Вверх

Гладкова Л. П. Письма и документы В. В. Зверева из фондов МИХМ


Василий Васильевич Зверев — инженер-механик, герой русско-японской войны. Родился 26 декабря 1865 г. в семье муромских мещан Василия Петровича и Марии Васильевны Зверевых. После муромского реального училища в 1885 г. поступил в Техническое училище Морского ведомства, находившиеся в Кронштадте, которое и окончил спустя три года. 22 сентября 1888 г. был произведен в звание младшего инженер-механика. В 1889—1898 гг. Зверев служил на Черноморском флоте, занимая должность механика на различных кораблях. 6 декабря 1894 г. он получил звание помощника старшего инженер-механика (аналог чина штабс-капитана). В начале XX в. В. В. Зверев продолжил службу на Дальнем Востоке. 6 января 1903 г. получил назначение на миноносец «Сильный». 14 марта 1904 г. погиб в бою. Об этом бое вице-адмирал С. О. Макаров отправил «всеподданнейшую телеграмму». Николаю II: «Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству, что сего числа с броненосцами, крейсерами и миноносцами выходил для осмотра некоторых соседних островов.


14 марта


Всеподданнейше доношу, что 14 сего марта, в 2 часа ночи, неприятель сделал вторую попытку заблокировать вход во внут­ренний рейд. С этой целью им были направлены ко входу 4 больших коммерческих парохода, в сопровождении 6 миноносцев. Неприятельские суда были своевременно открыты прожекторами, подверглись обстреливанию батарей и со сторожевых лодок «Бобр» и «Отважный».


Опасаясь прорыва неприятельских судов, командир сторожевого миноносца «Сильный» лейтенант Криницкий, бросился в атаку и миною взорвал нос передовому из них, который повернул вправо, а за ним последовали 2 других парохода, так что все 3 выкинулись правее входа. Четвертый пароход взял влево и затонул также в стороне от фарватера.


Миноносец «Сильный» вступил в бой с 6-ю неприятельскими миноносцами; на нем убиты старший инженер-механик Зверев и 6 нижних чинов. Командир и 12 матросов ранены.


Утром показались японские броненосный и крейсерский отряды; со вверенным мне флотом вышел для встречи ­неприятеля.


Вторая попытка японцев заградить вход в Порт-Артур, благодаря энергичному отпору морских и сухопутных сил, потерпела такую же неудачу, как и первая.


Вход в порт остался совершенно свободным»1.


Письма и документы поступили в архив музея от И. П. Богатова 19 марта 1955 года. Написаны в период с 1883 по 1904 годы; приведены с сохранением орфографии и пунктуации оригинала.



Документ 01−64−01, М-12 968/1


Письмо родителям и сестрам из Кронштадта. Написано чернилами на тетрадном листе в линейку, с обеих сторон. Чернила выцвели. Бумага загрязнена, пожелтела, края письма не цельные, затерты. Размер 20,5×13,1 см.



Милые мои Радители


Папаша Василий Петровичъ


Мамаша Марья Васильевна


Сестрицы Фанничка, Анначка и Евпрасиенька.


