду в огромные бочки. Эти бочки по заказу горожан покатят в их дома. Ощутимо показана весенняя распутица — по талому снегу на простых дровнях тащится мужичок. Запечатлено фотографом и печальное событие — похороны. А на одном отпечатке — праздничный крестный ход.


Портреты домочадцев и сцены из повседневной жизни


Фотографии этой тематической группы составляют самую значительную часть альбома. Семья Мяздриковых была очень большая. В 1890-х годах в доме проживали мать семейства, вдова Глафира Дмитриевна Мяздрикова, брат ее мужа Александр Иванович, семьи ее сыновей Ивана и Михаила, у которых было много детей. У Ивана Петровича — четыре дочери и единственный сын, умерший в раннем возрасте. У Михаила Петровича было четыре дочери и четыре сына. Некоторые из детей Мяздриковых были ровесниками, появлялись на свет в один год с небольшой разницей. Судя по дневниковым записям Ивана Петровича, они жили одной семьей: общая детская, столовая, гостиная. Только в 1907 г. братья Мяздриковы выкупили часть дома, принадлежавшую матери и дяде, и разделили имущество пополам. К этому времени старшие дети подросли и стали покидать родное гнездо.


Фотографии относятся как раз к тому периоду, когда дом был наполнен детьми. Почти на каждой странице одиночные, парные, групповые портреты дочерей, сыновей, племянников, матери, дяди, любимой жены Александры Александровны и золовки Зинаиды Павловны, других родственников, а также прислуги. Есть здесь и изображение близкого друга и семейного духовника — священника Вознесенской церкви отца Гавриила (Ястребова). Этого замечательного человека почитали в Муроме как святого, обладающего даром «прозорливости». Пока это единственный известный нам портрет местночтимого святого, сделанный И. П. Мяздриковым незадолго до смерти отца Гавриила. Он умер в 1897 г.


На двух групповых портретах, выполненных со штатива, есть и сам фотограф. На снимках изображено старшее и среднее поколение семейства. Хозяин, Петр Иванович Мяздриков, умер довольно рано, и, как пишет в своем дневнике Иван Петрович, «вдали от родного гнезда». Домом управляла овдовевшая супруга, а торговыми делами в основном занимался младший сын — Михаил Петрович, который постоянно был в разъездах и дома появлялся редко. Может быть, эти фотографии делались по случаю его приезда. На первом снимке мы видим семейную группу на крыльце веранды. В центре композиции Иван Петрович в окружении жены и золовки, рядом с последней стоит брат Михаил. На переднем плане мать Глафира Дмитриевна и дядя Александр Иванович Мяздриков. Здесь также присутствует, по-видимому, сестра матери, племянница и единственный представитель детворы — один из сыновей Михаила. Вероятнее всего, он выбегал из дома во двор с игрушечной лошадкой, но был остановлен происходящим событием. Второй снимок сделан чуть позже. На нем «мамаша» (так постоянно называет ее в своем дневнике Иван Петрович) в окружении сыновей и их жен. Лиричность снимку придают супруги братьев, нежно прикасающиеся к матери семейства. Их жесты свидетельствуют о любви и уважении к пожилой женщине. Глафира Дмитриевна скончалась в мае 1910 года.


И. П. Мяздриков очень любил детей. В своем дневнике он подробно описывает переживания, связанные с рождением и ростом всей детворы. Не случайно в альбоме так много снимков, посвященных подрастающему поколению. Благодаря этим фотографиям, мы можем рассматривать дворовые игры. Например, серия снимков отображает игру в крокет. К этому времени (фотографии относятся к 1902 г.) эта аристократическая спортивная игра распространилась и в среде обычных горожан. Основное правило игры — ударами специальных молотков на длинной ручке провести шар через воротца, расставленные на площадке в определенном порядке. Многие фотографии сделаны около качелей, закрепленных между огромными стволами старых лип. Интересны снимки под условным названием «отправка в школу», на которых ученики с ранцами и просто со связками книг. Можно представить, как рано утром из одной калитки выходила толпа детей, направляющаяся в учебные заведения. Все девочки учились в женской гимназии, а мальчики — в реальном училище.