Здравствуйти


Наконецъ то я, милые мои Родители увижу ваши драгоценные строчки начертаные Вашей рукой, такъ какъ я изъ (неразб.), где мне показалось все очень скверно и гадко, переехал на квартиру к кухмистеру Алексееву. У него («у меня» — зачеркнуто) я имею отдельную кровать, место для одежи, а заниматься, где хочу въ гостинной и въ зале (я в (неразб.) былъ (неразб.) кабинетъ хозяина). Плачу за это 8 рублей въ месяцъ; обедъ в этой кухмистерской состоитъ изъ 3 блюдъ, стоитъ 20 (каша, супъ и жарк — скобка не закрыта, далее слова затерты). Сколько подаютъ всего этого, то это видно изъ того, что когда я селъ обедать въ 4 1/2 часовъ на тощакъ, ибо утром в 8 часовъ съелъ 3-ю булочку, то я отдавалъ каждое блюдо недоевши. Сегодня, дорогой папаша, я былъ у учителя съ рекомендацией моей; онъ меня хорошо принялъ и въ разговоре между прочимъ сказалъ, чтобы я все свое прилежание употребилъ въ оставшиеся 2 недели на математику, а на остальные предметы чтобы я и не думалъ обращать свое внимание въ это время, а после, ибо как онъ сказалъ «что если Вы ответите, может быть, и плохо, то (неразб.) все можно будетъ поправитъ, такъ (я — зачеркнуто) какъ я попрошу экзаменатировъ объ Вас, ну, а что касается Математики то Я некоторыхъ попрошу, а других и не попрошу такъ какъ нельзя, поэтому Вы в эти 2 недели то и займитесъ математикой» и я нынче-же занимаюсь съ одним реалистомъ Еисмондомъ, объ которомъ я писалъ. Учитель Баженовъ надеется что я выдержу. К Доктору я спросил его-нужно ли идти: — он сказал не нужно. На самомъ деле Братъ Еисмонда приготовляется тоже в училище, но я его уберу съ одной ручки. Живъ и здоровъ чего и Вамъ драгоценные мой Радетели и Сестрицы Ат всего сердца желаю. Да продлитъ Господъ Богъ Вашу жизнь милые Родители. Во Вторник опять къ Максимову — званъ. Сережа у меня уехалъ въ Петербургъ въ 9 часовъ утра и я «въ пустыне странникъ одинокий». За всемъ темъ с пожеланиями Вамъ доброго здоровья и въ делахъ вашихъ скорыхъ и счастливыхъ успеховъ и въ долгоденствии мирной и счастливой жизни остаюсь искренне любящий и несчетно раз целующий покорный сынъ Вашъ и братъ


Василий Зверевъ.



Август 12 пятница 1883 года. Кронштадтъ.


Поклонъ передайте Алексею (неразб.), Марьи Вас, Тетке Паше, дядинькамъ Сереже, Тильту, Хозяйке, Люб. Ефимовне, всемъ родивимъ и знакомымъ. Сегодня я купилъ почтовой бумаги — на 15 к


чаю — на 40 к (четверть)


сахару - на 11 к (1/2 фунта)


(неразб.) купонъ в 2 р. 50 к за декабрь 1884 г нигде не берутъ. Мой адресъ: Кронштадтъ, Вас. Вас. Звереву в Кухмистескую Алексеева на углу (Соборной площади — зачеркнуто) Театральной площади и Северного бульвара.


В. Зверевъ.



На полях слева приписка: «Дай Богъ Пране хорошо учиться и въ нынешнемъ году и быть умной, а сестрам хорошими невестами».


Документ 01−64−02, М-12 968/2


Письмо отцу в Муром из Севастополя. Письмо написано на двух тетрадных листах с обеих сторон, чернилами. Чернила выцвели, бумага пожелтела, загрязнена, на сгибах заломы. Без окончания. Размер 21,1×13,3 см.



Севастополь. 24. Февраля 1892 г


Милый и дорогой Папа.


Здравствуйте. Целую Васъ … поздравляемъ съ дорогимъ днемъ Вашего Ангела и съ прошедшимъ Днемъ Вашего Рождения. От души и всего сердца желаю, чтобы этотъ День Ангела былъ (неразб.) Ангелькимъ (неразб.) и прошелъ бы весело и счастливо, мирно и тихо и по божески. Дай Богъ Вамъ Папа многие (неразб.) такого рода (неразб.) и въ будущемъ и надеясь быть хоть на одном изъ них да приведетъ Богъ побывать въ это время у Васъ. Да хотелось быть и в нынешнемъ то годе, да неладно вышло, ну что теперь не вывезло, такъ ведь когда-нибудь да вывезетъ. Вотъ ведь тоже судя по прошлому Вашему письму сестренки на меня сердиты, а я уверенъ что пройдетъ немножечко времени и оне меня полюбятъ по прежнему и не будутъ более смотреть на миня какъ на ворога, все во времени. Наконецъ то теперь и кажися завтра или после завтра получу деньги. Рапортъ помогъ (неразб.) вышли изъ Николаева и вотъ еще маленькие формальности и «иждесъ» и потом (нарисован прямоугольник и в нем надпись: «Муромъ. Зверевъ»).


Впрочемъ сие все по тону, а вотъ что: Что ни лесъ, ни трава растилается. моя буйная головка приклоняется: от всего сердца и души продравляю и целую Машу, мамочку, маму и сестренокъ: дай Богъ всемъ вамъ славный праздникъ этотъ день. В конце письма пропою Вамъ Чарочку, песенку, которую надо будетъ спевать за столомъ, въ канунъ обеда:


Чарочка моя Серебрянная


На золотомъ блюде Поставленная


Кому чару пить


Тому здраву быть


Выпить на здоровье


Василию Петровичу


На многая, многая, многая лета!



Я хоть теперь и не пью, но въ — день — Вашего Ангела закачу маленькую выпивку и ужъ тоже выпью, выпью и спою чарочку. Прошу Праню принять Посильный Посылъ По Пимъ-Пиръ-Пимъ


*


Купили Пране фортепьяно


Заиграло оно пьяно


*


Пригласили (неразб.)


Чтобъ исправилъ онъ станину


*


У (неразб.) въ голове мигрени


Онъ исправилъ еле-еле


*


А содралъ въ три дорога,


Въ шею, вотъ ему дорога


*


(неразб.) учимъ у старухи


Дама — жъ «ахи», «охи» «ухи»


*


Такъ взяла-бъ и разорвала


Что урокъ ей навязала


*


Прыщикъ малый объявился


Знать в кого-нибудь влюбился


*


Так пословица сказала:


На старушку указала


*


Если етой песни мало


То начну ее сначала


*


Папе мы на именины


Заиграли пимъ-пиръ-лимы



На полях слева приписка: «Поклонъ крестному /Спасибо ему за теплое письмо/ роднымъ и (неразб). Фану тоже поздравляю».



Документ 01−64−03, М-12 968/3


Письмо отцу в Муром из Севастополя. Написано на одинарном тетрадном листе черными чернилами. Без окончания. Бумага пожелтела, по краям в пятнах. Размер 20,5×13,2 см.



Милый дорогой Папаша


Здравствуйте, поздравляю Васъ съ Великимъ праздникомъ2 и сердечно желаю провести его счастливо. Я все не писалъ потому что ждалъ отъ Прани ответа на письмо, но должно быть оно будетъ къ Рождеству, ладно подождемъ да только дело в томъ что я ждалъ ждалъ да и пропустилъ срокъ и вотъ причина почему Вы это письмо вместо 25 получите 27-го. Все-таки съ праздникомъ. Ну Мамочка давайте я Васъ поцелую, оченъ не сердитесь, съумейте прощать маленькие обиды и Бог не оставитъ. Живу я (без окончания)


Документ 01−64−04, М-12 968/4


Письмо отцу в Муром из Севастополя. Написано чернилами на одинарном тетрадном листе с обеих сторон. Бумага пожелтела, выцвела, края ветхие. Размеры 20,8×13,1 см.



Милый и дорогой Папаша


Здравствуйте. Целую Васъ и Мамашу и желаю Вамъ обоимъ много летъ здравствовать. Дела было масса, хлопотъ и того больше, а потому простите, что давно не писалъ, хотя собственно говоря все ждалъ письма изъ дому; ждалъ, ждалъ, анъ глядь уже и 8-ое, пиши скорее «говорю» себе — и вотъ. 1-го числа сего месяца мы кончили плаватъ на Кодоре3, а 4 меня вновь назначили на Батумъ. «Батумъ»4 — тоже миноносецъ. Это назначение выхлопоталъ мне мой Кодорский командиръ въ награду за плавание. Онъ мной такъ остался доволенъ, что еще обещалъ (текст обрывается и начинается на другой странице со слов) вается что ранее конца будущего 1894 года меня въ отставку низачто не выпустятъ, а въ прошении о выходе въ запасъ наверное откажутъ. Нужно сказать, что и у насъ скоро будетъ отлично, ибо механиковъ нетъ. Я еще не решилъ и ответа не далъ.