Снимки, сделанные во дворе, на веранде и в комнате помогают нам определенным образом «увидеть» усадьбу Мяздриковых, которая, как указывалась выше, до настоящего времени не сохранилась. По документам известно, что усадьба находилась в шестом квартале по ул. Московской, состояла из жилого деревянного двухэтажного на каменном фундаменте дома с антресолями, разными дворовыми постройками, садом в 500 кв. сажень. Со стороны улицы и сзади простиралась на 14, по сторонам — на 60 саженей5. К сожалению, общего вида жилого дома нет. Некоторые фотографии зафиксировали одну из стен дома, которая выходила во двор, а также большую веранду. На зиму ее закрывали вставными оконными рамами. В теплое время года веранда была открыта, и на ней отдыхали и пили чай. К крыльцу веранды вела аллея из небольших деревьев. Двор и сад были окружены плотным деревянным забором, а также кирпичными хозяйственными строениями, построенными в одну линию. Во дворе росли липы, сирень; около веранды — кусты и клумбы с цветами, в саду — яблони и вишни. Снимков в интерьере дома всего два. Это гостиная с добротным паркетным полом, печью простого белого изразца; стены оклеены неяркими обоями, дорогая резная лакированная мебель. Оживляет комнату огромная монстера и плетеный из лозы сундучок. В комнате очень чисто, скорее всего, это помещение не предназначалось для постоянного проживания (только для приема гостей).


Среди фотографий есть снимки, посвященные семейным выходам на прогулки и пикники. Чаще всего эти походы совершались в Подболотский лес, находящийся недалеко от города. Выезжали на легкой повозке, иногда ходили пешком. Бывали и большие пикники, когда брали с собою самовар и прислугу.


Охота и рыбалка


Конечно, Иван Петрович Мяздриков любил охоту и рыбалку, занятия, тесно связанные с пребыванием и жизнью на природе, которую он хорошо понимал, знал и постоянно исследовал. Снимки свидетельствуют, что рыбачить и охотиться выезжали большой компанией. К сожалению, неизвестно, кто сопровождал И. П. Мяздрикова в этих занятиях. По воспоминанию В. К. Зворыкина, охотой увлекались многие муромские купцы. На некоторых фотографиях изображены радостные охотники, выпивающие и сидящие у костерка. Много охотничьих собак. В доме Мяздриковых всегда были собаки, их часто можно видеть на снимках среди играющей детворы. Кстати, одна из дневниковых записей И. П. Мяздрикова посвящена его любимой собаке — черному Полкану, который неожиданно умер в лесу на глазах Ивана Петровича, о чем он сильно сожалел и печалился.


Фотографии И. П. Мяздри­кова можно рассматривать бесконечно. И чем больше всматриваешься в пожелтевшие отпечатки, тем больше проникаешься жизнью этой большой и дружной семьи. Некоторые снимки перекликаются с дневниковыми записями Ивана Петровича. Например, он пишет, как дочка Наташа сломала руку, — и есть фотографии, где Наташа изображена с загипсованной рукой. Он подробно описывает первый день похода в гимназию старшей дочери Валерии и делает ее портрет в гимназической форме. Любовь к русской истории, возможно, проявилась и в одежде дочерей. На некоторых портретах Валерия и Антонина изображены в народных костюмах.


Фотографии муромского купца отражают его увлечения, а также повседневную жизнь состоятельной семьи провинциального города. Он был представителем того слоя общества, на котором держалась экономика, нравственное и общественное развитие страны. В дневнике И. П. Мяздрикова постоянно сквозит забота не только о своих домочадцах, но и о городе Муроме, и о России.



1 См.: Гладкова Л. П. Гербарий И. П. Мяздрикова и Н. М. Эрлиха // Сообщения Муромского музея 2011. — Владимир, 2012. — С. 17−24.


2 Дневник Мяздриковых. Муромский музей. — М-18 730. — Л. 26.


3 Комлев А. Р. Фотографы в Муроме. Незабытые имена. — Муром, 2002. — С. 10.


4 Зворыкин В. К. Ранние годы: 1889−1906.Публикация и примечания Е. А. Субботиной. // Уваровские чтения — VI. — Муром, 2011. — С. 345.


5 Оценочная книга недвижимого имущества г. Мурома с 1915 г. // Архив Бюро технической инвентаризации г. Мурома.


← Назад | Вперед →