Будьте здоровеньки и счастливы.


Еще разъ целую Васъ, Мамочку, и если подвернется, то и Праню. Поклонъ Крестному и другимъ роднымъ, начиная с Фаны.


Любящий сынъ Василий



адресъ:


Севаст. Морс. Собрание.


В. Сентябрь 8-го 1893 г. Севастополь




Документ 01−64−05, М-12 968/5.


Письмо сестре Пране в Муром из Николаева. Написано чернилами на одинарном тетрадном листе с одной стороны. Бумага пожелтела, выцвела, в пятнах. Размер 21×13 см.



Милая Праня


Еще разъ поздравляю тебя съ Великимъ Праздникомъ и прошу безъ лишнихъ словъ и долгих фразъ взять (неразб.) здесъ в целковыхъ и 3 письма и раздать по адресу, причемъ Евлаше три, Фане 2 и Ефросе 1. За эти труды я тебе въ свое время вышлю сумму, а теперь только благодарно целую. Седьмой рубль тебе на утешенье. Не ругайся.


Твой братъ Василий


Поцелуй за меня Папашу и Мамашу и глубокий отвесь имъ поклонъ.


Николаевъ 14/IV 1894 года



Документ 01−64−06, М-12 968/6


Письмо в Муром родителям и сестрам из Севастополя. Написано чернилами на двойном тетрадном листе с обеих сторон. Бумага выцвела, пожелтела. Размер 20,8×13 см.



Декабря. 1894 г.


Севастополь.


Милый Папаша


Милая Мамаша


Милая Праня


Милая Фана


Здравствуйте, целую Васъ и поздравляю съ моимъ праздником съ моимъ производствомъ. Сие случилось 6-го декабря и 6-го же ко мне прибежали знакомые съ этой вестью. Я сначала даже не поверилъ, такъ какъ 6-го декабря ранее никогда не производили, но оказалось, что теперь и впредь будутъ производить не на Новъ-Годъ, а 6-го въ день Ангела Государя и Морской праздникъ св. Николая. Поздравляютъ еще и до сихъ поръ, а некоторые такъ на улице останавливаютъ и делая изъ (глазъ — зачеркнуто) рукъ увеличительное стекло съ великимъ тчаниемъ разсматриваютъ новые две вдобавокъ къ старой звездочки, что везседаютъ теперъ на погонахъ. Три звездочки штука не малая, больше (неразб.) не младший, но и не старший еще, какъ написала адресъ Праня. Я только теперь имею право на место старшего механика съ его окладомъ, но я есмъ теперь и прошу такъ величать: Помощникъ Старшего Инженеръ Механика. Старшимъ механикомъ я буду ровно черезъ 8 лет, а тогда я буду штабъ-офицеромъ5 подполковникомъ, а пока я еще остался оберъ-офицеромъ6. Только деньжишекъ прибавили, а именно: береговых безъ школы 72 и въ море 159. По настояще время я получалъ 72 плюсъ 30 — итого 102р. въ месяцъ. Благодарю Господа Бога за его милость и Царя за щедрость нашему Ведамству. Всетаки ранее произвели, чемъ следуетъ. После меня изъ нашего выпуска произвели еще только 2, такъ что даже остались непроизведенными. Интересно что мой старш. механикъ тоже помощникъ и теперь мы в одинаковыхъ правахъ, а онъ после Училища кончилъ курсъ еще въ Горномъ. Вообще теперъ нашему брату стало служить очень хорошо. Вы посмотрите только въ Правительственномъ вестнике сколько 6-го раздали нашимъ орденовъ — ужасъ.


Теперь жду Мамашу не по днямъ, а по часамъ. Не забудьте только о времени выезда изъ дома и приблизительного времени прибытия ко мне сообщитъ все письмомъ. Вотъ и снимемся. Скорее только приезжайте. Живу и служу хорошо и здоровъ. Будьте счастливы и передайте мой поклонъ всемъ родимымъ Крестному Фед. Максимовичу. Пране спасибо за письмо.


Любящ. сынъ Василий.



Документ 01−64−07, М-12 968/7.


Письмо сестре Пране в Муром. Без даты. Написано чернилами на двойном тетрадном листе с обеих сторон. Бумага пожелтела, загрязнена. Размер 20,8×13 см.



Милая и дорогая Праня.


Благодарю тебя за это, такъ и за все предыдущия письма, которыми ты меня обязательно уведомляла о томъ, что делается дома и какъ ты поживаешь. Слава Богу, что все поне­многу устраивается къ лучшему и можетъ быть у васъ будетъ такой славный миръ, что другихъ будетъ только зависть брать. Дай Богъ, чтобы все было, как въ первые месяцы. Я нисколько не думаю о томъ, что тебе одной будетъ скучно, потому что, надеюсъ, Анюта найметъ квартиру где нибудъ поближе къ дому, что будетъ какъ для тебя, такъ и для нея очень хорошо и удобно. За карточку я тебе очень благодаренъ, хоти она явилась предъ моими очами вся въ чернилахъ, которые я конечно оттеръ осторожно и теперь пишу и любуюсь на тебя. У меня на столе посредине у стени ты, пониже Анюта, слева мамаша и Прас. Андреевна съ (неразб.), справа Папаша и Козьминъ. Я такъ обрадовался твоей карточки, что сейчасъ же съ письмом отправился, или лучше зашелъ в магазинъ и купилъ тебе рамку, ну, не тебе, а твоему портрету. Рамочка славненькая, миленькая, металлическая (сверху вставлено — ажурная) въ виде веера, очень красивая. Красива и ты, только слишком много шику; такъ не хорошо; эти букли и завитушки идутъ, когда они природные, а когда оне результатъ папильотокъ и щипцовъ, оне не производятъ теплого впечатления. Прими это какъ легкий выговоръ. Коса шикарная, носъ великолепный, губки наши, буфера на плечахъ выше облака ходячаго, а въ общемъ очень красиво, только немножко нескромно, слишком шикозно; помни: простота есть лучшая красота и это во всемъ, въ манерахъ, въ нарядахъ, въ прическе, въ речи, ты ужъ прости, что я тебе выговариваю, какъ будто самъ лучше тебя, нетъ не лучше, а старше, а потому «смирно» и «есть» и больше никакихъ.


Душа моя, меня опять упекли на «Кодоръ»; что делать поплаваемъ и на этомъ суденышке, положимъ потомъ еще буду плавать на другомъ миноносце, а осенью на корабле «Георгий Победоносецъ»7, но этотъ «Кодоръ» навязъ у меня въ зубахъ, все оттого, что насъ очень мало; теперъ на корабли нашихъ вместо 7 назначаютъ всего 4 и всетаки не хватаетъ. Къ Пасхи надеюся не произведутъ, а если произведутъ то ты радуйся; я тоже буду очень радъ.



Документ 01−64−08, М-12 968/8.


Письмо бабушке и матери в Муром от Антона (фамилия неразборчива) о гибели Василия.


Написано черными чернилами на одинарном листе с обеих сторон. Бумага потерта, пожелтела. Размер 28×21,6 см.



Милая мамаша и


Дорогая бабушка!


Вы вероятно вчера получили отъ насъ телеграмму, извещавшую о внезапно постигшей Васъ, и всю нашу семью, тяжелой утраты, Дорогого, незабвеннага сына, для насъ же брата и дяди Васи не стало! Горе — такъ неожиданно посетившее насъ, не поддается описанию. Все выражаемъ Вамъ наши искренния сочуствия о понесенной тяжелой для всехъ насъ неожиданной потери дорогого, близкаго намъ человека. Да пошлетъ Вамъ Богъ силы и терпения перести все это. Въ тяжелыя минуты. Истинные христиане, должны обращаться къ Богу, такъ какъ кроме Его, никто не облегчитъ наши страдания, и молитвы, вознесенныя Создателю объ упокоении новопреставленного раба Василия, на поле брани животъ свой за веру, царя и отечество, положившаго, будутъ залогомъ, искренней преданности и любви к покойному. Вечная ему память! Онъ умеръ славною, геройскою смертию, исполняя свой долгъ — и верьте: многие позавидуютъ ему. Приявъ мученический венецъ, онъ в свою очередь, будеть молитвенникомъ предь престоломъ Всевышняго, за насъ, смертныхъ.


Имя его будетъ отмечено на скрижаляхъ военной истории, и на миноносце «Сильномъ» будетъ вечно передаваться изъ устъ въ уста, как о герое, принимавшемъ участие в отражении лихой атаки неприятеля, и принесшим безспорную пользу отечеству, и верный присяге Царю Батюшке и Отечеству пожертвовалъ своею жизнью за честь родины. Вечная слава героямъ! Такъ какъ горе сближаетъ всехъ, для того чтобы поделиться и почтить память покойного, сегодня (зачеркнуто) все мы собрались въ церковь и отслужили панахиду по дорогомъ и незабвенномъ брате и дяди. За панихидой присутствовали папаша, мамаша, тетя Евлаша, жена Пети, Саша, Юля, Верочка, Аркаша и я. Извиняемся, что причинили грустной телеграммой Вамъ душевныя срадания, но истина — будь, она и горькая — лучше, нежели неведение. Все кланяемся Вамъ и тете Евраксии Васильевне и целуемъ Васъ обоихъ за очно крепко.


Миша, Паня, Евлаша, Саша, Юля, Верочка, внучата и я Антон (фамилия неразборчива)



  1. PS. Газетныя сообщения — при семъ прилагаю.


Извиняюсь, что плохо написал письмо, т. т. кк нервы ­взвинчены.


Документ 01−64−09, М-12 968/9.


Письмо сестре Пране от брата Володи из Архангельска о смерти Василия. Написано чернилами на одинарном тетрадном листе с обеих сторон. Бумага пожелтела, загрязнена. Размер 20,8×13 см.



Архангельскъ, 18 Марта 1904 г.


Дорогая Праня!


Глубоко скорблю объ ужасномъ горе, постигшемъ Вашу семью и искренне жалею безвременно погибшего Васю; какъ мне хотелось съ нимъ встретиться, сдружиться и такъ и не удалось. О! судьба, жестокая судьба! Утешениемъ для Васъ должно быть это то, что (онъ — вставлено наверху строки) умеръ почетной смертью, борясь за честь своего отечества, своей родины. Пожалуйста, напиши намъ скорее, такъ какъ Анюта очень безпокоится о Васъ, а также меня весьма интересуеть, какъ Вашъ городъ отнесется къ потери такого дорогого гражданина какъ Вася; смертъ его должна служить гордостью для Мурома и, мне кажется долгъ города не забывать техъ, кто осиротелъ после него. По получении отъ тебя письма, саабщу тебе, чтобы Вамъ по моему мнению, следовало-бы предпринять. Крепко целую тебя, маму и всехъ. Будьте здоровы и не отчаявайтесь. Наша жизнь ужъ такова, что какъ ни живи, а все радостей не много. Ну, прощай, дорогая


Тебя любящий Володя.



Документ 01−64−10, М-12 968/10.


Копия письма Василия Зверева родителям. Написано чернилами на одинарном тетрадном листе с одной стороны. Бумага пожелтела, потерта. Размер 21×13 см.



Копия с письма моего покойнаго брата, посланного Имъ 2 марта, а полученного нами 26 Марта 1904 г Е. Зверева.



Милая и дорогая Мама!


Я окончательно здоровъ и невридимъ. Целую Васъ и поздравляю съ наступающимъ светлымъ праздникомъ и днемъ Ангела. Желаю всего хорошаго Вамъ и всемъ Вашимъ и моимъ роднымъ.


Посылаю при семъ 75 р. въ Ваше личное распоряжение прошу на нихъ сделать подарки Пране, детямъ Фаны, дяде и Маше и себе и установить приличную ограду вокругъ могилки незабвеннаго нашего Папаши. На счетъ войны скажу, что съ Богъ чего и Вамъ отъ души желаю.


Василий.



Документ 01−64−11, М-12 968/11.


Копия удостоверения Марии Васильевны Зверевой на получение пенсии. Написана чернилами на двойном листе. Бумага пожелтела, загрязнена, последняя страница порвана. Размер 22×17 см.



Копия.


Министерства Морское Главный Морской Штабъ по отделу личного созтава по 1-му отделению 16 мая 1904 года № 12 029. Удостоверение. Дано сие от Главнага морского Штаба вдове мещанина г. Мурома Марии Васильевне Зверевой на предмет исходатайствавания пенсии, въ томъ что сын ея Корпус Инженеръ-механиковъ Флота Старший Инженеръ-механикъ Василий Васильевич Зверевъ убитъ 14 Марта 1904 года на миноносце «Сильный» въ бою подъ Порть Артуром съ японскими миноносцами и Высочайшимъ приказомъ поморскому ведомству отъ 19 Апреля тогожегода за № 496 исключенъ изъ списковъ. Старший делопроизводитель Капитанъ 1-го ранга Сергеевъ делопроизводства созтава и привешена печать.


Я, нижеподписавшийся удостоверяю верность этой копии съ подлинникомъ ея, представленнымъ мне Сергею Васильевичу Русакову, Муромскому Нотариусу, въ конторе моей, находящейся на Касимовской улице, въ доме подъ № 19/14, Муромской мещанской вдовой Марией Васильевной Зверевой, живущей въ гор. Муроме; при сличении мною ятой копии съ подлинникомъ въ (два слова неразб.), приписокъ, зачеркнутых словъ и (неразб.) небыла, подлинникъ гербавой (неразб.) 1904 года 7 июня дня по реестру № 546


Нотариус Сергей Русаков.



Внизу каждой страницы росчерк нотариуса. В конце копии оттиск личной печати нотариуса с изображением владимирского герба и круговой надписью «Печать нотариуса С. В. Русакова въ г. Муроме».


Публикация Л. П. Гладковой


1 Всеподданнейшая телеграмма вице-адмирала Макарова // Летопись войны с Японией. — 1904. — № 2. — С. 40. О деталях боя см: Н. О. Военные действия на море // Летопись войны с Японией. — 1904. — № 2. — С. 35; История русско-японской войны. — СПб., б/г., — С. 100−101; Подробно о В. В. Звереве см.: Кузнецов Н. А. Инженер-механик В. В. Зверев — герой Муромской земли // Уваровские чтения-VIII. — Владимир, 2012. — С. 225−231.


2 То есть с Пасхой. 25 апреля Пасха была в 1897 году, следовательно, письмо написано в 10-х числах этого года.


3 Миноносец в составе Черноморского флота. До 01.08.1886 года носил название «Кодор» (Кодор — река в Абхазии).


4 Миноносец. Экипаж состоял из 3 офицеров и 15 матросов.


5 Общее название военных чинов от майора до полковника.


6 Общее название военных чинов от прапорщика до капитана.


7 Эскадренный броненосец, экипаж 642 чел.


← Назад | Вперед →